Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

ЖУРНАЛ РЫСИ И НЭТА. ВОЛКИ. НАЧАЛО. РАССКАЗ ТРЕТИЙ.

images-4

Начало:
          http://sofia-agacher.livejournal.com/2694.html
http://sofia-agacher.livejournal.com/3079.html
http://sofia-agacher.livejournal.com/20127.html
           http://sofia-agacher.livejournal.com/20241.html

Настена, конопатая девчонка, лет шестнадцати, высунув от старания язык, вносила номера и описание проб грунта в толстенный журнал. Она работала во время летних каникул в университетской исследовательской группе, но в зону отчуждения на полевые работы ее не брали. Вот и занималась она канцелярщиной в здании администрации заповедника. Рядом с ней сидел Федор, седой мужчина лет сорока пяти, профессор-зоопсихолог, всю свою сознательную жизнь изучавший поведение волков.

[Spoiler (click to open)]

- Федор Стратонович, возьмите меня с собой, я ведь на биофак в университет поступать буду. Я много про волков читала, это моя мечта увидеть их собственными глазами. Вы ведь идете волчат считать в новых выводках, - канючила девушка.    

- Ну, коли много читала про волков, должна знать, что с таким сильным запахом парфюмерии, ты мне всех самцов привлечешь. Уж больно ты сладко пахнешь! - рассмеялся профессор, встал, засунул нож за голенище сапога, повесил бинокль на шею, карабин - на плечо, а рюкзак - на спину. - Пока, Настена, в следующий раз обязательно возьму. Не дуйся, спешить мне надо, Матвей Остапыч ждет в Погонном.

Мужчина вышел из деревянного дома, прошел через КПП, и привычно зашагал по обочине вдоль шоссе. Он немного слукавил, сказав девушке, что егерь его уже ждет, до встречи со Степанычем было еще несколько часов. Ученый хотел заглянуть на Медвежий хутор, и понаблюдать издали за его обитателями.

Три года тому назад Федор сам привез на этот хутор и поселил там в хате старого, больного, практически слепого, циркового медведя Гошу. В сорок лет вышел известный цирковой артист на пенсию, стар стал ходить на манеж - с велосипеда падает, не видит куда едет, мячи при жонглировании роняет. Вот и позвонил дрессировщик своему другу зоопсихологу с просьбой пристроить куда либо медведя.

Медведи в неволе могут прожить лет до пятидесяти, а в лесу и до тридцати редко доживают. Не смотря на это решил ученый поселить косолапого в зоне отчуждения, в заповеднике, но в более привычных для него условиях, в брошенном хуторе. Привез его туда летом, и оставил в хате. А сам втечение недели жил в доме у егеря, волчьи выводки переписывал и каждый день навещал медведя. Тот ел оставляемую ему еду, пил воду, не выходил из хаты и спал. Федор договорился с егерем, что последний будет навещать мишку и подкармливать его. На том и уехал.

С тех пор хутор и стал называться Медвежьим. Малинник вокруг хутора сильно разросся. Малина была крупная, сладкая, до снега плодоносила, и под  белым ковром сохранялась хорошо. Вот ее оттуда зверье и птицы местные почти до февраля месяца и доставали.
   

ec655de420ce6e50eb74dcca61e485e4

Смородины было много, шиповника, калины, а еще вишня, яблоки и груши. Эти то и до весны всех кормили. Сладкие на вкус, замороженные яблоки и груши, коричневые, сочные, пахучие.

Гоша постепенно начал выходить из избы, освоился в хуторских садах и ягодниках, купался в пруду рядом, научился рыбу в нем ловить, благо караси до того были огромные и ленивые, что рыбная ловля не составляла для медведя большого труда. И вот, что интересно, собрал медведь из нескольких хуторских хат и притащил в свою оставшиеся после человека детские игрушки, яркие картинки, домотканые полосатые коврики. Уют себе создал. Нашел где-то мячик, и по утрам начал жонглировать. Не просто так, а давал целое представление, и публика была веселая и доброжелательная.


images-1

На яблонях рассаживались белогрудые сороки в черных фраках с темносиней искрой, красногрудые малиновки, хохлатые синицы, белки, как будто ждали выхода медведя и его жонглирования. А после того, как Гоша переставал подбрасывать мяч, сидя на задних лапах, начиналось что-то невообразимое - сороки стрекотали, малиновки и синицы чирикали и щелкали, белки бросали шишки - просто настоящая овация. Медведь сидел на задних лапах и наслаждался триумфом, потом кивал несколько раз головой, кланялся, благодарил уважаемую публику за внимание и большими прыжками убегал в ягодник на завтрак. Двигаться мишка начал легко, задорно, шкура стала лосниться, помолодел лет на десять.

Вот Федор и спешил увидеть это представление. Свернул с шоссе, прошел березовую рощу, лег на пригорок, навел бинокль на медвежью хату и приготовился наблюдать. Ближе подходить было нельзя, сороки - птицы умные и осторожные, тут же бы подняли стрекот и оповестили всех, что идет незваный гость, и представление могло сорваться. Человек навел бинокль на ветви сада, птиц там не было. И вдруг он увидел, как от озера по заросшей дороге едет кто-то на велосипеде. Ну, конечно, этот неуклюжий чужак и распугал всех зрителей, теперь медведь долго не выйдет. Зоолог навел резкость на чужака, и засмеялся, это мишка ехал на велосипеде, где он его взял только? Надо будет у Остапыча спросить: давно ли он так катается?


medved-1


Tags: Журнал Рыси и Нэта., Зона отчуждения, волки, медведь.
Subscribe

Posts from This Journal “Журнал Рыси и Нэта.” Tag

promo sofia_agacher november 9, 13:41 45
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 232 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →