Дорогие друзья!



Дорогие друзья!
Не прошло и пяти лет, как я наконец-то решилась написать заглавный пост! Все эти годы вы были вместе со мной, читали мои эссе, очерки, записки путешественника, рассказы и отрывки романов. Вы поддерживали меня своими комментариями, питали своими мыслями и помогали развиваться не только, как автору, но и персонально, как личности. Вы стали частью моей жизни, и я уже не представляю своё существование без вас. Спасибо вам, что вы есть! Я рада не только своим “старым” друзьям, но и жду новых! Я открыта перед вами в своих произведениях, но если вы хотите более подробно узнать обо мне, посмотреть мои личные фото и ознакомится с тем, что нового происходит в моём литературном творчестве, зайдите, пожалуйста, на мой авторский сайт.

В мае 2018 года вышла в печать моя первая книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”.

Книга есть в продаже:

Приятного вам чтения.

Ваша София Агачер



Внимание конкурс “ Мы и наши маленькие волшебники” !

Дорогие авторы, читатели и все те, для кого слово, книга – не пустой звук! Впустите в нашу серую действительность лучик добра и поделитесь с другими людьми своим творчеством. Если вы к тому же энергичны и талантливы. А не талантливых людей, бабушек, дедушек, внуков и иже с ними, не бывает. Бывают – немного ленивые. Но, надеюсь, прочитав мою книгу “Рассказы о Ромка и его бабушке”, вы преодолеете в себе этот недуг и захотите описать заповедный мир своих детей или внуков. Что может быть лучше, чем память о наших родных и близких?

Что для этого надо?

Все очень просто. Надо просто прислать свои рассказы по адресу agacher.bragbook@gmail.com. Лучшие из них будут опубликованы в «Классном журнале», а самые лучшие - в сборнике по итогам конкурса.

В жюри конкурса – самые авторитетные и уважаемые люди.

Победителю конкурса присуждается специальный приз от “Классного журнала” - годовая подписка!

Положение о конкурсе вы можете прочитать на сайте:agacher.com

sofia_agacher приглашает подписаться на ее нарратив на ЯндексДзене!

С уважением, София Агачер



Дорогие друзья!

Теперь можно не только купить мою книгу "Рассказы о Ромке и его бабушке", но и послушать в авторском исполнении на моем сайте agacher.com  на кнопке "Аудиокнига".

Твоими глазами_муляж инт_??????.jpg
29 апреля 2019 года, родилcя мой новый роман "Твоими глазами"! Книгу привезли из типографии. Аккуратные пачки по 10 штук разместились на полках. Беру книгу в руки - тёплая, потрясающе красивая! Втягиваю воздух - пахнет типографской краской! Блаженство! Это самый приятный запах на свете! Смотрю на аккуратные стопки  и понимаю, что это спресованные и материализованные три года моей жизни. Три года труда в разговорах с различными людьми - прототипами героев моей книги, написании текста, бесконечных правок и переделок, а ещё километры отсмотренной пленки в Красногорском архиве в поиске уникальных кадров. Сколько было переписки с фотографами, у которых чудом сохранились фотографии фестиваля 1957 года, ведь у каждой есть автор и авторские права. Книга долго не получалась. И вот Николай Николаевич Рахманов нашел в своём архиве фотографию - уникальную и немыслимо правдивую - на Ивановской площади кремля парни и девушки со всей земли слушают рвущий душу саксофон. И всё сразу сложилось - одна пронзительная деталь, она зацепила и родила книгу. Дальше предстоит эту книгу, как ребенка вырастить, и передать её на суд читателя.
Роман уже поступил в продажу Московского Дома книги. Спасибо все, кто помогал мне в создании "Твоими глазами", кто поддерживал меня и был со мной!
Электронная копия  доступна на моём сайте agacher.com!

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…

НАЧАЛСЯ НОВЫЙ СЕЗОН КОНКУРСА КОРОТКОГО СЕМЕЙНОГО РАССКАЗА!

Новый сезон конкурса рассказов для семейного чтения «Мы и наши маленькие волшебники!» «Литературного агентства Софии Агачер» и «Классного журнала» открывают четыре рассказа финалистки прошлогоднего этапа конкурса Эльвиры Еникеевой из Уфы.

[Spoiler (click to open)]

Как ты смел?!

- Как ты смел?! - воскликнула Ирина Анатольевна, войдя в комнату.

- Да, я очень смелый! – гордо поднялся с дивана Миша.

- При чем тут твоя смелость?

- Вы же сами сказали, что я смел.

- Я же имела в виду, как ты ПОСМЕЛ устроить такой погром? Ты же должен был спать в это время!

- А-аа, вы про это... - сник Миша, осмотрев комнату.

Кругом лежали разбросанные игрушки, у окна валялся разбитый горшок с цветком.

- Конечно! В этом твоя смелость?

- Да я хотел поймать муху. Она мне спать мешала…

Негодник

- Негодник!

- Почему? Я же не молоко. Я - человек, хоть и маленький еще.

- Причем тут  молоко?

- Так обычно бабушка ругается, когда молоко скисает - «негодник, опять прокисло?».

- М-да, - растерялась новая няня Миши.

- Я же не прокисаю, не становлюсь простоквашей. У детей вообще нет срока годности. Поэтому я – ГОДНЫЙ, а не негодник!


  • Не… да-да ты годный, - улыбнулась суровая тетка, сменив тон. – Пойдем обедать, пока суп не прокис…

Бабушкины частушки

Бабушка удобно расположилась на диване, взяла в руки веретено, ставшее от времени глянцевым. Вытягивая из комка шерсти длинную прядь, стала напевать свои любимые песни. Как обычно пела, перескакивая с  куплета одной песни на припев  другой. Это было для Риммы добрым знаком: у нэнэйки хорошее настроение.

- Нэнэй, а может,  ты споешь мне про одеяло?

- Эй, балам, что тебе нравится в этих частушках?

- Они смешные…

- Ай-яй-яй, ну, слушай…

И запела на башкирском  негромко, поглядывая на внучку:

«Одеялом ли накрываешься,

Юрган ли на тебе?

Вспоминаешь ли меня

Хоть иногда на войне?»

- Нэнэй, а что там ответил солдат жене? - с хитрецой спросила внучка, хотя и знала о чем  дальше поется  в частушке

-Забыла, что ли, балакайым? Солдат написал: «Нет здесь одеяла, нет здесь и юргана, пули свистят над головой, до тебя ли, милая?».

- Нэнэй, неужели он не скучал?

- Скучал, конечно, но даже сильные мужчины не хотели умереть  на поле боя. Всем хотелось вернуться живыми с фронта. Поэтому и думали, как выжить, когда пули и снаряды вокруг.

- А что жена этого не понимала?

- Она,  скорее всего, была очень молодой, успевшая перед самой  войной выйти замуж, - объяснила бабушка,- вот и думала, что он забудет про нее, ей хотелось внимания, любви.

- Нэнэй, а чем же укрывались  солдаты, если нет одеяла?

- Эй, любопытная ты у меня, У солдата, внученька, на все случаи шинель была. Днем она грела, ночью служила постелью.

- Да, тяжело им было, я бы  не смогла согреться одной курткой. Какие же они были сильные! –  вздохнула Римма и побежала играть с котенком.

Примечания:

Нэнэй - бабушка

Балам, балакайым – дитя мое

Юрган (баш) – ватное одеяло

Синее небо

Друзья Толя и Коля всегда удивлялись: небо серое из-за туч, а небо синее почему? У Толи  была такая версия: «Летела стая голубей, а хвосты у них синие. Их хвосты и оставили синий след». А у Коли своя версия: «Один человек  красил дом   синей краской. Но отвлекся на обед, а когда вернулся к ведру с краской, то увидел валявшуюся в луже кисточку. Это кот напроказничал.  Взял мужчина кисточку и, не почистив ее, начал красить. А остатки краски пустил на небо. Оттого  небо и синее».

Так друзья–фантазеры соревновались, чья выдумка окажется круче. Все это слушал маленький братик Толи, играя со своими игрушками. Когда закончилась очередная  схватка словами мальчиков, Илюша подошел и сказал:


  • Какие же вы глупые, если не знаете, что небо красят космонавты. А еще большие…

ОБ АВТОРЕ

Еникеева Эльвира, 16 лет, живет в Уфе. Лауреат Новой Пушкинской премии – 2015. Занимается дистанционно в Лаборатории одаренных детей при библиотеке им. Гайдара под руководством писателя Льва Яковлева. Увлекается литературой, рисованием, фотографией. Победитель конкурсов   «Все оттенки Болгарии» (2013), XIII конкурса литературного творчества «Серая Шейка», посвященного  Д. Н. Мамину-Сибиряку (2018), конкурса от журнала «Костер» «Ваш Веселый звонок» (2019). Призер конкурса «Расскажи Пушкину» (2019), номинант Гайдаровского конкурса-2018 и конкурса «Волшебное слово»  (2014, 2016). Публиковалась в сборниках  «Зимние сказки и стихи» (АСТ, 2018); «Загадки и стихи для детей» (АСТ, 2018), «Снеговики и Новый год»  (Октопус, 2019), «Дети и взрослые – детям и взрослым» (Литературное агентство Софии Агачер, 2019).

ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ НА САЙТЕ AGACHER.COM.  ДРУЗЬЯ! ПРИСЫЛАЙТЕ СВОИ РАССКАЗЫ О САМОМ ГЛАВНОМ О СЕЬЕ И СВОЕЙ СЕМЬЕ!

ИЗ ЦИВИЛИЗАЦИИ ГУТЕНБЕРГА В СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ ЦУКЕРБЕРГА



Автор выражает благодарность за помощь, оказанную при написании статьи, Ирине Володиной и за её «записки на манжете», основанные на 25-летнем опыте преподавания русского языка и литературы.

Меня часто спрашивают:

–   Откуда у вас столь острый интерес к теме семейного чтения?

  –   У меня родился внук, – отшучиваюсь я, – и наконец-то дошло, что единственное, ради чего мы приходим в этом мир, – это рождение и выращивание своего потомства. А созидание и развитие собственной души и прочая дребедень – это всё от скуки бытия.

По базовому образованию я врач и понимаю, что в реалиях современного информационного бума только безграничная родительская любовь может смягчить его последствия для умственного, эмоционального и физического существования наших детей и внуков. Как писатель я взаимодействую с миром посредством слова, а как врач я чувствую и вижу, что язык, точнее устная и письменная речь, резко и стремительно меняется или болеет.

Как же сплетены воедино наши дети, семья, информационный бум и изменения в современном языке? Попробуем не разобраться в проблеме. Нет! В рамках столь короткой статьи это невозможно! И даже не привлечь к ней внимание – а лишь прошептать: «Помогите...»

[Spoiler (click to open)]

Контент это информационное содержание сайта, а также книги, газеты, журнала. Заметьте: сайта, а потом уже книги. Попробуйте произнести вслух: контент стихотворения Пушкина…

Бессмыслица какая-то!

А вот «контент романа такого-то современного писателя» звучит легко и привычно. Синонимом к одному из значений слова «язык» является слово «речь». Именно речь служит, как мне кажется, маркером, позволяющим определить отношение человека к миру, стране, родовой истории, людям… За последние 20 лет речь, как устная, так и письменная, стала более примитивной и краткой. Мозг человека потребляет большое количество энергии – чем сложнее задача, тем больше энергозатраты. «Экономика» мозга подталкивает его к решению более простых задач, поэтому из двух текстов мозг выберет более простой.

Чем больше примитивных контентов (текстовых, визуальных, слуховых) предлагают человеку СМИ и социальные сети, тем больше его мозг ленится, деградирует, становится управляемым и неспособным к выбору и принятию собственного решения.

Массовый современный читатель, увы, предпочитает тексты простые и не воспринимает более сложные.

Повсеместно распространилось клиповое мышление (навязанное, кстати, телевидением, рекламой, роликами, пресловутыми презентациями, втискиваемыми даже в школьные уроки), которое породило странный вид нового человека, не способного фокусировать внимание дольше полутора минут. Ему нужна смена «картинок», его вечно нужно «вовлекать» и «завлекать». При этом тот же самый индивид не способен генерировать свои идеи, трансформировать или совершенствовать чужие (а мы ведь когда-то со школы знали, что, если велосипед изобретён, всегда есть возможность его усовершенствовать!). То есть наши самые замечательные, самые любимые, самые-самые дети, ради кого мы живем и кто с таким удовольствием приклеивает себе модное нынче слово «креативность», оказываются абсолютно беспомощны. Кто-то из «метких» журналистов даже название этому явлению придумал: «поколение пластиковых стаканчиков». Вот так уныло, ужасно, уничтожающе: целое поколение «легкозаменимых», целое поколение «одноразовых» людей, оставленных на обочине прогресса за ненадобностью… Всё сложнее становится научить ребёнка читать (не буквы перебирать, в слова складывая, а понимать, оценивать мысль), всё сложнее объяснить ему принципы морали и духовности...

Высокохудожественные, философские и эмоциональные произведения остаются невостребованными – происходит упрощение и обеднение литературных произведений. «О, если бы они их читали?!» – воскликните вы. Нет, читающих много. Причем есть даже такие, кто читает запоем и весьма серьёзную литературу! Но большая-то часть предпочитает «в кратком изложении»! К ужасу своему узнала – не поверите! – что даже педагоги наущают, давая бесценный совет, читать именно краткое содержание, претендуя при этом на звание наимудрейших из мудрых.

А может, так и надо? Создаётся новое общество!..

Но как мучительно хочется назад, в доцифровую эру. Посидеть на квартирнике и поспорить о поэзии Евтушенко и Мандельштама, о мистических откровениях Флоренского и Гумилева.

Между тем в обществе нарастает эпидемия «цифрового аутизма», появляется «цифровая» зависимость. До 70% подростков к 14 годам предпочитают общаться друг с другом в сети. Непосредственное общение вызывает быструю утомляемость и агрессию. Физически объект общения становится неважен и легко может быть заменён другим, отсутствует эмоциональная привязка. Относится это не только к сверстникам, друзьям, но и к близким людям: родителям, членам семьи. Чтобы избежать подобной разобщённости, педиатры, например, советуют мамам и папам больше держать своих новорожденных детей на руках. Возник даже такой термин – слингомама. Материнское тепло необходимо для развития малыша, как и молоко.

Тепло и эмоции созидают любовь.

Но в мозге человека сеть нейронов, необходимая для процесса мышления, развивается до 25 лет. И развитию этому нужно способствовать именно через тесное общение!

Куда же всё девается, когда малышу попадает в руки айфон?

Литературная, грамотная речь вытесняется контентом социальных сетей, объём которого растёт с чудовищной скоростью, заменяя  непосредственное общение. Происходит подмена понятия: люди привыкли думать (вернее, думать, что думают), забыв о том, что человеку дано мыслить… Мысль самостоятельна, она рождается из опыта разных планов (переживания, сомнения, удивления, горя и радости, проб и ошибок и т. п.). Но мыслить нужно научить – процесс сложный, требующий и терпения, и времени, и собеседника (поскольку речь идет о  передаче, обмене опытом; часто это более взрослый человек), и мудрости, и желания искать и найти, докопаться-таки хотя бы до истока… Но современному миру жаль на это и сил, и жизни. Гораздо проще взрослым, например, отделаться видимостью участия в воспитании, имитацией интереса… А ребёнок научается на этом примере и мимикрирует моментально!

В современных реалиях из острой необходимости возникло понятие «цифровой гигиены». Запрет или ограничение нахождения наших детей и внуков в сети не решают проблему, а вызывают зачастую потерю контакта, иногда и агрессию.

Одну зависимость необходимо заменить другой! Но занятие спортом и другим творчеством со сторонними педагогами не приведёт к тесному общению между родителями и детьми и восстановлению того ощущения счастья, когда ребёнок лежал на вашей груди.

Надо придумать совместное творчество!

Одним из самых распространённых совместных занятий является чтение или рассказывание сказок, историй.

Научить читать – это простейший гарантированный способ вырастить грамотных, думающих детей. Да, грамотные люди, интеллектуально развитые и независимые в плане суждений, читают художественную литературу! К тому же homo legens чаще испытывает счастье, ведь чтение – это само по себе наслаждение, такая зависимость не вредит человеку, а наполняет душу новыми ощущениями, шлифует чувства… Художественная литература порождает эмпатию – способность крайне важную в современном мире.

Да и вообще литература – это чудо. Как говорил один из писателей, из 33 букв и пригоршни знаков путем их перетасовки можно создавать целые миры, объяснять законы, творить человека… вы вдруг понимаете, что внешний мир – это тоже вы. По-моему, красиво сказано и глубоко!

Для совместного чтения очень важен выбор книги! Лучше всего воспринимаются произведения о взаимоотношениях или приключениях детей и взрослых. Обсуждая их, можно поговорить о себе самих и даже сочинить собственные истории, написать сценарий фильма о себе. Такое общение поможет не только развивать речь и остроту мышления, но и закреплять тесные эмоциональные связи и даже формировать позитивное будущее семьи. Привычку совместного чтения и обсуждения дел желательно поддерживать ежедневно.

Когда у меня стал подрастать внук, эта проблема возникла и передо мной и подтолкнула к организации конкурса короткого семейного рассказа «Мы и наши маленькие волшебники», созданию серии книг «Дети и взрослые детям и взрослым». Конечно, ребенку нужна очень сильная и интересная мотивация для того, чтобы вместе с мамой или папой сочинить рассказ про себя любимых, а не прилипнуть к экрану вожделенного компа. А чем не мотивация: участие в международном конкурсе; получение грамоты и приза; выступление на сцене со своим рассказом; издание книги, которой можно похвастаться перед друзьями-одноклассниками; фотографии с известными писателями, выложенные в сеть… Да мало ли что ещё можно придумать, чтобы сохранить и развивать общение с любимым чадом!

Но все это прежде всего должно быть жизненно необходимым для нас, взрослых!

Любовь созидается общением, а это труд – кропотливый и нелегкий.

И если осознать то, что стена, краеугольным камнем которой является наш «великий и могучий» русский язык, может рухнуть с уходом нас, носителей этого языка, то тема семейного чтения и воспитания некого количества молодых людей, чувствующих энергетику слова, не покажется такой уж ничтожной.

Дорогие литераторы, писатели, драматурги и просто пишущие люди обращаюсь к вам и жду короткие рассказы (информация о конкурсе на сайте Agacher.com), написанные вами и членами ваших семей!

София Агачер

Москва – Чикаго

февраль 2020

Бойскауты и гелскауты.




Бойскауты - самая многочисленная детская организация в мире, насчитывающая более 40 млн. человек. Именно бойскауты стали праобразом наших пионеров и комсомольцев.
Основная цель - воспитание характера и гражданственности.
Галстук, значки и девиз « Будь готов!» пришли к пионерам от бойскаутов.
[Spoiler (click to open)]
В середине двадцатых бойскаутские организации были запрещены в СССР. Десятилетиями десятки тысяч родителей писали в Совет Директоров Boy Skout of USA, Президенту США, в Конгресс и даже Верховный суд требования о принятии их дочерей в эту организацию, но увы Положение об этой организации, ее принципы и устои не позволяли принимать девочек. И только в ноябре 2017 года было принято историческое решение о принятии девочек в младшие дружины этой легендарной организации с 2018 года. Теперь девочки наравне с мальчиками могут получить высшую степень бойскаута Eagle Skout.
Правда, в 1950 году была организована отдельная организация для девочек Gerl Skout, символом которой является смешная бегемотиха в юбочке, рядом с которой я и сфотографировалась в Нью-Йорке.
Более 100 лет либеральные круги США добивались принятия девочек в бойскаутские организации.
Я всегда считала, что самой независимой и свободной женщиной была женщина в СССР.
А вы как считаете?

ПРАБАБЬЕ ЛЕТО В КИЕВЕ ( РАССКАЗ. ОКОНЧАНИЕ)




-   Чёрт, больно то как! - выругалась я в храме, зарыдав в голос.

Пара карих, как спелые вишни, глаз, обрамлённая платком, склонились надо мной:

  -  Живая, голубушка?  Нельзя же так! Церковь-то старая! Вон почти полтора метра мостовой намело вокруг неё за восемь веков. Али убогих испугалась? Так это Мишка Врубель с ребятами озорует! Они здесь по выходным дням после службы завсегда свои картинки малюют. Докторша наша  разрешает.

Господи, какая докторша? Какой Врубель? Какие картинки? XXI век на дворе. Хотя пространство тоже - Кирилловская церковь и психиатрическая больница.

[Spoiler (click to open)]

-  А что этого больного художника действительно Михаил Врубель кличут? - задала я вопрос, всё ещё сидя на полу храма.

  -  Меня зовут Галина Поликарповна! Давай, потихоньку вставать будем, матушка…А как его величают по паспорту, не знаю. Все Врубелем кличут! За те тридцать лет, что я эту церковь убираю, он не первый болезный  художник, что Врубелем себя называет и картины малюет. То Богоматерь они с докторши какой-нибудь молоденькой рисуют, а то демонов… Прости меня, Матерь Божья, за слова мои. - И женщина начала креститься и класть земные поклоны.

Я села на стул акурат перед фреской  “Страшного суда”, достала из сумки салфетки со спиртом и пластырь, обработала раны на коленях. Подняла голову и обомлела. Поразило меня не то, что это древнейшее сохранившееся изображение Страшного суда в древнерусских храмах, а то что на ней души были разделены по полу - в Рай почему-то  направлялись только женские души, а в Ад - мужские.

  -   Что успокоилась, голубушка ? Экскурсий сегодня нет, на службу ты опоздала, зашиблась сильно. Знак это! Идём “ Ангела, свивающего небо” тебе покажу. Нигде больше не увидишь, как небо в свиток Ангел скручивает при конце света.

XII  век - мир-свиток - дочитали до конца - скрутили. От силищи, с которой Ангел свивает небо - в жар бросило. Идём дальше к алтарю.

  -  А вот и Богоматерь, что Михаил Врубель сто лет тому назад нарисовал. Влюбился он до смерти, в жену хозяина. Грех большой. Везде её видел и даже в образе Матери Божьей изобразил. А разве во грехе можно чистейший образ писать? Вот с тех пор и появились в нашей больничке Врубели, и все как один в докторш влюбляются, режут себя и демонами терзаются. Ну, что… на второй этаж с разбитыми коленками полезешь свод церковный глядеть?

Узкая лестница с огромными, каменными, разной высоты ступенями проходила внутри толстенной крепостной стены. Много веков монахи-воины охраняли на этой горе подступы к Киеву. Окна-бойницы. А под сводом церковным на синем-синем фоне голубь белый парил, простирая золотые лучи Духа Святого на Богоматерь и Апостолов.

Здравствуй, знаменитое творение великого русского художника Михаила Александровича Врубеля “Сошествие Святого Духа на Апостолов”!

И меня совсем не удивило, что фигуры четверых Апостолов в жемчужно-голубых одеяниях справа от Богоматери, их лица, бороды, жесты были поразительно похожи на композицию, виденную мною полчаса тому назад перед церковью.

  -  А что, Галина Поликарповна, в вашей больничке, ещё знаменитости есть?  Наполеон или Иван Грозный? - задала я нелепый вопрос… Хотя, чтобы вернуться в реальность, в пору было начать щипать себя за руки.

  -  Нет, таких не припомню. Всё больше Владимиры, да Ярославы Мудрые, но их выписали. Сейчас из “тихих”, гуляющих по территории,  остались княгиня Ольга, да Михаил Врубель, что ты видела… Правда, говорят, в закрытом корпусе, где содержатся больные с острыми психозами, появился новый Михаил Булгаков, - очень спокойно объясняла мне женщина.

И вместо того, чтобы улыбнуться, поблагодарить моего добровольного экскурсовода и уходить прочь из этого места, где можно получить индуцированный силой искусства психоз, я задала очередной дурацкий вопрос:

  -  А почему новый Михаил Булгаков?  Куда девался старый?

-  Старого я хорошо помню, приходил на службу. Только не крестился, а стоял в стороне ото всех. Шапочка у него ещё была такая интересная на голове, с большой вышитой буквой “М”. Помер  в палате два года тому назад.

-  В шапочке?  С большой вышитой буквой “М”, - прошептала я с выпученными глазами.

  -  Чему вы удивляетесь? А с виду интеллигентная, читающая женщина. Булгаков-то наш - киевский писатель, а не московский. Родился в Киеве и крестили его на Подоле у Лысой горы в Крестовоздвиженской церкви. Всё о чём он писал было в Киеве. Какая Лысая гора в Москве?

А ведь и, верно, какая Лысая гора в Москве? И трамвай “Аннушка” никогда не ходил по Патриаршим прудам…

ПРАБАБЬЕ ЛЕТО В КИЕВЕ ( РАССКАЗ. НАЧАЛО)

                                                                                                         

Заневестилась природа, бабья жаркая пора не наступала. Листья нежные и хрупкие, плоды маленькие. Зерно не наливалось, картофель походил больше на бобы. Загуляло лето в девках, загуляло, никак родить не хотело от дождя и холода. К середине августа солнце смилостивилось, выкатилось и давай жарить. Сухо, тепло, паутинки летают, от любви аж звон стоит. Июльский зной в сентябре бабьим летом прозвали. В Покров опомнились, а покрова то и нет. Деревья вырядились в жёлтые-жёлтые, как из солнечного света сотканные сарафаны. Тихо, лишь слышны стоны опадающих листьев. Хризантемы так те и вовсе очумели: пылают кострищами и дурманят горечью поздней нежности. Ноябрь, и природа не налюбившись в бабью пору, прабабье лето замутило.

[Spoiler (click to open)]

Вот в это нереальное межсезонье и занесло меня в Киев. Расплескался город по сорока холмам, а начиналось всё с семи. Вверх, вниз брожу, ищу свою Кирилловскую горку в Дорогожицком лесу у Бабьего Яра или Бисовой Бабы… Писатели ходят путями своих героев, а герои выглядят достоверными только,  если автор сам хаживал их тропами. Мой путь лежал в Кирилловскую церковь к Врубелевским творениям. Не любят туристы сюда приходить, да и киевляне лишь по большой нужде заглядывают.

Кирилловка, Павловка, “смирительный” дом, дурка. Подойти к храму можно лишь пройдя через территорию психиатрической больницы. Поднимаюсь по лестнице на гору, иду вдоль забора, захожу в открытую калитку. После воскресной службы от белоснежного храма по аллее бредут фигуры: кто в сером байковом халате, кто в куртке или в пальто. Останавливаюсь, ощущаю людскую тоску и страх. Начинает дрожать внутри. Неприятно. Понимаю, почему экскурсоводы не хотят водить сюда туристов. Фотоаппаратами не пощёлкаешь, бодрым голосом о храме-крепости Ольговичей и уникальных древнерусских росписях XII века особо не порассказываешь. Вот и стоит Кирилловская церковь почти 800 лет, хранимая сперва монахами Кирилловского монастыря, а потом людьми “скорбными”.

Смирение - скорбь - безумие - вдохновение - гениальность.

Глубоко дышу и ныряю в этот тягучий людской поток. Бородатый дядька с седыми всклокоченными космами останавливается передо мной и разводит в стороны руки:

-  Куда спешишь, милая? К Врубелю? Так он сегодня женскую натуру не пишет! Да, и есть у него докторша наша, Эмилия Львовна! Сколько мужиков из-за неё здесь осталось навсегда! Отправит она домой такого болезного, а он себя порежет и обратно к ней в пациенты. Врубель с неё Богоматерь малюет! А она на Люсую гору летает! Не верите?! Вот тебе крест! - И мужик перекрестился большим размашистым крестом от лба до пупа. - Сам видел!

Ноги мои начали подкашиваться, но кто вслушивается в слова юродивого?  Поднырнула под его руку и ускорила шаги.

Почти всю площадку перед входом в церковь занимала огромная лужа с рваными краями, затянутая маслянистой плёнкой с разводами. Поперёк неё на пластмассовых вёдрах сидело трое бородатых мужчин в больничных серых халатах, а четвёртый, чернявый с редкой растительностью на лице стоял между ними, порывисто прижимая руки к сердцу. Напротив них на сухом островке за мольбертом расположился человек, с тонким изболевшимся лицом и крючковатым носом, в короткой куртке, и отрывистыми движениями что-то рисовал.

-  Михась, устали мы! Обед скоро! В больничку хотим, отпусти нас! - канючил мужичина с высоким лбом и русой бородой “лопатой”.

-  Погодьте, погодьте, братцы! Должны прилететь! - ответил художник.

Подул ветер, послушался шум хлопающих крыльев, и на асфальт вокруг лужу опустилась стая голубей. Кто-то прикармливал их и накрошил хлеба. Птицы наскакивали друг на друга, прыгали, гарцевали, распушив хвосты. Огромный белый голубь схватил корку, перелетел в центр лужи и, размачивая её в воде, начал спокойно клевать. Потревоженная маслянистая пленка собралась пятном разноцветной радуги вокруг птицы и потекла ручейками к отражённым в воде головам “натурщиков”. Какое-то немыслимое множество солнечных зайчиков, мечущихся по луже, серым больничным халатам, лицам, бородам, создавало иллюзию переливающегося пространства. Этого не может быть! На меня смотрело из лужи, как будто сошедшее с ума, полотно Михаила Врубеля “Сошествие Святого Духа на Апостолов”. Я начала креститься большим крестом и пятиться ко входу в церковь. Дверь была открыта, я подняла ногу, чтобы подняться по ступенькам, но кубарем скатилась вниз и больно ударилась, разбив в кровь оба колена.

ЕСЛИ ТЫ НЕ ДАРЬЯ ДОНЦОВА!



Фото, созданное профессионалом- мастером, всегда отличается от любительского. Светом, акцентами, цветами... Казалось бы аппаратура одинаковая, а фото ... ну очень разные.
Так и у писателей - пишут руки, а творения разума, души и потока ... ну очень разные.

[Spoiler (click to open)]Дарья Донцова - большая трудяга. Она пишет каждый день по 30 страниц, причём ручкой. Никогда на правит свои тексты и сразу отдаёт редактору, поэтому внимательный читатель видит так много нестыковок в ее романах.
Сколько можно править собственный роман?
До бесконечности, - отвечу я.
Хотя нет, до рвоты, пока собственный роман видеть не можешь, и хочешь быстрее спихнуть его редактору. А редактор что, оно ему надо? Переписывать за автора не будет. И как тогда быть, если чувствуешь, что ... не хватает пару камушков в стене...
Отложить на пару месяцев и начать писать другое.
Я обычно, одновременно пишу несколько произведений.
Правда, есть такие писатели, которые правили свои опусы десятками лет, так и не решившись показать их читателю. А на высоте писательского истощения - жгли свои творения! Это только в Булгаковском «Мастере» « рукописи не горят». Пылают и рассыпаются в прах.
Ведь для вечного выслушивания читательского вердикта нужна настоящая отвага!
Корректор накрапал лишних запятых или зевнул опечатку - писатель безграмотный, сжечь его книги.
Мнение главного героя расходится с читательским - дрянь книга.
И все теперь можно напрямую написать в социальные сети!
Не у каждого пишущего человека хватает смелости публиковаться.
Помните, слова этой замечательной песни: « Не стреляйте в пианисту - он играет, как умеет....»
В очередной раз правлю свой новый роман « Путешествие внутри себя», сил уже никаких нет. А тут ещё слышу, как муж рассказывает своему приятелю по телефону, что я пишу книгу под названием « Приключение глиста». Смешно, конечно, но я расплакалась.
А вас поддерживают ваши близкие в вашем хобби, творчестве?

А ВЫ ПРОБОВАЛИ МЕНЯТЬ ПОГОДУ?



Офигеть можно!
Сегодня мои коты Семка и Симка полчаса всеми правдами и неправдами уговаривали меня изменить погоду!
Семка подошёл к двери и требовательно заорал:
- Мяу! Выпусти меня!

[Spoiler (click to open)]Я открыла дверь. Огромный чёрный котище понюхал морозный воздух, потрогал его лапами и требовательно посмотрел на меня: « Ты дескать, что очумела хозяйка, там же дуборина!»
- Или туда, или обратно! - проворчала я и захлопнула дверь.
Кот наклонил голову и спокойно начал урчать, как трактор. Потом лениво запрыгнул на диван, столкнул с него лапой Симку. И уже кошачьей семейство в полном составе направилось к двери и заорало дуэтом.
Я опять открыла дверь. Симка игриво выскочила на улицу, а Семка монументально остался на пороге ждать. Кошка порезвилась немного, сникла и вернулась обратно в дом облизывать подмерзшие лапы. Кот поднял на меня голову и возмущённо заорал:
- Мяу! Что происходит, мол, хозяйка, видишь на улице холодно, почему ты ничего не делаешь?»
Терроризировало это семейство меня минут тридцать, в полном смысле этого слова требуя изменить погоду.
Невольно вспомнился старый детский анекдот.
«Собака думает: « Человек меня кормит - он бог.
Кот думает: « Человек меня кормит - я бог».


ГЕРОИ УХОДЯТ - ГЕРОИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ


Марина Кудимова

VI  Всемирный фестиваль молодежи и студентов 1957 г. – мое первое осмысленное впечатление о мироздании и одно из первых воспоминаний в цвете и с дополнительными ассоциациями. Меня привезли в Москву из лесоповального уральского поселка, и я увидела свою маму в платье с набивной фестивальной ромашкой в разноцветных лепестках и сеткой параллелей и меридианов в центре с  лозунгом «За мир и дружбу!». Отовсюду Трошин задушевно произносил «Подмосковные вечера». Четырехлетняя я увидела вблизи африканцев и индусов в тюрбанах, клоуна Олега Попова в клетчатой кепке, тряпочные башмаки, называемые кедами, штаны из грубой индиговой ткани, именуемые джинсами, и первый венгерский автобус «Икарус». По улице Горького ехали зажимаемые еле сдерживающей возбуждение толпой колонны открытых грузовиков со стоячими людьми всех рас в кузовах. Мне кто-то подарил открытку с шариком, разрисованным флагами стран-участников. Попутно в доме деда на Краснопресненской набережной мне продемонстрировали первый в моей жизни телевизор с линзой, через которую можно было разглядеть изображающих маленьких лебедей танцовщиц. Но телевизор меня заинтересовал меньше всего. 

[Spoiler (click to open)]

Вспомнила я это, читая роман Софьи Агачер «Твоими глазами», первая – и лучшая – часть которого посвящена тому безудержному празднику 57-го года. Так – «Твоими глазами» - называется арт-перфоманс в Линкольн-центре, с которого начинается роман. Нет, начинается он, как и положено роману, с интриги! На празднование 80-летия легендарного кинодокументалиста Джона Кора гости наряжены бабочками. Так маэстро Кор «спародировал действительность», в которой «умерла тяга к трансформации в Героев», а «внутренний мир человека практически стал неинтересен, остался лишь внешний цветной антураж и форма».

Но интрига состоит не в кастинге и даже не в «живых картинах» и кадрах на экране с символами уже не существующей страны – СССР – и ее культуры. Интрига кроется в выступлении именинника. Кор рассказывает собравшимся, как в 1943-м г.  увидел документальный фильм, номинированный на Оскара, «Разгром немецких войск под Москвой», и влюбился в кинокамеру и документальное кино. «Я дал себе честное слово, что сниму полный метр о Москве и получу Оскара». И вот, приехав в на фестиваль, Кор познакомился с нашим парнем, у которого в руках была трофейная американская камера. Несколько дней американец и русский тайком монтировали в пустой студии отснятое на московских улицах. На прощание русский оператор подарил Кору пару бобин с пленкой и попросил никогда никому не рассказывать об этом, даже если американец будет их использовать в своих работах. Просмотрев пленки, Кор был потрясен. Камера запечатлела не только фестивальные мероприятия, но и то, что скрывалось за праздничным фасадом. За этот фильм американец получил первого Оскара. Верный обещанию, данному русскому другу, Кор молчал более полувека, но на свое 80-летие пригласил соавтора из новой, совсем другой России. На сцену вышел и встал рядом с маэстро профессор, доктор  Иван Герцев.

Популярное слово «спойлер» произошло от английского to spoil — «портить». Этим заимствованием в русском языке обозначается преждевременно раскрытая важная сюжетная линия – или весь сюжет произведения. Но как заставить сегодня прочесть большую форму, роман, если не заинтриговать читателя примерно тем же способом, каким Джон Кор заинтриговал гостей Киноконцентра, – одного из 12 зданий культурного центра имени Линкольна? Почему Софья Агачер, до этого написавшая милую детскую книжку «Рассказы о Ромке и его бабушке», решилась написать роман? Вот, например. Чехов так и не решился. И какой прием нужно применить, чтобы роман, в общем, пока не известного широкому читателю автора был куплен и прочитан?  Маркетинговые ухищрения тут уже не помогают. Книжные продажи сокращаются, как диафрагма при икоте. И по всему выходит, что писателей давно уже больше, чем читателей. Но Агачер, кажется, это обстоятельство нимало не смущает. Сознательно или интуитивно она ищет и находит маршруты сюжета, как будто до нее не писали семейных саг и не устраивали литературных флэшбэков, произвольно и не линейно путешествуя во времени. История семьи Герцевых сама по себе типична. Врач и царский офицер с женой-поповной отсиживаются в Николо-Архангельском на даче «лишенца», куда им порекомендовал от греха подальше переехать один из пациентов – старый большевик. В Москву, в «чкаловский» дом возле Курского вокзала, семья возвращается только после смерти вождя и в связи с тем, что сын Ваня после нескольких лет работы санитаром наконец поступает в медицинский, чтобы продолжить династию. Впрочем, Иван после семилетки учился в московской школе. А в школе был кинокружок, который вел настоящий кинооператор Штерн. Уехав на съемки, он оставил Ване камеру, и добросовестный ученик стал снимать все, что шесть дней в неделю видел из окна электрички и внутри вагона. Отснятый материал парень показал учителю. Штерн впечатлился, но бобины спрятал под замок в шкаф: психология «от греха подальше» оставалась актуальной, а снимал Иван отнюдь не счастливых колхозников. Потом был московский фестиваль, события которого фиксировал на пленку Иван Герцев с советской стороны и Джон Кор – с американской.

Две темы пересекаются, сплетаются и расплетаются в первой части романа. Тема творческой и личной свободы и тема уходящих героев. Друг Герцева-старшего Рюмин в тюрьме написал на папиросной бумаге философский труд с таким названием – «Герои уходят». Как мы помним, этому была посвящена дебютная картина Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих». Два мира в лице двух молодых людей – Ивана и Джона – сходятся в ликующей, сорвавшейся с катушек Москве. Кор получает ночь любви  с девушкой Беллой, чудом спасенной от бдительных дружинников, провозит через таможню пленки друга и становится всемирной кинознаменитостью. Иван чуть было не кончает с собой, оправляется от потрясений, счастливо женится и посвящает себя акушерству – принятию и выхаживанию новых жизней.

Можно продолжить пересказ еще на несколько страниц. Но текст Агачер настолько плотен и концентрирован, что роман по объему совсем невелик – на один вечер. Эта высокая концентрация сыграла с автором – романным дебютантом – довольно злую шутку. Вторая часть вдвое короче первой и вся дана не в описании событий, а в пересказе того же Кора, чем напоминает дайджест. Когда автора покинут опасения остаться недочитанным, я уверена, автор вернется к повествованию и распишет все как надо. А пока остается только удивляться всепроникающей любви, с которой наша бывшая соотечественника Агачер повествует о московском фестивале, о надеждах и радостях страны, впервые пригласившей «все флаги» к себе в гости и открывшей пресловутый «железный занавес». Русские и американцы возобновляют знакомство после встречи на Эльбе. Вернее, это уже дети победителей нацизма. Они по-другому видят мир. Они, вопреки политикам, снова встречаются через полвека и раскрывают тайны той невозвратной жизни. Они обогащают друг друга в дискуссиях и в творчестве, а не обкрадывают в войнах.

Это книга о том, что Россия и Америка на самом деле очень близки. Ближе, чем можно себе представить. Культовый фильм Кубрика «С широко закрытыми глазами» посвящен тайнам подсознания. Герои Софьи Агачер смотрят на себя и свои отражения в прошлом широко открытыми глазами. И в этом нет ни наивности, ни пропаганды. Просто мы немного отвыкли от такого взгляда, но при прочих равных быстро привыкнем снова. Московский фестиваль длился всего две недели. Люди живут гораздо дольше и оставляют после себя детей и внуков, песни, книги и фильмы.

ПЛАКАЛ ЯСЕНЬ ПОД МОИМИ РУКАМИ...



Не знаю, как у вас, дорогие мои, а у меня переодически появляются этакие символы или поводыри. И начинаю я идти от одного такого знака до другого, и стоят они, как верстовые столбы, на дороге моей жизни. Так два года тому назад моя тетя Оля подарила мне « гадючий пояс» и вёл он меня от Орши, через Питер, Ригу, Таллинн, Копенгаген и Лондон. 

[Spoiler (click to open)]

Это путешествие поведало мне тайны моей семьи и вылилось в роман « Путешествие внутри себя». А сейчас передо мной начинают вырастать вековые ясени. То в лесу неожиданно нашла ясень с дуплом на месте древнего монастыря Рождества Пресвятой Богородицы, то сегодня опять ясень - здоровенный и высоченный притянул меня у Храма Софии Киевской. Ясень - звенел и вибрировал под моими руками, что-то хотел рассказать или предупредить о чем-то. Может о новой дороге, а может о новой книге? А у вас бывают какие-то знаки, которые вас ведут или предостерегают?


.

София Киевская - храм, основанный Ярославом Мудрым в 11 веке! 1000 лет в нем молились люди, а сейчас это музей. И не побоялись чиновники от истории загасить тысячелетнюю лампаду и прекратить тысячелетнюю молитву! Как грустно смотрят сейчас почти погасшие без молитвы лики святых на этих суетящихся людишек, щёлкающих фотоаппаратами.


Плакал ясень под моими руками, плакал....