Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

ПОД ЗНАКОМ БЕЛОЙ ВОЛЧИЦЫ. ГЛАВА 1. АННА. ПРОДОЛЖЕНИЕ.



       НАЧАЛО : http://sofia-agacher.livejournal.com/28171.html

Овчарка уверенно бежала впереди, прокладывая санями лыжню для Павла и Анны. Елки искрились в лунном свете, звезды звенели тишиной, а снег скрипел под лыжами этих смелых и сильных людей. Прошло около часа. Собака остановилась, легла, положив голову на лапы и тихо заскулила. Впереди показалась дорожка из желтых огоньков.
- Смотри, Анна, волки, - сказал Павел и снял охотничий карабин с плеча.
[Spoiler (click to open)]
- Они нас не тронут, а пришли, чтобы показать дорогу. Овчарка уже минут двадцать кружит на одном месте, след потеряла, снег слишком свежий и глубокий. Сейчас самое главное, чтобы собака не испугалась и пошла вдоль этих огоньков. Ляля, девочка моя, пошли, пошли, не бойся, это наши друзья, -
ласково и уверенно приговаривала женщина, взяв собаку за ошейник и, как будто закрывая ее своим телом от волчьих глаз.
Собака стригла ушами, скулила, но шла в поводу, доверяя человеку и принимая его волю. Так прошло минут десять. Вдруг в метрах десяти, справа луна ярко осветила высокую ель и белую волчицу, стоящую рядом с деревом. Женщина оставила собаку и пошла одна навстречу зверю.
Потом Павел много раз клялся и божился, что маленькая женщина обняла волчицу, сотканную из снега и лунного света, и они завыли. Причем мужчина четко понял, что разговаривали они о Петре, который провалился и сломал ногу, после чего послал собаку за помощью домой, к Анне. Когда же овчарка ушла, началась пурга, и уже практически занесенного снегом, почти замерзшего человека нашла волчица. Она лизала его лицо, рычала, тянула за одежду и показывала дорогу, заставив его доползти до своего старого дома-логова, где было намного теплее. В елочном шатре, волчица согревала и хранила мужчину своим телом до прихода Анны, а той все не было и не было. И тогда волчица послала своих братьев-волков навстречу, и они привели людей и собаку сюда.
Женщина и зверь перестали выть и обнимать друг друга. Волчица растворилась в тени ели, а женщина сняла лыжи и нырнула под лапы дерева. Павел повел собаку к логову и сам спустился вовнутрь за Анной. Еловые лапы образовывали большой и сухой шалаш, толстый ковер из сухих листьев и мха укрывал холодную землю. Петр лежал на боку, голову ему Анна обернула своим платком. Видно шапку он потерял, когда полз сюда.
- Павел, возьми в моем вещмешке самовар, наломай и насыпь туда сухого елового "пороха" и натопи снега. Нужно траву заварить. Распряги Лялю и принеси из санок рогожу и одеяло.-
Анна намочила водкой варежку и стала растирать Петра, потом влила ему несколько капель в рот. Вдвоем с соседом, они положили мужчину на рогожу вместе с собакой, и накрыли одеялом. Закипел самовар, сухие еловые веточки, которые называли "порохом", действительно очень быстро вскипятили воду. Ведунья высыпала в кипяток какие-то корешки, по шатру пошел пряный замах, и Петр открыл мутные глаза. Тепло, водка и запах трав медленно, но верно возвращали ему сознание.
- Молодец, Петенька, это я, сейчас чайку с травками попьем, еды горячей поедим, утра дождемся и домой поедем. Умирать не будем, - приговаривала Анна, давая мужу горячее питье. Выпив кружку отвара, он глубоко заснул.
- Часа через два светать начнет, давай и мы с тобой Павел отвара попьем и поедим. Спать нельзя, сам знаешь, так что давай разговаривать.
- А скажи мне, как на духу Аннушка, это ты белую волчицу спасать своего Петю послала?
- Да, что ты, Павел Петрович, во всякие байки веришь. Какую волчицу, да еще белую, не бывает таких, где ты ее видел? Сам это Петр Дмитриевич со сломанной ногой дополз сюда. Разве зверь может спасти человека?- отвечала Анна, не переставая сновать руками от мешка к самовару.
- Анна Климентьевна, не дури, я своими глазами огоньки волчьих глаз видел, что привели нас сюда. А потом волчица тебя ждала возле этой ели, и обнимались вы и выли!-
- Сосед, чего ночью, в лесу со страха не увидишь! Шутка что ли, пойти вдвоем после пурги в чащу, и не такое привидится. А ты пей мой чаек, пей, от него голова ясной становится и ночные страхи уходят. Вот скоро кулеш перловый с салом сварится, запах уже пошел. Ты палочкой-то кашу помешивай, да "пороха" в самовар подсыпай, когда сварится поешь и отдыхай, силы утром понадобятся, а я за Петю помолюсь и со Смертью поговорю. Видишь пришла Она, стоит слева, не гоже Ее заставлять ждать.
Анна достала из мешка тонкую восковую свечу, зажгла ее, встала на колени у изголовья мужа, держа ее в правой руке, а левую положила на голову собаке, то ли, чтобы успокоить животное, то ли, чтобы набраться силы звериной и обрести уверенность и решимость самой.
- Все вемы, яко умрети нам есть. Тебе Богу тако изволившу, но на малое время, Милостиве, здравия просим болящему, преемника от смерти на живот, дваждь скорбящему утеху,- просила на старо-слявянском Анна.
С ее молитвой глубокие тени вокруг глаз Петра становились тоньше, резко выступающие кости его черепа округлились, кожа больного порозовела, дыхание из хриплого и прерывистого стало спокойным. Предметы и люди в естественном шалаше под елкой стали видны отчетливее, пространство посерело, наступило утро. Свеча догорела, женщина перестала молиться, а ее муж открыл глаза.
- Анюта, живой я, кажется, опять ты меня вернула, как тогда осенью сорок четвертого, когда снаряд накрыл нашу батерию. Все погибли, а меня в тридцати метрах нашли живого, ни одной царапины, только контузило. Помню взрыв, темно, и вот лечу я по туннелю на полосатом матрасе, хорошо так лечу, весело, ловко, легко, и вдруг женщина стоит на коленях, в платочке беленьком, руку с двумя перстами держит и остановила меня, не пустила дальше, упал я вниз, ударился больно, с болью этой и очнулся живой. Сейчас тоже по этому тоннелю летел, и женщина опять не пустила.
- Нельзя тебе разговаривать, разболтался, силы береги, сейчас опять отвара попьешь, поешь кулеша немного, собаку покормлю и в путь тронемся.
Анна попоила и накормила Петра, немного поела сама, остальное отдала собаке.
- Павел, просыпайся, возьми топор, сделай волокушу из деревьев, Петра до дороги дотащим, а там за санями сходишь в деревню, на них домой и доберемся,- будила Анна соседа, собирая свой нехитрый скарб в мешок.
Люди тащили деревья, поверх ветвей которых на рогоже лежал больной. Собака, запряженная в санки, везла весь остальной груз и елку. На том, чтобы взять елку Анна настояла:
- Нельзя ее бросать здесь, Петя из-за нее чуть не погиб. Оставим ель и праздника не будет. А так нарядим нашу красавицу и беды позабудутся.
Tags: ВОЛК, ПОВЕСТЬ, ПОД ЗНАКОМ БЕЛОЙ ВОЛЧИЦЫ., ПОЛЕСЬЕ
Subscribe

Posts from This Journal “ПОД ЗНАКОМ БЕЛОЙ ВОЛЧИЦЫ.” Tag

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →