Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

ЧЕМОДАН БЕЗ РУЧКИ

Памятник на привокзальной площади г. Гомеля, Республика Беларусь.   

     Я приехала в страну своего детства, в синеокую Беларусь. Я вернулась через много-много лет в родной город Гомель. После серой, раздетой Москвы, из которой исчезла красочная и креативная реклама, ларьки с чебуреками и блинами, красивые и манящие витрины магазинов, Белоруссия вначале показалась мне сказочной страной живунов. У Смоленска закончился снег, из царства Снежной Королевы я попала в иной мир. В районе Орши уже были аккуратно распаханы все поля. Хозяева на конях плугом обрабатывали землю и садили картофель, паслись коровы, в лесу цвели белые подснежники и фиолетовый чабрец, березы плакали соком, жужжали пчелы и шмели.

[Spoiler (click to open)]

Как хорошо запахло свеже вспаханной землёй, душистыми травами и далеким детством. У дороги можно было купить парное молоко, творог, картошку, мёд , пироги. Но какое-то странное чувство потери начало преследовать меня. Тяжесть навалилась на грудь, заболели суставы, затрещал позвоночник, закружилось голова. "Ну, конечно, это сказывается нехватка кислорода после долгой дороги и разлуки с родной землёй",- подумала я. Но ощущение тяжести и тревоги не проходило. Ни яркие, аккуратные дома с резными наличниками, ни сады с цветущей вишней и грушей, ни палисадники залитые ландышами и тюльпанами не приносили мне облегчения. И вдруг я поняла, от чего мне так стало неуютно, люди не улыбались. Атмосфера вокруг стала настолько плотной, что было трудно дышать и двигаться. Как будто огромный поршень сжал пространство, превратив вольный воздух в плотную, упорядоченную, кристаллическую структуру. Почти не было бомжей, панков, хиппи и прочих чудиков, все были опрятно и аккуратно одеты, сосредоточенно занимались своими делами, и не улыбались. И даже дети, выделяясь яркими пятнами своих курточек, почти не шалили, не баловались, а главное заливисто не смеялись.

Паническое чувство страха охватило меня, от осознания того, что в строго упорядоченной стране умер смех.

  Я добралась до Гомеля, но ничего не изменилось, люди по-прежнему не улыбались. Все мои попытки рассмешить незнакомых людей шуткой, вызвать их ответную улыбку на  мою, провались. Не улыбались медсестры, врачи, продавцы, таксисты, парикмахеры, проводники, официанты и прочий люд из сферы обслуживания, который, кажется, должен быть приветливым и улыбчивым уже в силу своей профессии. Улыбка сползла с моего лица, поскольку я поняла, что при следующей моей попытке улыбнуться и поздороваться с незнакомым прохожим меня просто сдадут в дурдом. Раздавленная этой тяжёлой атмосферой я подошла к родительскому дому. И тут , я услышала веселый смех и радостный возглас :

  -  Привет, Пропажа, где тебя носило? Рот закрой и лучше дверь подъезда подержи, а то сейчас меня ожидает та же участь, что и старушку из старого анекдота. Эта дверь серьёзный охотник . Знаешь сколько старушек она уже подранила?

  Мне навстречу , держа два огромных картонных чемодана, с окованными краями, пытаясь протиснуться в подъездную дверь, придерживая её ногой, выходил старый добрый дядя Рафа.

  -  Что стоишь, как статуя Свободы, держи арбузы, - сказал он , и повернувшись боком, умудрился плюхнуть мне огромный чемодан на руки.

  -   Дядя Рафаил, но ведь его невозможно держать без ручки, - наконец-то рассмеялась я, присев под тяжестью ноши.

  -  Конечно, без ручки. Если бы у этого чемодана была ручка, разве бы я тогда сбросил бы его тебе. Шагом марш на помойку, выброси его. И возвращайся за другим, а я ещё принесу, - произнёс он весело и вернулся в подъезд.

  Так мы с дядей Рафаилом вынесли восемь чемоданов без ручек. Сели на скамейку, и он начал свой чудный рассказ.

    -  Это было тридцать пять лет тому назад, когда сотни тысяч евреев уезжали из Советского Союза. В стране ничего не было, а главное не было чемоданов. И тогда, я, будучи начальником отдела снабжения одного из заводов, узнал, что на фабрике кожгалантереи скопилось большое количество брака - чемоданов без ручек, и наш завод купил их по копеечной цене, как упаковку для инструментов. И, о чудо, на наш завод пришёл вагон чемоданов без ручек. Потом два моих друга, Бэня и Изя, два прекрасных сапожника, которые шили такие мягкие сапоги, что в них можно было спать и не только, начали приделывать к этим чемоданам ручки. И я менял уже отремонтированные чемоданы на деревянные ящики, в которых уже потом хранились инструменты.

  -  Наверное, это было золотое время для такой умной головы, как ваша, дядя Рафаил?- спросила лукаво я.

  -  Что ты, Пропажа? Я делал это абсолютно бесплатно и весело, - произнёс пожилой мужчина.

  -  Но зачем? - удивилась я.

  -   Ну, ты же родилась в Гомеле, неужели ты забыла анекдот про бульон от яиц? У меня появилось тысячи друзей во многих странах мира, со многими из которых я общаюсь до сих пор. Иначе я бы давно уже умер без общения и смеха в нашем мрачном королевстве. И кстате, если ты пойдёшь на Гомельский железнодорожный вокзал, то ты увидишь чудную скульптуру мужчины в шляпе и длинном пальто, который стоит рядом с " моим" чемоданом, на котором написано Париж- Тель-Авив, Нью-Йорк. И заметь, многие из моих чемоданов стали семейными реликвиями, и ручки, приделанные Бэней и Изей, держаться до сих пор. ИНогда, я думаю о том, что мои предприимчивые и неунывающие ни при каких обстоятельствах евреи, увезли в этих чемоданах нечто большее, чем книги. Да, да, везли в основном в иммиграцию книги Достоевского, Шолохова, Булгакова и других великих русских писателей.

  -  Так что же они увезли? - воскликнула я.

  -  Они увезли свою культуру, анекдоты, неповторимый колорит, атмосферу. Порядок должен быть, порядок, - грустно и серьезно произнёс дядя Рафаил, встал, согнулся и шаркающей походкой пошёл в подъезд.

  И вдруг, я поняла, что надо начать встречаться со старыми людьми, помнящими ещё тот Гомель с его смехом, шутками, рынком и многонациональной культурой, поскольку та атмосфера семидесятых уже , увы, потеряна навсегда.

Tags: Беларусь, очерк.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sofia_agacher november 9, 13:41 45
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments