Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

КАРТОННАЯ КОРОБКА. ОКОНЧАНИЕ.


images-23

Три дня Даша убирала квартиру, телефон молчал. На четвёртый день в дверь позвонили. Пришла старая Дашкина няня, тетя Дуся, принесла котлеты, пирожки, две огромные картонные коробки, села напротив и начала говорить:

[Spoiler (click to open)]

-  Ты ешь, ешь, милая, теперь тебе надо много сил. Завтра пойдешь в университет, оформишь академический отпуск, устроишься на работу. Помощи ни от кого не жди. Никто не придет и не поможет. В квартиру никого не пускай, обворуют, выбросят на улицу, и глазом не успеешь моргнуть.

Теперь о маме. Завтра в четыре часа утра понесем ей передачи. Если повезет - передадим, если нет - придется идти на следующую ночь. В первую коробку складывай вещи: белье, брюки, свитера, носки, сапоги, тапочки, куртку теплую, платок большой пуховый. Во вторую продукты: хлеб черный; колбасу; сыр; сахар нельзя; конфеты-карамель, без обверток, в прозрачном пакете;яблоки; лимоны; редьку; лук; чеснок; кофе; чай; кипятильник, мыло, пасту зубную, щетку, расческу, сигареты без пачек.

-  Мама не курит.

-  Эх, ты, несмышленыш, сигареты и чай в тюрьме- это деньги.

Даша хорошо помнила, как в  первый раз в этой очереди было страшно. Ночь, холодно, две огромные тяжелые коробки. Вокруг молчаливые женщины с пустыми глазами зомби.

Женщины заходили с коробками в единственную дверь в заборе и возвращались без них. Очередь дошла и до Даши с тетей Дусей.

Они переступили порог комнаты без окон, которую перегораживал прилавок. За ним стояли две тетки в военной форме и резиновых перчатках.

-  Предъявите паспорта,- сказала одна из них. - Кому передача? Содержимое коробок выкладывайте на стол.

Привычными быстрыми движениями охранницы ощупали всю одежду, принесенную Дашей для мамы, кое- где в ней подпороли швы.

- Пуховый платок заберите.  Его передать можно только по разрешению тюремного врача или начальника тюрьмы. На прием к начальнику тюрьмы можно записать на следующий месяц. Записываться  будете?

-  Да, будем,- ответила Тетя Дуся и крепко  сжала Дашкину руку.- Молчи, чтобы не произошло, молчи.

Надзирательницы порезали ломтями хлеб, колбасу, сыр, все овощи и фрукты, переломали сигареты, побросали все это месиво в коробку, сверху рассыпав кофе и чай.

-  Следующая вещевая передача через три месяца, продуктовая - через месяц. Свободны.

Тетя Дуся силой выволокла девушку на улицу, Дашку бил озноб, кулаки её были сжаты:

-  Они не имеют право! Это же нельзя есть! Надо написать жалобу прокурору!

-  Есть можно все, - спокойно и ласково, как в детстве, ответила ей тетя Дуся. -  Девочки в камере все разберут по чаинкам и отмоют. Прокурору же писать бесполезно. Только матери навредишь. Ворон ворону глаз не выклюет. Прессуют твою мамку, хотят сломать, запугать, запутать. Но ты запомни, сейчас для нее самое главное - это, чтобы ты была жива и здорова. Ты -  источник ее силы. А беда, даже самая большая, проходит. В нашей стране сидеть не стыдно. Хорошие люди почти все сидели.  Истинных воров и взяточников никто не трогает. Мать твоя честная и умная, видно мешала кому-то из сильных мира сего, вот ее и убрали. Ангел-Хранитель у нее - добрый, убить ее не дал, в тихом месте спрятал, пока Господь с ее врагами управится.

Людмила лежала на тюремной койке скрючившись, как эмбрион. Из глаз текли слезы, тихо и непрерывно.

-  Ох, мама, ох, что ж я маленький  не сдох. Господи, помоги...- шевелились ее губы.

Провалилась в тяжелый дневной сон, а в нем видит, как красивая женщина в элегантном деловом костюме на стройных ногах бежит с кожаной папкой в руке. В папке бумаги, а на папке герб. Бумаги важные, нужные, без них люди не смогут жить, умрут с голоду, рассыпятся на атомы. В один кабинет забежала, в другой. По лестницам вверх, вниз. Очнулась, ночь за окном, вспомнила про дочь маленькую. Одна она во дворе с мальчишками в футбол играет. Заметалась женщина, бьет кулаками в закрытую дверь. Кровь по рукам течет. А вокруг мужики в военной форме со звездами на погонах, смеются, пальцами в нее тычут. Вдруг дверь распахнулась. Свет, день. Коробка большая картонная выкатывается, а из нее - девчушка лет шести в розовых джинсах и маечке выпрыгивает.

-  Дашка, доченька, живая, любимая моя, единственная!" - шепчет женщина и прижимает к себе детское теплое тело. - Как ты выжила, родная моя?!

Лязг железной открывающейся двери вырвал Людмилу в реальность.

-  Борисова, Вам передача от дочери, - сказала надзирательница и

втолкнула в открытую дверь картонную коробку.

Людмила встала с нар, подошла к коробке, опустилась на колени, обняла её, а

потом начала гладить и целовать. Нежно-нежно и бережно, как родного ребенка..

-  Дашка, доченька, жива! Я люблю тебя! Ты не бойся, мама твоя сильная, она обязательно к тебе вернется. Только живи! Спасибо, тебя, Господи! - шептала она.

Четыре бесконечных года Даша ожидала в тюремной очереди свою

любимую мамочку, а вышла Людмила Борисовна на волю из зала суда. С тех пор в их доме нет картонных коробок.


Tags: ВОЛЯ., РАССКАЗ, ТЮРЬМА
Subscribe

Posts from This Journal “РАССКАЗ” Tag

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 45
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →