Дорогие друзья!



Дорогие друзья!
Не прошло и пяти лет, как я наконец-то решилась написать заглавный пост! Все эти годы вы были вместе со мной, читали мои эссе, очерки, записки путешественника, рассказы и отрывки романов. Вы поддерживали меня своими комментариями, питали своими мыслями и помогали развиваться не только, как автору, но и персонально, как личности. Вы стали частью моей жизни, и я уже не представляю своё существование без вас. Спасибо вам, что вы есть! Я рада не только своим “старым” друзьям, но и жду новых! Я открыта перед вами в своих произведениях, но если вы хотите более подробно узнать обо мне, посмотреть мои личные фото и ознакомится с тем, что нового происходит в моём литературном творчестве, зайдите, пожалуйста, на мой авторский сайт.

В мае 2018 года вышла в печать моя первая книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”.

Книга есть в продаже:

Приятного вам чтения.

Ваша София Агачер



Внимание конкурс “ Мы и наши маленькие волшебники” !

Дорогие авторы, читатели и все те, для кого слово, книга – не пустой звук! Впустите в нашу серую действительность лучик добра и поделитесь с другими людьми своим творчеством. Если вы к тому же энергичны и талантливы. А не талантливых людей, бабушек, дедушек, внуков и иже с ними, не бывает. Бывают – немного ленивые. Но, надеюсь, прочитав мою книгу “Рассказы о Ромка и его бабушке”, вы преодолеете в себе этот недуг и захотите описать заповедный мир своих детей или внуков. Что может быть лучше, чем память о наших родных и близких?

Что для этого надо?

Все очень просто. Надо просто прислать свои рассказы по адресу agacher.bragbook@gmail.com. Лучшие из них будут опубликованы в «Классном журнале», а самые лучшие - в сборнике по итогам конкурса.

В жюри конкурса – самые авторитетные и уважаемые люди.

Победителю конкурса присуждается специальный приз от “Классного журнала” - годовая подписка!

Положение о конкурсе вы можете прочитать на сайте:agacher.com

sofia_agacher приглашает подписаться на ее нарратив на ЯндексДзене!

С уважением, София Агачер



Дорогие друзья!

Теперь можно не только купить мою книгу "Рассказы о Ромке и его бабушке", но и послушать в авторском исполнении на моем сайте agacher.com  на кнопке "Аудиокнига".

Твоими глазами_муляж инт_??????.jpg
29 апреля 2019 года, родилcя мой новый роман "Твоими глазами"! Книгу привезли из типографии. Аккуратные пачки по 10 штук разместились на полках. Беру книгу в руки - тёплая, потрясающе красивая! Втягиваю воздух - пахнет типографской краской! Блаженство! Это самый приятный запах на свете! Смотрю на аккуратные стопки  и понимаю, что это спресованные и материализованные три года моей жизни. Три года труда в разговорах с различными людьми - прототипами героев моей книги, написании текста, бесконечных правок и переделок, а ещё километры отсмотренной пленки в Красногорском архиве в поиске уникальных кадров. Сколько было переписки с фотографами, у которых чудом сохранились фотографии фестиваля 1957 года, ведь у каждой есть автор и авторские права. Книга долго не получалась. И вот Николай Николаевич Рахманов нашел в своём архиве фотографию - уникальную и немыслимо правдивую - на Ивановской площади кремля парни и девушки со всей земли слушают рвущий душу саксофон. И всё сразу сложилось - одна пронзительная деталь, она зацепила и родила книгу. Дальше предстоит эту книгу, как ребенка вырастить, и передать её на суд читателя.
Роман уже поступил в продажу Московского Дома книги. Спасибо все, кто помогал мне в создании "Твоими глазами", кто поддерживал меня и был со мной!
Электронная копия  доступна на моём сайте agacher.com!

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…

ПРАБАБЬЕ ЛЕТО В КИЕВЕ ( РАССКАЗ. НАЧАЛО)

                                                                                                         

Заневестилась природа, бабья жаркая пора не наступала. Листья нежные и хрупкие, плоды маленькие. Зерно не наливалось, картофель походил больше на бобы. Загуляло лето в девках, загуляло, никак родить не хотело от дождя и холода. К середине августа солнце смилостивилось, выкатилось и давай жарить. Сухо, тепло, паутинки летают, от любви аж звон стоит. Июльский зной в сентябре бабьим летом прозвали. В Покров опомнились, а покрова то и нет. Деревья вырядились в жёлтые-жёлтые, как из солнечного света сотканные сарафаны. Тихо, лишь слышны стоны опадающих листьев. Хризантемы так те и вовсе очумели: пылают кострищами и дурманят горечью поздней нежности. Ноябрь, и природа не налюбившись в бабью пору, прабабье лето замутило.

[Spoiler (click to open)]

Вот в это нереальное межсезонье и занесло меня в Киев. Расплескался город по сорока холмам, а начиналось всё с семи. Вверх, вниз брожу, ищу свою Кирилловскую горку в Дорогожицком лесу у Бабьего Яра или Бисовой Бабы… Писатели ходят путями своих героев, а герои выглядят достоверными только,  если автор сам хаживал их тропами. Мой путь лежал в Кирилловскую церковь к Врубелевским творениям. Не любят туристы сюда приходить, да и киевляне лишь по большой нужде заглядывают.

Кирилловка, Павловка, “смирительный” дом, дурка. Подойти к храму можно лишь пройдя через территорию психиатрической больницы. Поднимаюсь по лестнице на гору, иду вдоль забора, захожу в открытую калитку. После воскресной службы от белоснежного храма по аллее бредут фигуры: кто в сером байковом халате, кто в куртке или в пальто. Останавливаюсь, ощущаю людскую тоску и страх. Начинает дрожать внутри. Неприятно. Понимаю, почему экскурсоводы не хотят водить сюда туристов. Фотоаппаратами не пощёлкаешь, бодрым голосом о храме-крепости Ольговичей и уникальных древнерусских росписях XII века особо не порассказываешь. Вот и стоит Кирилловская церковь почти 800 лет, хранимая сперва монахами Кирилловского монастыря, а потом людьми “скорбными”.

Смирение - скорбь - безумие - вдохновение - гениальность.

Глубоко дышу и ныряю в этот тягучий людской поток. Бородатый дядька с седыми всклокоченными космами останавливается передо мной и разводит в стороны руки:

-  Куда спешишь, милая? К Врубелю? Так он сегодня женскую натуру не пишет! Да, и есть у него докторша наша, Эмилия Львовна! Сколько мужиков из-за неё здесь осталось навсегда! Отправит она домой такого болезного, а он себя порежет и обратно к ней в пациенты. Врубель с неё Богоматерь малюет! А она на Люсую гору летает! Не верите?! Вот тебе крест! - И мужик перекрестился большим размашистым крестом от лба до пупа. - Сам видел!

Ноги мои начали подкашиваться, но кто вслушивается в слова юродивого?  Поднырнула под его руку и ускорила шаги.

Почти всю площадку перед входом в церковь занимала огромная лужа с рваными краями, затянутая маслянистой плёнкой с разводами. Поперёк неё на пластмассовых вёдрах сидело трое бородатых мужчин в больничных серых халатах, а четвёртый, чернявый с редкой растительностью на лице стоял между ними, порывисто прижимая руки к сердцу. Напротив них на сухом островке за мольбертом расположился человек, с тонким изболевшимся лицом и крючковатым носом, в короткой куртке, и отрывистыми движениями что-то рисовал.

-  Михась, устали мы! Обед скоро! В больничку хотим, отпусти нас! - канючил мужичина с высоким лбом и русой бородой “лопатой”.

-  Погодьте, погодьте, братцы! Должны прилететь! - ответил художник.

Подул ветер, послушался шум хлопающих крыльев, и на асфальт вокруг лужу опустилась стая голубей. Кто-то прикармливал их и накрошил хлеба. Птицы наскакивали друг на друга, прыгали, гарцевали, распушив хвосты. Огромный белый голубь схватил корку, перелетел в центр лужи и, размачивая её в воде, начал спокойно клевать. Потревоженная маслянистая пленка собралась пятном разноцветной радуги вокруг птицы и потекла ручейками к отражённым в воде головам “натурщиков”. Какое-то немыслимое множество солнечных зайчиков, мечущихся по луже, серым больничным халатам, лицам, бородам, создавало иллюзию переливающегося пространства. Этого не может быть! На меня смотрело из лужи, как будто сошедшее с ума, полотно Михаила Врубеля “Сошествие Святого Духа на Апостолов”. Я начала креститься большим крестом и пятиться ко входу в церковь. Дверь была открыта, я подняла ногу, чтобы подняться по ступенькам, но кубарем скатилась вниз и больно ударилась, разбив в кровь оба колена.

ЕСЛИ ТЫ НЕ ДАРЬЯ ДОНЦОВА!



Фото, созданное профессионалом- мастером, всегда отличается от любительского. Светом, акцентами, цветами... Казалось бы аппаратура одинаковая, а фото ... ну очень разные.
Так и у писателей - пишут руки, а творения разума, души и потока ... ну очень разные.

[Spoiler (click to open)]Дарья Донцова - большая трудяга. Она пишет каждый день по 30 страниц, причём ручкой. Никогда на правит свои тексты и сразу отдаёт редактору, поэтому внимательный читатель видит так много нестыковок в ее романах.
Сколько можно править собственный роман?
До бесконечности, - отвечу я.
Хотя нет, до рвоты, пока собственный роман видеть не можешь, и хочешь быстрее спихнуть его редактору. А редактор что, оно ему надо? Переписывать за автора не будет. И как тогда быть, если чувствуешь, что ... не хватает пару камушков в стене...
Отложить на пару месяцев и начать писать другое.
Я обычно, одновременно пишу несколько произведений.
Правда, есть такие писатели, которые правили свои опусы десятками лет, так и не решившись показать их читателю. А на высоте писательского истощения - жгли свои творения! Это только в Булгаковском «Мастере» « рукописи не горят». Пылают и рассыпаются в прах.
Ведь для вечного выслушивания читательского вердикта нужна настоящая отвага!
Корректор накрапал лишних запятых или зевнул опечатку - писатель безграмотный, сжечь его книги.
Мнение главного героя расходится с читательским - дрянь книга.
И все теперь можно напрямую написать в социальные сети!
Не у каждого пишущего человека хватает смелости публиковаться.
Помните, слова этой замечательной песни: « Не стреляйте в пианисту - он играет, как умеет....»
В очередной раз правлю свой новый роман « Путешествие внутри себя», сил уже никаких нет. А тут ещё слышу, как муж рассказывает своему приятелю по телефону, что я пишу книгу под названием « Приключение глиста». Смешно, конечно, но я расплакалась.
А вас поддерживают ваши близкие в вашем хобби, творчестве?

А ВЫ ПРОБОВАЛИ МЕНЯТЬ ПОГОДУ?



Офигеть можно!
Сегодня мои коты Семка и Симка полчаса всеми правдами и неправдами уговаривали меня изменить погоду!
Семка подошёл к двери и требовательно заорал:
- Мяу! Выпусти меня!

[Spoiler (click to open)]Я открыла дверь. Огромный чёрный котище понюхал морозный воздух, потрогал его лапами и требовательно посмотрел на меня: « Ты дескать, что очумела хозяйка, там же дуборина!»
- Или туда, или обратно! - проворчала я и захлопнула дверь.
Кот наклонил голову и спокойно начал урчать, как трактор. Потом лениво запрыгнул на диван, столкнул с него лапой Симку. И уже кошачьей семейство в полном составе направилось к двери и заорало дуэтом.
Я опять открыла дверь. Симка игриво выскочила на улицу, а Семка монументально остался на пороге ждать. Кошка порезвилась немного, сникла и вернулась обратно в дом облизывать подмерзшие лапы. Кот поднял на меня голову и возмущённо заорал:
- Мяу! Что происходит, мол, хозяйка, видишь на улице холодно, почему ты ничего не делаешь?»
Терроризировало это семейство меня минут тридцать, в полном смысле этого слова требуя изменить погоду.
Невольно вспомнился старый детский анекдот.
«Собака думает: « Человек меня кормит - он бог.
Кот думает: « Человек меня кормит - я бог».


ГЕРОИ УХОДЯТ - ГЕРОИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ


Марина Кудимова

VI  Всемирный фестиваль молодежи и студентов 1957 г. – мое первое осмысленное впечатление о мироздании и одно из первых воспоминаний в цвете и с дополнительными ассоциациями. Меня привезли в Москву из лесоповального уральского поселка, и я увидела свою маму в платье с набивной фестивальной ромашкой в разноцветных лепестках и сеткой параллелей и меридианов в центре с  лозунгом «За мир и дружбу!». Отовсюду Трошин задушевно произносил «Подмосковные вечера». Четырехлетняя я увидела вблизи африканцев и индусов в тюрбанах, клоуна Олега Попова в клетчатой кепке, тряпочные башмаки, называемые кедами, штаны из грубой индиговой ткани, именуемые джинсами, и первый венгерский автобус «Икарус». По улице Горького ехали зажимаемые еле сдерживающей возбуждение толпой колонны открытых грузовиков со стоячими людьми всех рас в кузовах. Мне кто-то подарил открытку с шариком, разрисованным флагами стран-участников. Попутно в доме деда на Краснопресненской набережной мне продемонстрировали первый в моей жизни телевизор с линзой, через которую можно было разглядеть изображающих маленьких лебедей танцовщиц. Но телевизор меня заинтересовал меньше всего. 

[Spoiler (click to open)]

Вспомнила я это, читая роман Софьи Агачер «Твоими глазами», первая – и лучшая – часть которого посвящена тому безудержному празднику 57-го года. Так – «Твоими глазами» - называется арт-перфоманс в Линкольн-центре, с которого начинается роман. Нет, начинается он, как и положено роману, с интриги! На празднование 80-летия легендарного кинодокументалиста Джона Кора гости наряжены бабочками. Так маэстро Кор «спародировал действительность», в которой «умерла тяга к трансформации в Героев», а «внутренний мир человека практически стал неинтересен, остался лишь внешний цветной антураж и форма».

Но интрига состоит не в кастинге и даже не в «живых картинах» и кадрах на экране с символами уже не существующей страны – СССР – и ее культуры. Интрига кроется в выступлении именинника. Кор рассказывает собравшимся, как в 1943-м г.  увидел документальный фильм, номинированный на Оскара, «Разгром немецких войск под Москвой», и влюбился в кинокамеру и документальное кино. «Я дал себе честное слово, что сниму полный метр о Москве и получу Оскара». И вот, приехав в на фестиваль, Кор познакомился с нашим парнем, у которого в руках была трофейная американская камера. Несколько дней американец и русский тайком монтировали в пустой студии отснятое на московских улицах. На прощание русский оператор подарил Кору пару бобин с пленкой и попросил никогда никому не рассказывать об этом, даже если американец будет их использовать в своих работах. Просмотрев пленки, Кор был потрясен. Камера запечатлела не только фестивальные мероприятия, но и то, что скрывалось за праздничным фасадом. За этот фильм американец получил первого Оскара. Верный обещанию, данному русскому другу, Кор молчал более полувека, но на свое 80-летие пригласил соавтора из новой, совсем другой России. На сцену вышел и встал рядом с маэстро профессор, доктор  Иван Герцев.

Популярное слово «спойлер» произошло от английского to spoil — «портить». Этим заимствованием в русском языке обозначается преждевременно раскрытая важная сюжетная линия – или весь сюжет произведения. Но как заставить сегодня прочесть большую форму, роман, если не заинтриговать читателя примерно тем же способом, каким Джон Кор заинтриговал гостей Киноконцентра, – одного из 12 зданий культурного центра имени Линкольна? Почему Софья Агачер, до этого написавшая милую детскую книжку «Рассказы о Ромке и его бабушке», решилась написать роман? Вот, например. Чехов так и не решился. И какой прием нужно применить, чтобы роман, в общем, пока не известного широкому читателю автора был куплен и прочитан?  Маркетинговые ухищрения тут уже не помогают. Книжные продажи сокращаются, как диафрагма при икоте. И по всему выходит, что писателей давно уже больше, чем читателей. Но Агачер, кажется, это обстоятельство нимало не смущает. Сознательно или интуитивно она ищет и находит маршруты сюжета, как будто до нее не писали семейных саг и не устраивали литературных флэшбэков, произвольно и не линейно путешествуя во времени. История семьи Герцевых сама по себе типична. Врач и царский офицер с женой-поповной отсиживаются в Николо-Архангельском на даче «лишенца», куда им порекомендовал от греха подальше переехать один из пациентов – старый большевик. В Москву, в «чкаловский» дом возле Курского вокзала, семья возвращается только после смерти вождя и в связи с тем, что сын Ваня после нескольких лет работы санитаром наконец поступает в медицинский, чтобы продолжить династию. Впрочем, Иван после семилетки учился в московской школе. А в школе был кинокружок, который вел настоящий кинооператор Штерн. Уехав на съемки, он оставил Ване камеру, и добросовестный ученик стал снимать все, что шесть дней в неделю видел из окна электрички и внутри вагона. Отснятый материал парень показал учителю. Штерн впечатлился, но бобины спрятал под замок в шкаф: психология «от греха подальше» оставалась актуальной, а снимал Иван отнюдь не счастливых колхозников. Потом был московский фестиваль, события которого фиксировал на пленку Иван Герцев с советской стороны и Джон Кор – с американской.

Две темы пересекаются, сплетаются и расплетаются в первой части романа. Тема творческой и личной свободы и тема уходящих героев. Друг Герцева-старшего Рюмин в тюрьме написал на папиросной бумаге философский труд с таким названием – «Герои уходят». Как мы помним, этому была посвящена дебютная картина Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих». Два мира в лице двух молодых людей – Ивана и Джона – сходятся в ликующей, сорвавшейся с катушек Москве. Кор получает ночь любви  с девушкой Беллой, чудом спасенной от бдительных дружинников, провозит через таможню пленки друга и становится всемирной кинознаменитостью. Иван чуть было не кончает с собой, оправляется от потрясений, счастливо женится и посвящает себя акушерству – принятию и выхаживанию новых жизней.

Можно продолжить пересказ еще на несколько страниц. Но текст Агачер настолько плотен и концентрирован, что роман по объему совсем невелик – на один вечер. Эта высокая концентрация сыграла с автором – романным дебютантом – довольно злую шутку. Вторая часть вдвое короче первой и вся дана не в описании событий, а в пересказе того же Кора, чем напоминает дайджест. Когда автора покинут опасения остаться недочитанным, я уверена, автор вернется к повествованию и распишет все как надо. А пока остается только удивляться всепроникающей любви, с которой наша бывшая соотечественника Агачер повествует о московском фестивале, о надеждах и радостях страны, впервые пригласившей «все флаги» к себе в гости и открывшей пресловутый «железный занавес». Русские и американцы возобновляют знакомство после встречи на Эльбе. Вернее, это уже дети победителей нацизма. Они по-другому видят мир. Они, вопреки политикам, снова встречаются через полвека и раскрывают тайны той невозвратной жизни. Они обогащают друг друга в дискуссиях и в творчестве, а не обкрадывают в войнах.

Это книга о том, что Россия и Америка на самом деле очень близки. Ближе, чем можно себе представить. Культовый фильм Кубрика «С широко закрытыми глазами» посвящен тайнам подсознания. Герои Софьи Агачер смотрят на себя и свои отражения в прошлом широко открытыми глазами. И в этом нет ни наивности, ни пропаганды. Просто мы немного отвыкли от такого взгляда, но при прочих равных быстро привыкнем снова. Московский фестиваль длился всего две недели. Люди живут гораздо дольше и оставляют после себя детей и внуков, песни, книги и фильмы.

ПЛАКАЛ ЯСЕНЬ ПОД МОИМИ РУКАМИ...



Не знаю, как у вас, дорогие мои, а у меня переодически появляются этакие символы или поводыри. И начинаю я идти от одного такого знака до другого, и стоят они, как верстовые столбы, на дороге моей жизни. Так два года тому назад моя тетя Оля подарила мне « гадючий пояс» и вёл он меня от Орши, через Питер, Ригу, Таллинн, Копенгаген и Лондон. 

[Spoiler (click to open)]

Это путешествие поведало мне тайны моей семьи и вылилось в роман « Путешествие внутри себя». А сейчас передо мной начинают вырастать вековые ясени. То в лесу неожиданно нашла ясень с дуплом на месте древнего монастыря Рождества Пресвятой Богородицы, то сегодня опять ясень - здоровенный и высоченный притянул меня у Храма Софии Киевской. Ясень - звенел и вибрировал под моими руками, что-то хотел рассказать или предупредить о чем-то. Может о новой дороге, а может о новой книге? А у вас бывают какие-то знаки, которые вас ведут или предостерегают?


.

София Киевская - храм, основанный Ярославом Мудрым в 11 веке! 1000 лет в нем молились люди, а сейчас это музей. И не побоялись чиновники от истории загасить тысячелетнюю лампаду и прекратить тысячелетнюю молитву! Как грустно смотрят сейчас почти погасшие без молитвы лики святых на этих суетящихся людишек, щёлкающих фотоаппаратами.


Плакал ясень под моими руками, плакал....

ХЭЛЛОУИН В КИЕВЕ



Сегодня Хеллоуин по-ихнему, а по-нашему шабаш.
А где шабаш?
На Лысой горе!
А где самая известная Лысая гора?
В Киеве!
Вот туда-то, не буду вспоминать кто ... а поплюю через левое плечо три раза, меня и понесло вчера!

[Spoiler (click to open)]Киевляне народ веселый, смекалистый и приезжих лохов обожают,  разводят на раз, обчищают, но с выдумкой.
Вначале меня таксист, которого я попросила немного показать город и поехать более длинной дорогой в отель, ободрал, как липку. И сама же согласилась ехать без счётчика, повелась на обаятельную улыбку водилы и слова «договоримся, солдат старушку не обидит!»
А ведь обидел, старушку, черт блохастый, но нагло так, на « голубом глазу»!
Подрасслабилась я в Москве и в Минске, где таксисты так с пассажирами давно не «шутят».




Забыла, что приехала в вольный город Киев, где «ветер свободы» и потрепать может лохушную москальку.
А дальше больше - « черти горох молотили». На Крещатике обаятельнейший молодой человек посадил мне на руки обезьянку, потом прискочила вторая. Обе обезьянки ловко прыгали по мне и мужу, вокруг крутились их хозяева. В итоге наши карманы оказались пусты.
Завтра буду собраннее и посмотрю, нечистая сила в Киеве так развлекается только в Хэллоуин, или в остальные дни тоже?
А как вас встречал этот древний город?

ЗАКУЛИСЬЕ



Начинаю собирать материал для своей новой книги под рабочим названием « Закулисье»
Почему-то с самого детства меня интересовало больше не то, что происходило на сцене, а то что за сценой, за кулисами, на репетициях. Ведь потрясающе интересен не только сам роман, но и как и почему автор его пишет. Наверное, это профессиональная деформация, поскольку писатель это подсматривающий и подслушивающий за всем и вся человек.
Итак заметка первая « живой» звук. У реаниматолога все должно быть живым... Кхе-кхе-кхе....

[Spoiler (click to open)]Чушь - это журналистская утка. На классных, сборных концертах-шоу « живого» звука не бывает. И если кто-то из знаменитых заявляет, что он поёт всегда «вживую» без фонограммы, то несколько лукавит. Поет, но.... только в моноконцертах. И дело не в том, что артист тоже человек. Он может фальшивить, потому что расстроен или плохо спал ночью и устал или... или... и так многократно. Каждый зал имеет свой звук, и в каждом артист должен репетировать перед концертом минимум час - полтора, что в сложных концертах невозможно.
«Но это же обман зрителя!!!!»- закричат манипуляторы общественного мнения журналисты. Кто будет их слушать или читать их статьи, если слова « жулье «, «караул» и прочая журналистская « барабанная дробь» не будет скакать по строчкам?!
Зритель пришёл на классное шоу, над которым работает огромное количество профессионалов, и он заслуживает феерического зрелища! Одним из таких профессионалов является не просто звукорежиссёр, а саундпродюсер. Мегазвезды записывают до 7 вариантов фонограмм одной песни, поскольку в каждом концерном зале голос звучит по-разному.
А как же такие конкурсы, как « Евровидение», где правилами запрещено использование конкурсантами фонограмм....
Оооо, Евровидение - это прежде всего конкурс звукорежиссерских команд. Там одновременно работает их более 60.
Так, что любой эстрадный режиссер - это адепт фонограммы. Фонограмма- это чистый звук, с оттенками от шепота и шелеста до визга пилы, а « живой» звук мегазвезды - это шквальный рок с затычками в ушах у зрителей, это десятки огромных трейлеров с аппаратурой, это сотни технического персонала высочайшего класса.

С ВОЗВРАЩЕНИЕМ!



Проснулась вчера утром. Солнце огромное, рыжее улыбается, тепло птички поют. Сделала себе пти дежёоне: чашечку ароматного перуанского кофе и круасан. Захотелось помчаться в аэропорт , сесть на самолёт до Парижа или Лондона и спрятаться там от Чикагской жары, завернуться в ворох осенних пряных листьев и бродить, бродить... вспоминая .... не брать багажа, так налегке, главное не забыть зонт и кашемировую шаль...

[Spoiler (click to open)]Допила кофе, села в такси до аэропорта, прихватив два огромных чемодана и ... до Вены всё было чудесно. Австрийские авиалинии, круасаны, виноград... стюардессы: изысканные, одетые во все красное. В Вене пересадка до Минска. Приземлились вокруг самолеты с хвостами, выкрашенными в тёмно-серый цвет с изображениями крестов... А-ааааа... Что это? .... Оказывается, эмблема Белавии теперь - василёк... Но почему серый и такой серый, похожий.... Потом длинные коридоры внутри Международного аэропорта Минска с низкими потолками и лестницы-лестницы. Получила багаж. Вышла из здания аэропорта. А дальше надо 500 метров с двумя чемоданами преодолеть. Поскольку частным машинам не положено забирать народ от здания... засосало под ложечной. Здравствуй, Родина! Добралась до мамы. В квартире +16 - холодно и сыро! Мама в свои почти 90, закутанная до глаз и похожая на пушистый шар, меня подбадривает: « Не впервой, обещали дней через пяток затопить... Прорвёмся!». Пришла подруга детства. Принесла сала и водки. Выпили по рюмахе, закусили - полегчала, отпустило....

НЕРЕАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ




Глядя на этот алый цветок на фоне мрачных небоскребов в даунтауне Чикаго даже человек с феерическим воображением навряд ли угадает название этого памятника.

[Spoiler (click to open)]ФЛАМИНГО

Автором этой гигантской стальной конструкции, выкрашенной в столь яркий цвет, является американский скульптор Александр Колдер.
Его произведения стоят в Нью-Йорке, Берлине, Ганновере. Многие его работы двигаются силой ветра или электричества и носят название «мобиле».
Никакие цветы или деревья не смогли бы рассеять мрак на Федеральной площади в Чикаго. А Фламинго Колдера блестяще сделал это.
И невольно вспоминаются слова другого художника- сказочника Марка Шагала:
«Я рассказываю о нереальности, которая на самом деле реальна или о действительности, которой нет и не может быть на земле. Но, тем не менее, не исключено, что она - единственная возможная форма существования».
Имя Марка Шагала также неразрывно связано с Чикаго. Буквально в десяти метрах от Фламинго вдоль здания 1-го Национального банка Чикаго красуется знаменитое панно Марка Шагала « Времена года». И что удивительно, что два этих великих произведения под открытым небом были воздвигнуты в Чикаго в 1974 года, и оба были последними творениями легендарных художников.