Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

КАРТОННАЯ КОРОБКА. НАЧАЛО

     

images-23



Забор длинный-длинный, высокий, из белого кирпича. Три метра белого кирпича, башенка, еще пролет, еще башенка. На белом фоне кресты, из такого же кирпича, только красного. А над всем этим - колючая проволока в метр высотой.

Вдоль забора стоит очередь женщин с серыми лицами, и каждая держит большую картонную коробку. Среди них мужчин почти не бывает. В женскую тюрьму пришли эти женщины. Сидят здесь, в основном, вдовы и брошенки, а к ним мужчины не приходят. Разве, что только молодой парень изредка встретится - к матери пришел.

[Spoiler (click to open)]

Дашка была здесь не первый раз, знала многих. Вот тетя Валя принесла передачу для дочери. А это Лелики- буболики, близнецы Диана и Жанна, обеим лет по пятнадцать, притащили что-то своей матери. Непонятно, где только деньги брали, но мамку не бросали.

В десять часов утра дверь в заборе открылась, и оттуда вышла огромная бабища в пятнистых штанах, в ботинках, зашнурованных наглухо, в большой куртке с меховым воротником и шапке-ушанке с кокардой.

-  Принимать передачи будем два часа, заходить по одной. Первая пошла, пролаяла она.

Дашка ждала покорно, тупо, с закрытыми глазами, берегла силы, холодно.

Два года тому назад Дашина мама не вернулась с работы. Ее мобильный, служебный и телефон секретаря не отвечали. Девочка не сразу начала беспокоиться, она привыкла оставаться одна. С шести лет жарила себе сама яичницу, варила пельмени. Мама всегда много работала - журналистом, депутатом, потом заместителем префекта округа. Красивая, молодая, энергичная. "Комсомольская Богиня" - в шутку она называла себя. Работа для мамы была самым главным делом ее жизни.

Когда Дашка была маленькой, она собирала свои игрушки в сумку, тащила их маме и просила:

-  Мамочка, продай мои игрушки и не работай так много. А еще купи мне котенка, он теплый, и когда тебя не будет, я буду гладить его, и мне не будет страшно одной.

Девочка не дождалась матери, обняла кошку и уснула. В шесть часов утра ее разбудил резкий звонок в дверь.

-  Даша, открой, это я, дворник Карим, тебе сообщение от мамы.

Как только Дарья щелкнула замком, дверь резко распахнулась, и в квартиру вошло пятеро мужчин и женщина.

-  Вот ордер на обыск. Ваша мать арестована. Я - полковник Управления по борьбе с организованной преступностью. Сейчас мы будем производить обыск в вашей квартире,- сказал самый пожилой из вошедших.

-  Какой обыск? Кто арестован? Где моя мама? - спросила девочка.                    

-  Задержана твоя мать, Борисова Людмила Борисовна. А обыск будем делать мы, сейчас, в этой квартире в присутствии двух понятых: дворника и твоей соседки.

Весь обыск девочка просидела в углу коридора босиком и в пижаме, вжавшись в стену, как будто та могла защитить ее. Содержимое ящиков на кухне, шкафов в спальне было вывернуло на пол; паркет в гостиной кое- где вскрыт; цветы, росшие на балконе вырваны из горшков; банки с огурцами, привезенные с дачи, открыты.

Дашка вдруг перестала видеть людей, ей начало казаться, что огромные коричневые тараканы тупо и методично перемалывают ее такой уютный мир. Тараканы ушли через четыре часа, унеся мамин компьютер и бумаги.

Даша встала и пошла в туалет, ее вырвало. Потом она долго мылась в душе, с остервенением намыливая себя. Ощущение липкой грязи, покрывающей тело никак не проходило.

-   Надо убрать квартиру к маминому возвращению. Позвонить ее друзьям, они помогут, и она скоро придет. Все будет хорошо,- подумала девочка и набрала первый номер телефона.

-  Здравствуйте, это Даша, дочь Людмилы Борисовны, позовите, пожалуйста, Василия  Степановича.

-  Одну минуточку,- ответила секретарь- Василий Степанович сейчас занят, у него совещание. Пи-пи…

Потом набрала второй, третий, четвертый... Все были заняты, на совещании, в командировке или больны.

Девочка стала убирать квартиру и включила телевизор. Шла передача "Дежурная часть". С экрана холеная брюнетка читала сообщение:

-  Вчера, в своем кабинете, при попытке получения взятки была арестована заместитель префекта округа Людмила Борисова.

И дальше пошли кадры...

Даша видела, как мама своими тонкими руками в наручниках пытается закрыть лицо, а камеры-пулеметы расстреливают ее в упор и выбрасывают опустошенные ленты-кадры на экран.

-  Мама, мамочка, я тебя люблю,- закричала девочка и потеряла сознание.

     


Tags: ВОЛЯ., РАССКАЗ, ТЮРЬМА
Subscribe

Posts from This Journal “РАССКАЗ” Tag

promo sofia_agacher november 9, 13:41 45
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments