Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

КАРТИНКА 13. НЕВЕРОЯТНЫЕ ИСТОРИИ. НАЧАЛО



“Мистическое пространство перекрестка четырех дорог и культур: немецких княжеств, шведского королевства, российской империи и польско-литовских земель - создало удивительный город Северной Европы - Ригу. Ветры торговых путей принесли сюда разные по стилю и времени  архитектурные творения, стоящие бок о бок друг с другом подобно кораблям, пришвартовавшимся в порту. Вот высится гордый фрегат - собор Святого Иакова в стиле кирпичной готики, недалеко от него прикорнула бригантина - церковь Святого Петра с ажурным шпилем, но больше всего будоражат воображение  дерзкие и манящими в приключения шхуны с маскаронами на разноцветных парусах-фасадах -  дома, построенные в стиле модерна, на улице Альберта и Элизабетес.

[Spoiler (click to open)]


Невозможно прекрасные, демонические, созданные с нарушением всех классических законов архитектуры, похожие скорее на картины снов, смертельно измученного страстью и болью человека, чем на каменные фасады, эти роскошные доходные здания были построены в начале прошлого века на окраине Петербургского форштадта. Современные туристы, читающие психологические романы и впитывающие ежедневно эмоции драмы и триллера с экранов телевизоров, как бабочки на свет, летят сюда за ощущениями. 





Только страстно увлеченный архитектурой человек, не являющийся профессионалом в этой области и по сему не имеющий цеховых запретов, мог таким образом  вести битву с демонами своей души, побеждая их подобно медузе Горгоне и превращая в камень. Личная драма, размером с огромный дом, фундаментом и виновницей которой являлась женщина с красивым и надменным лицом, была разрешена путем изобличения и увековечивания в камне змеиной её сути и предательства.

Всё это много лет тому назад я почувствовала, придя в этот район полюбоваться на знаменитый рижский югендстиль. Вот так и появилось моё увлечение угадывать судьбы архитекторов по их творениям, а истории городов по их архитектуре. Сначала улавливать эмоциональный слепок и погружаться в визуальные ассоциации, а потом уже знакомиться с реальной информацией.

Михаил Эйзенштейн действительно, как я прочитала позднее, не был профессиональным архитектором и создал свои шедевры рижского модерна, находясь в тяжелейшем психа-эмоциональном кризисе, связанном с разрушением своих отношений с горячо любимой женой Юлией и разводом с ней. Его сын, знаменитый режиссер Сергей Эйзенштейн, зарисовывая в детстве сфинксов, сов, павлинов, женщин со змеями на головах или яростных маскаронов с фасадов улицы Альберт, еще будучи мальчиком понял, что не только люди могут быть персонажами драматических событий, но и пронзительные детали. Мало кто из нас полностью смотрел и запечатлел в памяти его величайший фильм “Броненосец Потёмкин”, но почти каждый скажет об это кино: “Да, конечно, помню - это там где пустая детская коляска прыгает вниз по ступеням лестницы!” Все мы родом из детства, а Сергей Эйзенштейн ещё и родом из Риги, из города, где детали домов: кошки на крышах, петушки на шпилях, узоры на зданиях, лебёдки на старинных складах - это якоря, держащие картинку нашей памяти, или узлы, ложащиеся в латышский орнамент, или персонажи известных кинолент о Максе Отто фон Штирлице или Шерлоке Холмсе”,- подобные мысли крутились у меня в голове, когда я брела в гости к своей подруге Миле на званый обед. Причем задумавшись, скорее всего я высказывала их вслух, испытывая потребность звукового восприятия нафантазированного, когда услышала позади себя прямо над ухом громкий голос:

-   Не фальшивишь, не фальшивишь, можешь не прислушиваться. Иду за тобою  уже битых полчаса, а ты всё на здания глазеешь, разговариваешь сама с собою и не обращаешь никакого внимания на симпатичного, пусть и не очень молодого, но всё-таки мужчину, идущего за тобой!

Я вздрогнула от неожиданности, обернулась и оказалась в распахнутых объятиях нашего общего с Милой друга, Артурса.

-  Привет, Пропажа, а ты совсем не изменилась, всё так же выпадаешь из реального мира и фантазируешь! - продолжил свой монолог действительно интересный высокий мужчина в светлом плаще и серых, по щиколотку коротких, как почти у всех  латышей, брюках.

-   Артурс, вот так встреча, как я рада тебя видеть! А я вот пару дней как в Риге и иду к Миле в гости. Надеюсь нам по пути?! - несколько обалдевши от встречи с давно знакомым и почти стёртым  временем из памяти человеком, затараторила я.

-   Конечно, я тоже иду к Миле, она хотела сделать тебе сюрприз, но ты же знаешь, что я обязательно всё разрушу,- как-то виновато произнес мужчина.

И я вспомнила несколько неловкого парня, который тенью ходил в Риге за Милой, постоянно что либо разбивая, разливая или наступая ей на ноги, но был очень добрым и гостеприимным хозяином. Он всё время возился с нами, снимал на киноплёнку и устраивал экскурсии на Рижскую киностудию до тех пор, пока Мила не вышла замуж за его лучшего друга Марика Луганского.

-   Послушай, Артурс, как это всё-таки правильно, что Луганские по-прежнему живут в своей старой квартире на Элизабетес. Хотя назвать эту улицу с прекрасно отреставрированными роскошными домами старой уж никак нельзя! - пыталась я поддержать беседу со своим спутником, одновременно стараясь не отставать от его долговязых ног.

-   Да, это квартира матери Марика, урождённой Илги Карловны Иглидис, удивительная была женщина! Она до войны, в восемнадцать  лет стала чемпионкой Латвии по легкой атлетике, и принимала участие в летних Олимпийских Играх 1936 года в Берлине. Тогда латвийская сборная завоевала две медали: серебряную в борьбе и бронзовую в ходьбе, а поскольку латыши считались практически немцами, и многие говорили на немецком языке, то были приглашены на прием немецкой олимпийской команды, где присутствовал сам Гитлер, о чем и свидетельствовало общее фото участников приема. Кстати, благодаря этой фотографии квартира на Элизабетес и её обитатели не пострадали во время немецкой оккупации, хотя впрочем, до начала независимости Латвии я этого не знал - это было большой тайной, а теперь стало историей. Вот так то! Их семья - уникальная, они, возможно, единственные на своей улице живут в своем доме со дня его постройки, с начала прошлого века. Чудом уцелевшая латышская буржуазная семья. Отец Илги Карловны был известнейшим в Риге адвокатом, а дед - родом из деревни Вилиши, что на границе со Псковом, поэтому все Илгидисы имеют характерный медно-рыжий цвет волос, - начал, как и много лет тому назад, педантично и медленно рассказывать “всезнайка” Артурс.

-   Прости, непонятно немного, а причем тут родом из Вилиши и рыжий цвет волос тёти Илги и Марка ? - спросила я своего попутчика, памятуя, что он никогда ничего просто так не говаривал.

-   О, это правдивая история. Оказывается недалеко от Вилишей стоял немецкий баронский замок. Так вот эти аристократы были огненно рыжимы, и ужасно охочими до местных девушек. Причём, эта легенда получила реальное подтверждение, когда я был там летом после второго курса, подрабатывая оператором в краеведческой  экспедиции. В деревне появился рыжий мужчина, который несколько дней лазил по развалинам замка, а потом куда-то исчез. И когда наша краеведческая группа стала исследовать фамильный баронский склеп рядом с замком, то мы обнаружили, что склеп открыт и каменная плита с последнего захоронения сдвинута, а внутри каменной ниши лежит скелет в военном мундире с огненно-рыжей шевелюрой. В последующем по документам и рассказам местных жителей была восстановлена необычная история. Оказывается последний барон был похоронен в фамильном склепе в конце позапрошлого века в генеральском мундире, с золотыми пуговицами и со шпагой, являвшейся чуть ли не подарком Фридриха Великого и передававшейся в баронском роду от отца к сыну. Так вот, один из потомков этого рода, зная семейную легенду о шпаге Старого Фрица, решился приехать в советскую Латвию и вскрыть могилу своего прапрадеда. И судя по отсутствию пуговиц на мундире  скелета, его авантюрная экспедиция увенчалась успехом, - с видом заговорщика закончил свою историю Артурс.

-   Послушай, а разве в советское время через границу можно было вывезти такие ценности? - заинтересованная в продолжении рассказа спросила я.

-   Ты забываешь, что морская граница моей страны со Швецией составляет более двухсот километров и доплыть до нейтральных вод можно минут за тридцать - сорок, ливы же - это потомки морских разбойников, а в советское время лучшие рыбаки-стахановцы, и по совместительству, иногда контрабандисты, -  увлечённо продолжал свое авантюрное повествование мой старый друг, размахивая при этом руками, и совсем не заботясь о том, что может попасть себе или мне по носу.

-   Послушай, Артурс, но насколько мне известно из “вражьих” голосов того времени, морские пограничники плотно патрулировали на своих катерах границу СССР и бывало расстреливали без предупреждения лодки, пытавшиеся её пересечь,- вдруг вспомнила я неизвестно откуда всплывшую в моём мозгу информацию.

- А кто сказал, что это было легко?! Ты даже представить себе не можешь, какие были курьёзные случаи. Например, ходили слухи, что контрабандисты построили маленькую деревянную подводную лодку, которую не могли уловить советские военные радары, и на ней ввозили контрабанду в Латвию. А по другой, абсолютно реальной истории я даже написал сценарий детективного фильма и надеюсь, что по нему будет снято кино на моей любимой Рижской киностудии. Рассказать?!- задал риторический вопрос мой спутник и пристально посмотрел на меня, после чего я с жадностью во взоре закивала головой.

-    В Вентспилсе четверо моряков советского торгового флота ограбили крупный ювелирный магазин. Они разобрали часть пола этажом выше магазина расположенной квартиры и вскрыли потолок одного из его помещений, специально оборудованного для хранения драгоценностей. А потом с помощью такелажных и рыболовецких снастей вытащили оттуда кофры с ювелирными украшениями. После чего пробрались на территорию хорошо им знакомого морского порта, где у одного из причалов стоял катер командующего Лиепайской военно-морской базы. Уж почему он был там пришвартован и кого привёз, не суть. А важно то, что эти четверо захватили катер командующего и ушли на нем беспрепятственно в Швецию, поскольку пограничники никак не могли решиться стрелять по катеру своего командующего. Шведы грабителей не выдали, а судно вернули через год после длительных дипломатических переговоров, - закончил повествование Артурс, остановился и привычным жестом набрал код на парадном, потом открыл дверь и пропустил меня вовнутрь.

Tags: Путешествие внутри себя
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →