Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

БОЛОТНЫЕ ЗМЕИ. НАЧАЛО. РАССКАЗ ВТОРОЙ.

e5e85562ea0015306e30394a7f2b6444


Начало http://sofia-agacher.livejournal.com/2694.html
              http://sofia-agacher.livejournal.com/3079.html

Сегодня дед Матвей пришел на КПП почту получить и с большим миром пообщаться. Сел за компьютер, нажал кнопку и открыл свой почтовый ящик. Пришло письмо от старшего внука: " Ну, ты, дед, даешь, о тебе уже рассказы пишут. Почитай!" - а ниже ссылка. Загрузил рассказ, прочитал, а к рассказу -комментариев много. Захотелось самому попробовать. Написал, ответили, ничему не удивился, понял, что идти надо обратно.

[Spoiler (click to open)]

Взял, приготовленный для него рюкзак: с хлебом, аптечкой, спичками и вышел за порог. Телефон, рация, электроника в зоне работали плохо. Рассчитывать приходилось, в основном, на свои силы. Огонь пожирал весело только остатки брошенных, полуразрушенных домов. Древесина, выросшая в зоне, практически не горела и не давала тепла и света. Егерь давно понял и принял, что шлагбаум отделяет один мир от другого, и сам он скорее всего уже часть зоны отчуждения.

Миновав полосатую границу, Остапыч запустил руку в карман и бросил гайку на теплое шоссе, где грелись гадюки и медянки. Кругляш упал со звоном, как будто прошел сквозь голографическое изображение. Егерь засмеялся, вспомнив, как пугал киношников змеями. А что он им мог сказать, что здесь какая-то временная яма, где слои времени перемешались, и нет здесь гадюк только в настоящем, а есть еще в прошедшем и будущем. Как эти гады искривляли пространство и перемещались во времени он не знал, но по цвету яда научился различать - из какого временного отрезка та или иная приползла.

images


Желто-коричнево-золотистый цвет яда - змея из настоящего. Этим ядом хорошо было лечить болезни тела. Повесишь такую змею на шею, и боли, как не бывало. Идешь по лесу, а каждая мышца тянется, поет, легко на душе. Только с такой подругой надо ласково, нежно обращаться, и вернуть ее на место до захода солнца. Зеленый цвет яда - гадина из прошлого, и лечил он то, что в прошлом надо исправить, а еще тоску зеленую, раны душевные. Но больше всего ценился яд голубого цвета, он берег в будущем - от огня, травмы, глаза дурного.

Премудрости все эти Матвей Остапычу, лет тридцать тому назад, бабка Медяниха поведала. Помнил он ее всегда, жила она в Михалевке, дружбу со змеями крепкую водила. Люди к ней со всего Полесья приходили хворь разную лечить. Всю округу знахарка кормила - приезжих много было, неделями в деревенских хатах жили. Кто решения своей судьбы ждал, а кто лечился. Эту сухонькую старушку с коричневыми пятнами на коже, похожую на змею медянку, боялись все. Уж больно много змей жило у нее дома и вокруг него. Голос ее был низким и шипящим, услышишь - мороз по коже - словно змея шипит. И с этим звуком из человека выходил не только пшик, но и боль.

Поэтому, когда во время своего дежурства, при тушении пожара, Остапыч сильно ожог обе руки, то из машины скорой помощи сбежал, и ребята отвезли его к Медянихе. Что было потом, помнил плохо. Вначале бабка дала ему выпить что-то, он уснул, во сне видел и чувствовал, как обе его руки горят, потом пошел дождь и погасил огонь рук, затем его руки начали расти и стали змеями. Когда он проснулся, обе его руки были покрыты какой-то золотистой мазью и лежали в берестяных лубках. В районе головы, сердца и правого подреберья чувствовалось приятное покалывание. Запах свежескошенного сена мягко цеплял сознание за реальность.

- Ну, шшшш-то, ссссоколик, проссснулся?! Ссссейчас листья на руки положу, потом холсссст. И-ссси-ха. Хорошшшо. Идите ко мне, девочки мои, умницы, ссспасибо, - ласково шипела бабка, снимая с Остапыча змей, и прежде, чем в корзинку их положить, целовала и нежно гладила каждую.

Через дней десять после случившегося, знахарка пришла к нему сама, в пояс поклонилась и говорит:

- Здравия тебе, хозяин. Просьба у меня к тебе есть. Стара я стала змей ловить и доить, а ты человек добрый, и змеи тебя любят. Не помог ли бы ты мне с ними?

- Должник я твой, Медяниха, конечно помогу. Да, только в толк не возьму, гадюки , что с тобой живут, они ручные все. В чем помощь то? - спросил Матвей Остапыч.

- Не об этих змеях речь, а о других, о тех, что живут и плавают в реке времени. Она у нас здесь ключами бьет, вот змей и выбрасывает. Правда, бабка моя таких мест больше двадцати знала, а сейчас только три осталось. Люди пришли в наши болота Припяти, рвы вырыли, осушили, лес вырубили, изгадили все. Мало им все, мало. Вот время и изменилось, дышать перестало, напряжение скапливается, беда здесь будет большая. Змеи почти все ушли, и людям уходить надо. Земля лечиться хочет, тяжело ей очень.

- Ничего не понял, уважаемая! Какие змеи, какая беда?

- Не об этом речь. Даже, если поймешь, ничего уже изменить нельзя. Пойдем, завтра со мной, соколик, к старой Болотной пяди, там змей отловим и яд у них заберем, - сказала старуха, повернулась и, не попрощавшись, ушла.

Назавтра бабка повела Остапыча к болоту. Сколько не пытались мелиораторы это болото извести, ничего не получалось. Было оно небольшое, но с островками, один из которых звался змеиным. Любили на него гады выползать и греться.

- Иди за мной, соколик, след в след, тропу тайную покажу тебе на змеиный остров. Да, не бойся и не верь глазам своим, нет там никаких змей, если повезет, то может одну, две и словим,- нараспев говорила пожилая женщина.

- Как нет, когда кишмя кишит,- удивился мужчина.

- А, ты камушек брось и посмотришь. Есть там кто, а ли нет.

Пущенный Матвей Остапычем камень пролетел через змей, и упал на траву, отчетливо видимый сквозь неподвижный покров гадов. Потом бросил второй камень, третий, четвертый - с тем же эффектом.

- Отдохни, родимый, видишь, нет там никого. Через полчаса, опять бросать камни начнем. Если картинка изменится, и змеи начнут двигаться, то и мы пойдем на остров, значит, пришли они. И рот закрой, ты вроде мужчина бывалый, понятливый и неболтливый, - заволакивала своим голосом знахарка.

Остапыч бросал камни каждые полчаса. Картина, с лежащими и греющимися на солнце гадами, не менялась. Старуха, сама застывшая, как змея, закрыла глаза и подставила солнцу лицо. Мужчина бросил очередной кругляш, пожилая женщина открыла глаза и сказала:

- Пошли, чувствую кожей вибрацию, сейчас выползут на поверхность,- необычно звонко проговорила она, поднялась, и выставив вперед сучковатую палку, вошла в воду. Остапыч двинулся за ней.

- Молодец, сосед, часть змеиного духа в тебе есть, не зря руки твои гадюки спасли. Видишь, поползла крайняя, бери ее нежно за шейку, как котенка слепого, потом зубки ее об марлю, что поверх склянки, поточи, она яд и выпустит. Так, хорошо, теперь повесь мне ее на шею, силы мне нужны, старая стала, не дойду домой. После того, как домой придем, ты вернешься на остров и положишь  красавицу на место, не забудь поцеловать, а то обидится.            

Удача любит тебя, фартовый. Видишь яд голубой, значит змея из будущего. Если им шею намазать, человек неуязвимым становится до следующего захода солнца. Так раньше воины делали перед битвами. Зелье это дороже алмазов ценилось, а теперь и вовсе его почти нет. И я, старая, скоро умру, кто это знание сохранит, - бабка спрятала склянку и пошла прочь от острова.
Продолжение следует...

Tags: змеи, зона отчуждения.
Subscribe
promo sofia_agacher november 9, 13:41 45
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 136 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →