Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

КАРТИНКА 6. НЕ ПОЛОЖЕНО!


Могилёв. Скульптура на перроне железнодорожного вокзвла.

 Сумасшедший запах липы щекотал мне ноздри и приподнимал веки, усиливая ощущение покоя, того, что приходит в душу только в доме детства. Когда нет тревог и забот, хлопот и неприятностей, когда утро разговаривает голосом радио, а с кухни доносится звон посуды и запах оладушек. Когда мама пытается в каждое мгновение общения со мной вложить всю накопленную за долгие годы ожидания любовь, а подушки пахнут солнцем и ветром.

[Spoiler (click to open)]

После завтрака я направилась за билетом на поезд, что мог унести меня к тёте Оле, что жила на родине моего отца, под Оршей. Разница между старинной, деревянной Веткой, где каждый дом обладал своим характером, судьбой и родителями-древними мастерами, и современным городом, центр которого был застроен после войны кирпичными пятиэтажками, растянулась в три сотни лет и двадцать километров асфальтового шоссе между ними.


Жёлтые, голубые и бежевые кубики зданий, только что выкрашенные и вымытые, образовывали нарядную улицу  с побеленными и аккуратно постриженными деревьями. На свеже вскопанных клумбах сквера рабочие-озеленители заканчивали высаживать уже цветущие кусты чайных роз и красили в белый цвет бордюрный камень. Впереди меня, посвистывая, вышагивал парень с рюкзаком за спиной, явно любовавшийся этой чистотой и нереальной ухоженностью улиц. Привычным жестом он достал из кармана телефон и начал фотографировать город. “ Как жалко, что я забыла свой фотоаппарат дома”,- пронеслось у меня в голове, и тут же, как будто, в ответ на мои мысли, окружающий мир проявил рядом с молодым человеком майора милиции.


-   Здравствуйте, гражданин,- обратился к фотографу страж порядка. - Зачем вы делаете здесь снимки? Видите, люди работают, украшают свой город, а вы их смущаете и мешаете. Дайте мне немедленно ваш телефон! - голосом, не допускающим возражений, произнёс он, и протянул руку.


-   Извините, но это мой телефон и здесь не военная база, а обычная улица. Почему я не могу фотографировать то, что я хочу?- спокойно ответил представителю власти молодой человек.


-   Вы меня не поняли, дайте мне телефон, я сотру снимки, которые вы только что сделали, и идите себе дальше,- продолжал наступать на парня милиционер.


-   Это вы меня не поняли, я свободный человек, не нарушаю никаких правил и законов, и фотографирую, где я хочу, и что мне нравится. У меня есть несколько часов до поезда, вот я и решил погулять по этому красивому городу и сделать несколько снимков на память. А в чём собственно дело?- крайне удивленно ответил прохожий.


-   Понятно, так вы приезжий, и не знаете, что сейчас здесь должен проехать правительственный кортеж, поэтому дайте свой телефон, а заодно и паспорт для проверки,- продолжил невозмутимым голосом майор.


Парень протянул милиционеру свой телефон и паспорт. Представитель власти полистал документ, потом стёр снимки на телефоне, развернулся и зашагал ко мне навстречу.


-   А вы, что здесь делаете, гражданка, предъявите свои документы! - с тем же напором обратился он ко мне.


-   Я иду на вокзал, покупать билет на московский поезд ,- ответила я, протягивая ему паспорт.


-   Вот и следуйте по своему маршруту, а не глазейте по сторонам, здесь не место сейчас посторонним лицам. Не положено, вы русский язык понимаете! Беда с этими туристами! - отчитал меня майор.


Не знаю, чем бы закончился наш разговор, как плетью ударивший меня словом “не положено”, но тут из разрыва между домами на улицу вышел очень пожилой мужчина с палочкой. На его голову была нахлобучена выцветшая солдатская пилотка со звёздочкой, а одет он был в майку, с приколотыми к ней медалями и значками, в центре которой большими буквами было написано “ Я ПРОТИВ!”


-  Так у вас здесь заговор, демонстрацию протеста собираете! Я сейчас покажу вам несанкционированный митинг перед правительственным кортежем! - заорал майор. Тут же рядом

затормозила милицейская машина, из нее вышло двое здоровенных сержантов, затолкавших мгновенно старика в машину.


Очарование такого чистого и разноцветного города мгновенно разрушилось, я свернула во дворы и уже по ним добежала до вокзала. “ НЕ ПОЛОЖЕНО! НЕ ПОЛОЖЕНО!”- стучало у меня в висках.


В тот же вечер московский полупустой поезд уносил меня прочь. Маленький такой поезд, скукоженный до шести вагонов. Не то, что сорок лет тому назад, когда под громкий марш Москвы длинный и блестящий состав из двадцати вагонов, заполненный орущими, поющими и смеющимися людьми уходил на восток, в столицу нашей общей могучей Родины. Перестали ездить люди на восток, все больше уезжают теперь на запад, в Европу.


Высокая, дородная проводница, затянутая в голубую железнодорожную форму, зашла в купе:


-   Здравствуйте, ваш билет,- приветливо обратилась она ко мне. - Значит до Орши следуете?


-   Да, до Орши, на родину своего отца, вот хочу увидеть тётю, пока она ещё жива,- решила я поддержать разговор.


-   Значит земляки, я ведь родом из Шкловского района. Слава Богу, выбралась из этой грязи и глухомани, да и деревни моей уж нет, старики поумирали, а молодые разъехались. А вы зачем к тётке спешите, если не секрет?- поинтересовалась она, пряча мой билет в карманчик папки.


-  Вот надеюсь поговорить с ней о семье нашей, истории, традициях, может старые фотографии переснять, иконы, рушники увидеть,- начала я ни к чему не обязывающий разговор в поезде.


-   Да, какие традиции, грязища одна, да хаты полуразвалившиеся. Смешно даже, зачем вам эти тряпки - рушники? Ни рук ими не вытереть, ни полы помыть, бесполезная в хозяйстве вещь. Не любитель я таких изысков, не понимаю эти народные промыслы, пустая трата денег. В детстве находилась по краеведческим музеям, учительница у нас была повернутая на истории родного края - вообще сейчас не манит. Я считаю, что такое должно лежать в музеях, дома ни к чему. И сама, лично, всё люблю хайтековское, лаконичное, космическое, - разоткровенничалась проводница.


-   Неужели не интересно знать, кто были ваши предки, откуда пришли?- удивилась я.


-   А зачем? Наследства мне они не оставили, а байки собирать не к чему, я и сама их придумывать умею. В наш век меньше знаешь - лучше спишь. Вот сегодня весь день пассажиров высаживали не на перрон, а через другие двери, через пути выводили, чтобы те, значит, на привокзальную площадь и центральные улицы попасть не могли. А зачем спрашивается? Не моего ума дела. Не любопытный наш народ, как болото: всё в себя засасывает, а наружу только “ буль-буль”. Так, чай пить будете? Душистый, с чабрецом! - встала проводница, заканчивая наш разговор.


Я отхлёбывала терпкий чай из гранёного стакана в стальном подстаканнике, сохранившийся ещё в наших поездах, и думала о том, что и чай этот, и стакан с подстаканником - тоже старая традиция путешествия. Сколько всего поменялось, а она осталась.


Последнее время, мне кажется, что я живу внутри какой-то сферы, и стоит мне чем-то заинтересоваться, как со всех сторон начинают открываться дверцы или выдвигаться ящички, где лежит то, что меня интересует. Интернет открывается на нужной в данный момент информации. По телефону звонят люди и приглашают меня в гости, где я нахожу интересующие меня предметы и сведения. И даже птицы, и коты выводят меня к тому месту и к тем событиям, что в настоящее время созвучны моим мыслям. Я, как будто, нахожусь в состоянии музыканта, который слышит и видит музыку во всём окружающем его мире, и только записывает её на нотном стане, потому что ласточки, сидя на электрических проводах и перелетая с места на место, создают гармонию звуков, а шелест листьев и звон капели дают этой гармонии особые оттенки.

Поезд остановился на станции Могилёв. Немногочисленных пассажиров спокойно выпускали на перрон, то ли потому, что длинный летний день подошел к концу, и все правительственные кортежи уже спали, то ли потому, что всё это осталось позади. В окно своего купе, при свете вокзальных огней я увидела странную бронзовую фигуру станционного смотрителя с фонарем в одной руке и часами в другой, такую уютную и спокойную, что мне захотелось выйти и посмотреть на памятник поближе. Как только я приблизилась к нему, рядом материализовался местный страж порядка и обратился ко мне всё с тем же вопросом:” Кто я такая, и что я здесь делаю?” Да, бдительность в этой стране стояла на очень высоком месте! Я вернулась в вагон, поезд тронулся, а через час показались огни Орши, где меня должна была встречать моя кузина Янина.

Tags: Беларусь., ПУТЕШЕСТВИЕ ВНУТРИ СЕБЯ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sofia_agacher november 9, 13:41 45
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →