Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

КАРТИНКА 17. ЗЕМЛЯ ГЕРОЕВ И ТОРГОВЦЕВ.

                     



Памятник Гансу Христиану Андерсону в Копенгагене.

    Племена легендарных великанов данов в середине первого тысячелетия нашей эры пришли на земли Балтийского моря, завоевали Ютландию и Зеландию, вытеснив живущих здесь ютов и англов. Так образовалось королевство данов, наводившее ужас на всю Северную Европу своими набегами и грабежами. Вплоть до двенадцатого века датские викинги бивали англов, и даже правили Данией и Англией как единым королевством.

[Spoiler (click to open)]

Все эти исторические ужасы всплывали в моей голове, когда я ехала в поезде, несшем меня из международного аэропорта Каструп к центральному железнодорожному вокзалу в Копенгагене, вблизи которого находился отель с забронированным для меня номером.








Вокзал представлял собой огромнейшее сооружение, в котором, как мне показалось, встретилось прошлое и будущее. Огромный “рыцарский” замок из красного кирпича с островерхими крышами был пронизан тринадцатью современными платформами, откуда уходили поезда по всей Северной Европе. На несколько кварталов вокруг вокзала раскинулось море, состоящее из колес, рам, рулей, короче, куда бы не смотрели мои глаза - везде, в несколько ярусов, были припаркованы велосипеды.





Десятки тысяч велосипедов окружали Центральный железнодорожный вокзал Копенгагена. Поражённая, этим невиданным мною ранее зрелищем, я сама чуть не попала под колеса велосипеда.

Молодой парень крутил педали велосипеда, к которому была прикреплена тележка, гружёная несколькими картонными ящиками, и разговаривал по телефону. Я стояла на тротуаре у выхода из вокзала, обалдевши взирая на горы велосипедов, и абсолютно не подозревая о том, что велосипеды в Копенгагене могут появиться в любую минуту, в любом месте, и являются самым опасным и травматичным транспортом в этом городе. Меня спас мой чемодан, или мой ангел-хранитель, поставивший мой чемодан на дороге велосипедиста. Колесо велосипеда наехало на мой багаж, парень скатился кубарем, ящики упали на тротуар, выбросив из своего картонного, разорванного чрева банки пива Карлсберг. Я от ужаса того, что должна была сейчас услышать от упавшего парня по поводу себя, его падения и разбитого пива, закрыла ладонями уши, но к моему изумлению, парень, сидя на мостовой, рассмеялся, легко поднялся, достал из груды покорёженных банок пива две уцелевшие и протянул мне.

-   Извините, меня, пожалуйста, - обратился он ко мне по-английски. - Я сам виноват, заболтался по телефону и чуть на вас не наехал. Выпейте за моё и свое здоровье, и за то, что всё хорошо окончилось! Добро пожаловать в Данию! Страну велосипедов и пива!

Мой вид, обалдевшей туристки, молча закрывающей и открывающей рот, насмешил его ещё больше. И так, смеясь он быстро собрал банки с пивом, сел на свой велосипед и укатил прочь. Датчане очень веселый и приветливый народ. И если вы вдруг встретили постоянно шутящего и слегка пьяненького скандинава, то будьте уверены - это датчанин!

Я добралась до своей гостиницы и набрала телефон Ларса. Мы договорились встретиться с ним завтра утром, у него в галерее. Весь оставшийся мой день был свободен, и я решила поехать в замок Кронборг, благо до вокзала было рукой подать, а до замка - не более часа езды.

Устроившись у окна вагона, я смотрела на зелёные холмы Дании, и думала о том, что для одних - это древняя земля викингов; для других - родина Ганса Христиана Андерсона; для третьих -  вкуснейшего пива; для четвертых - того и другого вместе. Великий датский сказочник не особенно любил детей, он писал свои сказки для взрослых, в которых пытался разбудить их лучшие человеческие черты, потерянные и забытые ими в детстве. Через сто лет после написания Андерсоном сказки о Русалочке был создан прекрасный балет, увидев который пивной магнат и основатель компании Карлсберг, Карл Якобсон, заказал лучшему датскому скульптору Эдварду Эриксону бронзовую статую Русалочки и подарил её городу Копенгагену. И вот, уже почти 100 лет, на гранитном постаменте, в порту города сидит бронзовая Русалочка, ставшая символом столицы Дании.

Скорый поезд всё дальше уносил меня из современного Копенгагена, название которого на стародатском означает “город торговцев”, в старый замок воинов и королей - Кронборг. Я вышла в городке Хельсингор и направилась к громаде замка, хорошо известном любителя Шекспировского Гамлета также под именем “Эльсинор”. Улочки средневекового города перенесли меня, конечно, в сказки Андерсона. Фахверковые одноэтажные длинные домики из камня и двухэтажные с мансардой были раскрашенны в разные цвета. В окнах домов были устроены настоящие витрины из сказочных персонажей: ангелов, гномов, троллей, кукол, медвежат, украшенные цветочными кашпо и подсвеченные разноцветными лампочками и свечами. Кружевные небольшие шторки только усиливали эту красоту. И что интересно, на подоконниках среди всего этого обязательно присутствовали солонка и перечница. Снаружи к окнам были прикреплены зеркала, наподобие автомобильных, чтобы уважаемым гражданам было видно всё, что происходит на улице. Сразу вспомнилось детство в бабушкином доме, где перед тем, как вставлять на зиму вторые рамы, заполняли проёмы между окнами толстым слоем белой ваты, укладывали на неё елочные игрушки, блестящие снежинки, рассаживали расписанные деревянные игрушки, ложки, солонки. Зимой же на этих окнах появлялись сказочные узоры, можно было дыханием отогреть глазок и с замиранием сердца наблюдать за снежной позёмкой, складывающейся в различные фигуры.

При первом взгляде на замок, возвышающийся в чистом поле, на берегу пролива Зунд, берег которого был завален гигантскими каменными глыбами, понимаешь: то, что описывал Шекспир, правда – настолько мрачен, суров, неприступен, но одновременно необычайно величествен этот Кронборг. Зловещее впечатление настолько сильно, что Шекспир, вероятно, услышав о замке от своих друзей, не мог устоять от искушения перенести действие своей трагедии, именно, сюда в датский замок Кронборг, назвав его в ней Эльсинор. До восемнадцатого века замок был военной крепостью и резиденцией датских королей, поражая иноземных послов и гостей своей роскошью и великолепием. Когда король во время пиршества говорил тост, то в конце его пушки крепости давали залп. И до сих пор, когда через ворота Кронборга шествует королева, или королевская яхта проходит пролив, пушки замка салютуют.





В какой-то момент, когда я начала обходить укрепления, замок стал удивительно похожим на огромный корабль и начал угрожающе двигаться прямо на меня. Сколько же надо было вложить силы в создание этого замка, и сколько надо было её иметь, чтобы жить в нём? Ничего удивительного в том, что замок свёл с ума Шекспировских героев! Принц датский Гамлет жил в трехэтажном замке-крепости, с бастионами, равелином и пушками, смотрящими на пролив Эрезунд. Гигантские каменные винтовые лестницы, балки, залы Кронборга и сейчас создают впечатление, что замок был построен великанами и для великанов, и хочется спрятаться от всей этой уничтожающей силы, сквозняков и холода, и вернуться гулять по такому уютному и сказочно красивому, теплому Екатерининскому дворцу в Царском селе. Да, замок Кронборг - это одно из последних убежищ великанов-героев прошлого!

И действительно, в тёмных казематах Кронборга дремлет богатырь Хольгер-Датчанин, положив свои сильные руки на меч. Впервые о нём упоминается в «Песне о Роланде», появившейся в XIII веке. «Есть в Дании старинный замок — Кронборг; лежит он на самом берегу Зунда, и мимо него ежедневно проходят сотни кораблей: и английские, и русские, и прусские. Все они приветствуют старый замок пушечными выстрелами: бум! Из замка тоже отвечают: бум! Это пушки говорят: «Здравия желаем!» — «Спасибо!»… В его глубоком, мрачном подземелье, куда никто не заглядывает, сидит Хольгер-Данске. Он весь закован в железо и сталь и подпирает голову могучими руками. Длинная борода его крепко приросла к мраморной доске стола. Он спит и видит во сне все, что делается в Дании. Каждый сочельник является к нему ангел Господен и говорит, что все виденное им во сне — правда, и что он еще может пока спать спокойно: Дании не угрожает никакая серьезная опасность. А настань эта грозная минута — старый Хольгер-Данске воспрянет, так что мраморная доска стола треснет, когда он потянет свою бороду. Он выйдет на волю и так ударит мечом, что гром раздастся по всему свету». Так писал Ганс Христиан Андерсен. На море грозно смотрят пушки Кронборга. И знаменитое шекспировское «неладно что-то в Датском королевстве» - всего лишь фантазия извечных датских врагов - англичан, ведь вечно на страже Кронборга Хольгер-Датчанин, как на страже Таллина - богатырь Калев, а на защите ливов спящий до времени, мифический сын звёздной медведицы Лачлесис. Во всех своих владениях оставили древние викинги своих стражей, что спят до грозной годины, а настанет она, и драккары с белокурыми бестиями-детьми дракона пройдут сквозь пространство и время, врежутся в морские берега и покарают зло.

“Хорошо, что не ушли герои из нашей жизни, уступив место политикам и торговцам, а лишь только заснули,” - подумала я, выйдя с огромным облегчением из казематов замка Кронберг. Ноги понесли меня прочь через ворота замка, украшенные королевской монограммой, обратно к уютным улочкам Хельсингора.

Поезд вернул меня уже в искрящийся огнями Копенгаген. Город жил своей привычной ночной жизнью. Многочисленные ресторанчики и бары шумели, заглатывая трезвых и голодных прохожих, выбрасывая их через несколько часов пьяненьких и сытых. Густые пары пива и характерный запах макрели опустились на центр города. Стайки молодых шведов, англичан, французов, приезжающих в Копенгаген в поисках развлечений и приключений, переходили от бара к бару, от клуба к клубу, забивая к утру недорогие гостиницы в районе “красных фонарей”. Проституция в Дании официально разрешена. Правда, “красных” фонарей нигде нет, но огромное количество проституток всех цветов радуги вечером заполняют практически весь туристический центр города, включая самые респектабельные районы вокруг Ратуши и Парламента. Дания весьма терпимая к порокам страна, главное, чтобы они не угрожали жизни и спокойствию датчан, и приносили им приличный денежный доход.

Погуляв по Старой городской площади, где должны были сжечь на костре немую Эльзу, но одиннадцать белых лебедей погасили огонь своими могучими крыльями; и где хотели казнить солдата, дерзнувшего видеться с принцессой, я направились к Круглой Башне. Подняла голову и подумала: “Ничего себе были глаза у той собаки, что стерегла огниво, которое было в кармане у солдата, влюбившегося в принцессу. Как там написано у Андерсона? «Вот так страшилище! Сидит там собака, глаза и впрямь как Круглая башня и ворочаются ровно колеса!» От Башни по набережной я спустилась к каналу Hюхавн, с двух сторон окруженному пряничными разноцветными домиками, где обитали не только герои Андерсона, но и жил сам сказочник.



Зайдя в один из ресторанчиков, расположенных в этих домиках, я заказала себе традиционную еду датчан  - пиво и свиную печень с хрустящим картофелем и красной капустой, поскольку после холода казематов замка Кронберг и прогулки по вечернему Копенгагену, мой аппетит мог сравнять с вечным голодом собаки из сказки “Огниво”.  К слову стоит сказать, что датская кухня очень простая и состоит, в основном, из свежей, копчёной и солёной рыбы и картофеля, обильно сдобренных всевозможными пряностями, особенно душистой ванилью и корицей.  Похрустывая картофелем и мечтая о знаменитом датском десерте - густом киселе из чёрной смородины со сливками, я невольно начала прислушиваться к громкому разговору четверых английских студентов, уловив в их разговоре знакомое мне слово “Христиания”.

Один из них, вероятно, старший и самый бывалый, обещал отвезти завтра своих приятелей в Христианию.

-   Завтра, ребята, в полдень поедем в Христианию. Это такой стремный райончик в восточной части одноимённого острова в Копенгагене.  Город в городе, государство в государстве, независимый самоуправляемый анклав недалеко от Датского парламента. Заброшенные казармы короля Христина в те времена, когда наши родители ещё хипповали, а не учили нас жизни, были захвачены неформалам, которые и основали там коммуну. Даже издавали свою анархическую газету. Вначале наркодиллеры-пушеры пытались наладить через Христианию трафик тяжёлых наркотиков, но местные ребята воевали как с ними, так и с полицией. Началась настоящая гражданская война. Вначале побросали бутылки с зажигательной смесью, потом покурили марихуанку, и все побратались. Противники тяжёлой наркоты одержали победу над наркодиллерами и властью, и теперь Христиания стала местом, свободной от героина и опиума. Теперь легально там можно срубить только косячок марихуаны или гашиша,  и то только в единственном месте - на «Пушер стрит». В Христианин нет собственности на землю или жилье, можешь заниматься или не заниматься чем-либо. Но вступить в эту коммуну не реально. Можно стать её членом только если ты друг или подруга кого-то из членов коммуны. официальных браков там нет. Только свободная любовь!

Сейчас там тихо и кайфово, пока скучные и праведные шведы опять не начнут  капать датскому правительству, что дескать наркотики и свободная любовь в Христиании подрывает нравственные мировые устои. - просвещал бывалый своих товарищей, прихлебывая из гигантской кружки в виде сапога пиво.

-   Ты хочешь сказать, что название этого места связано не с Христианством, а с названием казарм, где живёт община неформалов? - поинтересовался у бывалого робкого вида рыжеволосый, конопатый парнишка.

-  Знаешь, рыжий, я тоже так вначале думал, пока на пару с местными не забил косячок. А когда сам покурил и пообщался с ними, то понял, что тело, как проповедуют во всех религиях, - это тюрьма для души, а как примешь толику гашиша или марихуанки, так оковы души падают, и она летит себе в кайфе свободно куда хочет. Так что, когда попробуешь - сам решишь, что общего между христианством и Христианией! Ха-ха-ха! Только бабушке своей об этом не говори, не тревожь старушку!

“Да, в интересное место я завтра собираюсь, но ничего, где наша не пропадала! Более четырёх веков понадобилось датчанам, чтобы пройти от силы и славы Кронборга до расслабленности и людей-цветов в Христиании!” - думала я про себя, покидая уютное кафе на канале Hюхавн.

Tags: КОПЕНГАГЕН ., ПУТЕШЕСТВИЕ ВНУТРИ СЕБЯ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →