Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

ПОД ЗНАКОМ БЕЛОЙ ВОЛЧИЦЫ. ГЛАВА 2. ДРЫГВА. НАЧАЛО.


Начало:
http://sofia-agacher.livejournal.com/28171.html
http://sofia-agacher.livejournal.com/28427.html
 Колыбань была большой деревней в три сотни хат, зажатых с одной стороны рекой Брагинкой - притоком Днепра, а с трех других - лесом и болотами. Место это людей выбрало давно и сделало из них мужей сильных и отчаянно храбрых. Были они небольшого роста, но жилистые и выносливые, с льняными волосами, как куделя, и зеленоватыми глазами, как ряска на болоте. Властей они особо не боялись: рыбу ловили, зверя били, лес валили, да лен сеяли. От казаков, шляхты, солдат, милиции, немцев, полицаев во все времена в болота уходили. Секреты тайных троп от отца к сыну передавались.
Все принимали эти люди молча, со всем соглашались, но делали так, как считали нужным, как те болота, среди которых жили. Ведь трясина несмотря на все крики о помощи, приказы, угрозы, ругательства все равно засасывает внутрь себя жертву, и в ответ - только звуки:"Буль-буль..." Одним словом - дрыгва, что с нее взять.    
[Spoiler (click to open)]
Церковь в селе была деревянная, с куполом зеленым, на огромную ель похожая, а святые на иконах - все сплошь с глазами бирюзовыми да болотными. Закрывали ее много раз: то священника нет, то власть меняется, а вот "скит отшельника" за урочищем Замостье был всегда. Говаривали, что кургану тому и лесу, что поверх него рос, тысячи лет, и что под огромной елью старец поселился там давным давно. Отшельник тот знал язык птиц и зверей, а служила ему и охраняла от людей лихих белая волчица. Так и повелось, ходили деревенские с просьбами о помощи и за советом в лес на кургане, большой старой ели молились, где когда-то старец жил. Сильно помогал он по молитвам, а когда совсем плохо было, белая волчица на помощь приходила.
Петр с Лялей быстро дошел до отмеченной заранее лесной красавицы-елки, срубил ее, положил на санки, привязал, да услышал хруст ветки, обернулся и увидел рыжее пятно лисы. Выстрелил, показалось, что попал. Лиса лежала неподвижно, наклонился взять добычу, а она хвать зубами руку и убежала. Умный зверь, хитрый и смелый. Человек резко дернулся от неожиданности, споткнулся  и упал всем весом на правую ногу, попробовал подняться, но не смог - боль в ноге была нестерпимой. Еще несколько раз Петр Дмитриевич пытался встать, пока понял, что у него сломана нога и без посторонней помощи ему отсюда не выбраться.
- Ляля, родная моя, хорошая, видишь беда, иди домой, к Анне и приведи ее сюда,- сказал человек четко, глядя в глаза собаке, - иди-иди - повторил он и потрепал суку по голове. Собака поняла сразу и убежала за помощью. Петр снял лыжи и постарался подползти к дереву. Вдруг верхушки деревьев зашумели, буранчики снега заплясали вокруг, раскручивая и раскручивая колючие льдинки, засыпающие все вокруг.
- Это конец, Господи, помоги, святой Отшельник, попроси Господа нашего Иисуса Христа, простить грехи рабу Божьему Петру, и дать ему силы выжить в эту бурю. Помоги Отче, Господи помилуй! Не спать, не спать, молиться и не спать. Боль, надо двигать сломанную ногу, боль не даст уснуть и замерзнуть. Анна, Анна, где ты? Спаси меня...
Петр не помнил, как он полз, как попал в шалаш под елью. Первое, что он увидел, когда очнулся - это было лицо его Анюты. Потом Анна и сосед Павел оттащили его на волокуше до дороги, а затем на санях до родной избы. Дома жена распорола ему валенок и стеганые штаны, положила распаренную кору на красно-синюю распухшую голень, дала травяной настой, а после того, как боль ушла, своими маленькими, но крепкими пальчиками сопоставила осколки раздробленной кости, после чего зафиксировала правую ногу в лубке.
Петр проснулся от дурманящего запаха пирогов с зайчатиной. Боли в правой ноге практически не было, а было тепло и хорошо. Лежал он в большой комнате на диване, его нога покоилась на пуховой подушке, а на груди устроилась кошка Маруся и урчала, как деревенский трактор. У стола стояла внучка Ника и что-то пыталась сложить внутри холщового мешка, не проникая в его нутро.
- Бабушка, бабушка, дедушка проснулся!- звонко закричала девочка, увидев, что Петр открыл глаза.
- Здравствуй, родная! А что это ты такое делаешь?- спросил дед внучку.
- Горшок из черепков складываю?- ответила Ника и опять от старания прикусила язык.
- Чудно как-то ты, внучка его собираешь, разбитый горшок внутри мешка, а твои руки снаружи, так же невозможно его составить - засунь руки внутрь и соедини черепки, а еще лучше высыпи осколки на стол и сопоставь.
- Э, ничего ка ты, дед, не понимаешь. Бабушка, ведь отломки твоих костей собрала внутри твоей ноги, и ничего не разрезала. Она говорит, что пальцы вернее глаз видят, но этому учиться надо с детства. Вот я и делаю, что бабушка велела, тренируюсь, а когда вырасту - людей лечить буду, как бабушка и мама.
- Молодец, Ника, ты главное не спеши, представь себе, что нет никакого мешка, смотри сквозь него, и пальцы твои длинные погружаются в мягкую глину и лепят горшок заново, а не составляют черепки, и тогда все получится,- тихо проговорила Анна, наблюдая за усилиями девочки, - правильно, вот так. Да, ты кости уже можешь править лучше нашего доктора в райбольнице.
Как уехали, внучка, твои родители в Минск из поселка, осиротела наша райбольница, все больше пьяницы, да неумехи врачами работают.
- Перестань, Анюта, нашим детям хорошо в большом городе, к нам часто приезжают, да и внуков подбрасывают. Вот может Вероника тоже врачом станет, а может силу свою ты ей передашь! Ведь знаю о чем горюешь-думаешь.
Солнце заходит уже, проголодался я, кормить то будешь?- заулыбался Петр Дмитриевич.
- Ну, раз есть просишь, да шутишь, скоро встанешь и за столом рюмку выпьешь. А пока садись. Буду кормить тебя супом из петуха старого, - нараспев проговорила хозяйка и постелила на стул, стоящий рядом с диваном, чистое полотенце, поверх которого поставила глубокую тарелку золотисто-янтарной жидкости с темным куриным мясом.
- Дух, дух какой, Анюта, от этого супа идет, да еще пироги с зайчатиной, не зря я все-таки ногу сломал, теперь барином поживу.
- Язык твой без костей, Петя, Бога не гневи, - притворилась, что сердится Анна Климентьевна.
Петр жадно и с удовольствием ел суп, Ника возилась с черепками, а Анна опустилась на стул и почувствовала, как тоска, давившая последние два дня ей грудь, ушла. Дышалось легко и свободно.
-  Значит и на этот раз прошла Смертушка мимо, два дня постояла рядом и ушла,- подумалось хозяйке, когда раздался шум подъехавшей машины, и лучи фар высветлили квадрат на стене.


Tags: Белорусь, Повесть, Под знаком белой волчицы, традиции.
Subscribe

Posts from This Journal “Под знаком белой волчицы” Tag

promo sofia_agacher november 9, 13:41 45
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments