Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

ПОВЕСТЬ. ТВОИМИ ГЛАЗАМИ. ГЛАВА 6 . МЫ ИДЕМ К ФЕСТИВАЛЮ .






Глава 1 http://sofia-agacher.livejournal.com/18546.html

Глава 2 http://sofia-agacher.livejournal.com/35598.html
Глава 3 http://sofia-agacher.livejournal.com/36040.html
Глава 4 http://sofia-agacher.livejournal.com/36102.html
Глава 5 http://sofia-agacher.livejournal.com/36556.html


По семейной традиции Ваня Герцев должен был стать врачом. Он еще не родился, а уже нес тяжкий груз семейных обязательств. Отец его Михаил Михайлович Герцев был известным в Москве хирургом, дед его Михаил Иоганович Герцев работал военным врачом с самим Пироговым. Род свой Герцевы вели от немецкого лекаря Иогана Герца, который приехал в Москву еще при Федоре Алексеевиче Романове и поселился в немецкой слободе или на Кукуе, куда захаживал сам царь Петр. Семейные предания гласили, что  именно о старом Иогане Герце говаривал, похохатывая и принимая парад потешных полков, Пётр Алексеевич:
  -  Брадобреев, лекарей и прочую мразь на парад не пущать.

[Spoiler (click to open)]

Долг, честь и жизнь во имя дела, которому ты служишь - это были те три точки, через которые проходила плоскость жизни семьи Герцевых. Когда вечером семья садилась за стол обедать, глава семьи наполнял из холодного запотевшего графина серебряную семидесяти граммовую рюмку водкой и провозглашал тост: “За здоровье больного, которого я сегодня оперировал!” И так триста лет.

Ваня ненавидел эту старую рюмку, запах медикаментов, которыми пропахла кожа отца и весь дом, бесконечных родственников дальних и ближних, родственников родственников, друзей друзей родственников и, вообще, любого человека, который мог постучаться, в том числе и среди ночи, в дом Герцевых и сказать, что он приехал от тети Дуси, троюродной сестры дяди Пети из Крыжополя, лечиться в Москву к доброму доктору Герцеву, помогите Христа ради.

Маленький Ванечка все свое раннее детство хотел увидеть этого “Христаради”, имя которого в любое время суток забирало у него маму, заставляло ее стелить постели для приезжих, кормить их, а папу устраивать в свою больницу и лечить.

- Врачи - это разжалованные жрецы,- смеялся отец,- левиты служили Богу единому, а мы - больному человеку.

Ваня с рождения жил среди больных людей, ненавидел этот больной мир и хотел убежать в прекрасный мир кино, где жили молодые красивые женщины и сильные здоровые мужчины. Отец поддерживал его увлечение фотографией и кинематографом, но только, как занятие в свободное время от основной мужской профессии. Повинуясь воле семьи, Иван с третьего раза все таки поступил в медицинский институт.

При институте была киностудия, которая снимала учебные фильмы для студентов всех медицинских вузов страны. Со второго курса института Герцев-младший начал в ней работать оператором. Еще бы! У него была собственная американская трофейная кинокамера, которую ему подарил сам академик Рюмин. Вначале он снимал ею самого академика, его потрясающие операции, Странноприимную больницу, врачей, которые работали в ней.

Александр Александрович Рюмин познакомил его с Верой Сергеевной, которая монтировала киноленты самого Эйзенштейна. С нею Ваня работал над документальным фильмом для музея истории медицины Странноприимного госпиталя. Благодаря работе над этим фильмом Иван многому научился и приобрел связи на Мосфильме.

Работа на студии помогла ему пережить годы зубрежки в институте и добраться до четвертого курса. Когда весной его вызвали в комитет комсомола института, где секретарь комитета комсомола Вася Ковбас сказал ему:

- Слушай, товарищ Герцев наша институтская киностудия рекомендует тебя как лучшего оператора, а Фрунзенский райком комсомола просил прислать лучшего кинооператора с нашей студии для съемок документального фильма “Мы идем к Фестивалю” об участии комсомольцев района в подготовке шестого Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Завтра явишься к девяти утра в орготдел райкома. Справку об освобождении от занятий и переносе учебных циклов на август-сентябрь получишь в ректорате. По всем вопросам обращайся лично ко мне. Все понятно? Свободен.

Утром следующего дня Иван не поехал на метро, а сел на троллейбус у Курского вокзала и двинулся в сторону Фрунзенской набережной, в райком. Ему хотелось посмотреть, что происходит в Москве, что и как делают москвичи, ведь надо было почувствовать и настроиться на съемку.

Уже метров за пятьдесят до здания райкома сердце у парня стучало, как бешеное, спина была мокрая, коленки дрожали. На третьем этаже райкома он нашел табличку с надписью “Орготдел”, постучал в дверь, ему никто не ответил. Дверей в коридоре было много, они закрывались и открывались, оттуда выскакивали молодые ребята и девушки с какими-то бумагами, папками, коробками. Ивану хотелось вжаться в стену и исчезнуть из этого активного праздника жизни навсегда. Но тут какая-то толстая девушка с косой остановилась напротив него и, энергично напирая бюстом серьезного размера, спросила:

- Ты кто?

- Дед, Пихто!- очумело ответил Иван.

- А, я знаю, ты - к Жене Лисицину из орготдела, ты - из медицинского института, кинооператор,- догадалась она, глядя на его висящую сбоку кинокамеру. - Вот и Женя идет. А я - Галя Трифонова, секретарь комитета комсомола завода “Каучук”,- сказала девушка. Рука ее, покрытая холмиками мозолей, с силой стиснула Ванину ладонь. От неминуемого перелома пальцев правой руки его спас высокий парень в синем костюме со значком ВЛКСМ на лацкане пиджака.

- Уже познакомились, отлично. Заходите оба в кабинет. Работать будете вместе. Галя будет отвечать за транспорт, наличие пленки, другого необходимого оборудования, за согласование с райкомом плана и мест съемки. На эту неделю план съемки разработал я сам, а на следующую, Галя, представишь мне план для согласования и утверждения в четверг утром. Сегодня будете работать с хозяйством по выращиванию голубей для открытия фестиваля. Сорок тысяч голубей надо вырастить к концу июля. Одна из самых больших голубятен у Галининых ребят, на заводе “Каучук”. Вот туда, на Усачевку, сейчас и езжайте. А в среду, к шести часам вечера появитесь в общежитии Первого Меда на Малой Пироговке, там у них интересный конкурс по подготовке студентов к фестивалю будет проходить. “Вечер веселых вопросов” называется. Ребята придумывают интересные смешные вопросы и ответы по истории Африканского союза, по различным национально-освободительным движениям, анекдоты об импрессионистах, спорят о творчестве Хемингуэйя и другом.

Вот вчера, например, встретил их капитана команды, Аркадия, так он мне рассказал шутку из последнего вечера. На конкурсе капитанов один из участников другим задает вопрос:
  -  Нравятся ли вам худые, треугольные девушки с длинными носами?
     Правильный ответ звучал так:
  -  Да, нравятся, поскольку я поклонник творчества Пабло Пикассо, а он - автор эмблемы фестиваля - белого голубя мира.
    Здорово, с такой шуткой, навсегда запомнишь информацию об эмблеме фестиваля.

Вот вам накладная и путевой лист, поедите завтра в гараж Горкома партии и получите в свое распоряжение открытый ЗИМ, на нем установите треногу и сможете снимать прямо на ходу машины. Обязательно надо показать работу наших комсомольцев на стадионе Ленина в Лужниках, ведь там - главное место фестиваля, и оно находится на территории нашего района, поэтому быть “комсомольцем Фрунзенского района огромная честь и ответственность” - так сказала сама Екатерина Алексеевна Фурцева, которая была секретарем райкома партии именно нашего района. Партия и лично товарищ Фурцева предъявляют особенные требования к молодежи нашего района...- товарищ Лисицин еще долго накачивал ребят, а у Ивана в голове крутилась только одна мысль:

-  Дадут открытый ЗИМ, треногу и пленки сколько хочешь и можно будет снимать улицы, голубей, Ленинские горы, Москву... А девчонки все будут мои. Я - на ЗИМе - этой огромной черной, лакированной машине, с открытым верхом, с камерой, снимаю... Вижу потрясающую, длинноногую, юбка колоколом, блондинку... Машина останавливается, я медленно выхожу, покатываю к ней и говорю... Я режиссер и оператор с Мосфильма или лучше с телевидения, с Шаболовки, ищу персонажи для съемок молодежного фильма о фестивале. И назначаю ей свидание в Лужниках... А потом, потом...-

-  Иван, треногу, иное оборудование и пленку будешь брать на Шаболовке, в их комитете комсомола, вот тебе письмо с печатью и подписью,- громко говорил Лисицин, мешая парню предаваться весенним эротическим фантазиям, которые возбуждали его намного сильнее, чем съемка комсомольских субботников по озеленению стадионов и улиц столицы.

Два месяца, май и июнь, Иван снимал молодежь Москвы на Усачевке, Пироговке, монастырских прудах Новодевичьего монастыря, в Лужниках, на Ленинских горах - его герои и героини сосредоточенно трудились, учились, тренировались, готовились к концертам. Галя закрывала его от всех трудностей, носилась с бумагами, договаривалась с дружинниками и милицией, короче, она была танком, на броне которого сидел кинооператор Ваня Герцев, снимавший для потомков историю подготовки к битве с именем Московский фестиваль молодежи и студентов.

К открытию фестиваля фильм должен был быть полностью готов. Последние две недели июля Ваня был занят круглые сутки, он носился со своей кинокамерой по всему Фрунзенскому району и, вместе с Верой Сергеевной, монтировал материал.




- Ванечка, ну что ж, лица у всех молодых людей и барышень такие строгие, неулыбчивые. Ведь к празднику готовятся. Пленка то черно-белая, цвета разноцветных флагов, фестивальных ромашек, цветники не видны. Я бы твой фильм назвала не “Мы идем к Фестивалю”, а “Если завтра война”. Улыбок надо больше, цирковых номеров, песен. Ну, посмотри, как замечательно клоун Олег Попов, в своей клетчатой кепке, раздает шары детям на площадке, которую только что окончили монтировать студенты архитектурного института. А ты выбросил этот кадр из фильма. Деталь необычная, яркая - клоунская кепка в крупную черно-белую клетку, ее запомнят, по ней вспомнят весь твой фильм. Учиться тебе надо кинематографии, читать покойного Сергей Михайловича Эйзенштейна. Ты думаешь, через двадцать лет кто либо будет помнить о чем был фильм “Броненосец Потемкин”?! Едва ли, а вот кадр с бегущей по лестнице детской коляской будут помнить и показывать очень долго. Деталь, одна пронзительная деталь, та что выпала из сюжета и пронзила кадр - вот, что должны искать глаза оператора,- говорила добрая женщина, сидя за столом монтажной.

- Вера Сергеевна, Вы отстали от жизни. В Москву приедут делегации многих национально-освободительных движений. Они борются с империалистами за счастье для своего народа, за освобождение всего человечества. А я покажу клоунов, улыбки, детей! Да меня из комсомола и института попрут за такой фильм,- горячо возражал ей Ваня.

Tags: ПОВЕСТЬ, ТВОИМИ ГЛАЗАМИ, ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЕЖИ В МОСКВЕ.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 117 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →