Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

К ДНЮ ПОБЕДЫ. РАССКАЗЫ НОВЫХ ФИНАЛИСТОВ.

«Чтобы помнили» и другие рассказы к Дню Победы конкурса «Мы и наши маленькие волшебники!»

Пучок травы

Холод. Начало апреля 1942-го года. Немцы во второй раз с начала войны пытаются взять Москву. Опять в столице объявлено осадное положение. Падает колючий снег, хотя уже и наступила весна. Вокруг всё мёртво, голо, как на безжизненной планете. Из земли кое-где торчат ржавые железки причудливой формы, как – будто их закручивали в станках чтобы специально сделать непригодными для дальнейшего использования.

[Spoiler (click to open)]

Боря со своей мамой Нюрой идут, еле волоча ноги, по мёрзлой голой земле, озираясь по сторонам, выискивая хоть что-нибудь съедобное. Продукты, которые они получили по карточкам в марте уже закончились.

Вдруг Боря сворачивает в сторону, садиться на корточки и начинает разбирать небольшие комья замёрзшей земли. Долго и тщательно осматривает каждый комочек и откладывает его в сторону. Но ничего полезного не находит. Чувство голода притупилось, силы покидают тщедушное тельце девятилетнего московского паренька. А его мама даже не смогла вместе с сыном копаться в земле, она подумала, что если присядет рядом с ним, то потом не сможет встать.

Боря разочарован, тяжело поднялся (затекли ноги), и пошёл к маме. Поддерживая друг друга они пытаются идти вместе, мама идёт очень медленно, волоча ноги. Боря ведёт маму за собой, но у Нюры подкашиваются ноги, она падает на колени, затем валится на бок на землю. У Нюры закрываются слезящиеся глаза. Боря встаёт на колени, пытается привести маму в чувства. Теребит её, греет руки Нюры своим дыханием, сам чуть не плачет. Но мама лежит, как большая восковая кукла с растрёпанными на ветру волосами, и не движется. Тогда Боря быстро встаёт, оглядывается по сторонам. Ничего съестного не заметив, бредёт наугад куда – то в сторону, и вдруг за невысоким бугорком показалась маленькая реденькая травка, словно только что выросла. Боря наклонился, сорвал с земли маленький пучок бледно-салатной поросли и побежал к маме. Нюра лежала в том же положении и не двигалась, как будто заснула. Он поднёс к лицу мамы травку и стал осторожно теребить её за плечо. Нюра не двигалась, но потом глубоко вздохнула и приоткрыла глаза.

– Мама покушай. Покушай, пожалуйста, больше ничего я не нашёл, только вот это.

Нюра слегка приоткрыла рот, и сын стал осторожно засовывать траву между её губ. Мама стала медленно жевать, затем глотать сок травы со слюной. Зелени было мало, и она быстро всё съела, улыбнулась и слегка кивнула Боре головой в знак благодарности, опёрлась на его руку и попыталась встать. Но это у неё не получилось. Тогда сын помог Нюре подняться на ноги и поддерживая её они медленно пошли домой. В маленькой и холодной комнате пустой коммунальной квартиры Боря уложил Нюру в одежде на кровать, накрыл её одеялом и стал разжигать печку. Мама почти сразу заснула, Боря, сидя на шаткой табуреточке перед открытой печной топкой, подбрасывал в неё щепки и не моргая смотрел на огонь.

Прошло несколько дней, на улице заметно потеплело. Нюра и Боря отоварили часть апрельских карточек, сразу стало сытно и даже немного весело.

Пришло письмо из села куда Нюра в начале войны отвезла к родственникам своих младших детей трёхлетнюю Ирочку и пятилетнего Игорька. Слава Богу, их село в Рязанской области не отдали немцам, отстояли. Продуктов, которыми запаслись родственники, хватило им и детям Нюры. Из военкомата сведений о муже Нюры и отце Бориса, Игоря и Иры, кроме справки где их извещали о том, что их отец пропал без вести в ноябре сорок первого, не было.

Боря с мамой опять бродят по окраинам посёлка в поисках дров и чего-нибудь съестного.

– Мам, смотри! Вылезла молодая крапива, можно щи сварить!

– Да её совсем мало, не хватит даже и на маленькую мисочку.

– Но хоть немного то наберём.

Боря и Нюра молча и очень бережно срывают все невысокие, слабо жалящие пальцы, стебельки зеленовато — фиолетовой крапивы и осторожно засовывают её в карман телогрейки Нюры.

– Борька, а я ведь тогда чуть не умерла. Сил не было совсем. Помнишь, когда я упала на пустыре. Если бы не твоя травка остались бы вы круглыми сиротами.

Нюра начала тихо плакать.

– Мам, ну тогда же обошлось, не плачь, не надо. Вон, смотри, кажется сныть выросла. Вот здорово, на щи сегодня точно хватит!

– Слава Тебе Господи. Наконец то, немного потеплело, вылезла из земли сныть и крапива. Сынок, теперь мы не умрём с голоду!

ОБ АВТОРЕ

Острецов Максим Борисович родился я в Москве в 1956 году.Во время перестройки поменял много мест работы: около семи лет работал в Московском Областном доме Искусств (ныне Московский Губернский Театр под управлением С. В. Безрукова). Основная специальность в доме Искусств – инженер по оборудованию сцены. Частенько, во время новогодних каникул, выполнял обязанности помощника режиссёра… В это же время (середина 90-х) начал писать: шутливые рассказы, пьесы для домашнего театра, стихи, статьи… Автор пьес: «Юлька – Зажигалка» и «Из жизни пингвинов».

Tags: Конкурс " Мы и наши маленькие волшебники
Subscribe
promo sofia_agacher january 6, 16:29 12
Buy for 50 tokens
Ч Дорогие мои друзья! Я поздравляю вас всех с Рождеством! Желаю вам здоровья, благоденствия и удачи! И хочу положить под вашу Рожденственскую елку свой подарок - очень добрую и светлую аудиокнигу "Рассказы о Ромке и его бабушке". Эта истории о любви и Рождественских чудесах.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments