Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

Categories:

ПРАБАБЬЕ ЛЕТО В КИЕВЕ ( РАССКАЗ. НАЧАЛО)

                                                                                                         

Заневестилась природа, бабья жаркая пора не наступала. Листья нежные и хрупкие, плоды маленькие. Зерно не наливалось, картофель походил больше на бобы. Загуляло лето в девках, загуляло, никак родить не хотело от дождя и холода. К середине августа солнце смилостивилось, выкатилось и давай жарить. Сухо, тепло, паутинки летают, от любви аж звон стоит. Июльский зной в сентябре бабьим летом прозвали. В Покров опомнились, а покрова то и нет. Деревья вырядились в жёлтые-жёлтые, как из солнечного света сотканные сарафаны. Тихо, лишь слышны стоны опадающих листьев. Хризантемы так те и вовсе очумели: пылают кострищами и дурманят горечью поздней нежности. Ноябрь, и природа не налюбившись в бабью пору, прабабье лето замутило.

[Spoiler (click to open)]

Вот в это нереальное межсезонье и занесло меня в Киев. Расплескался город по сорока холмам, а начиналось всё с семи. Вверх, вниз брожу, ищу свою Кирилловскую горку в Дорогожицком лесу у Бабьего Яра или Бисовой Бабы… Писатели ходят путями своих героев, а герои выглядят достоверными только,  если автор сам хаживал их тропами. Мой путь лежал в Кирилловскую церковь к Врубелевским творениям. Не любят туристы сюда приходить, да и киевляне лишь по большой нужде заглядывают.

Кирилловка, Павловка, “смирительный” дом, дурка. Подойти к храму можно лишь пройдя через территорию психиатрической больницы. Поднимаюсь по лестнице на гору, иду вдоль забора, захожу в открытую калитку. После воскресной службы от белоснежного храма по аллее бредут фигуры: кто в сером байковом халате, кто в куртке или в пальто. Останавливаюсь, ощущаю людскую тоску и страх. Начинает дрожать внутри. Неприятно. Понимаю, почему экскурсоводы не хотят водить сюда туристов. Фотоаппаратами не пощёлкаешь, бодрым голосом о храме-крепости Ольговичей и уникальных древнерусских росписях XII века особо не порассказываешь. Вот и стоит Кирилловская церковь почти 800 лет, хранимая сперва монахами Кирилловского монастыря, а потом людьми “скорбными”.

Смирение - скорбь - безумие - вдохновение - гениальность.

Глубоко дышу и ныряю в этот тягучий людской поток. Бородатый дядька с седыми всклокоченными космами останавливается передо мной и разводит в стороны руки:

-  Куда спешишь, милая? К Врубелю? Так он сегодня женскую натуру не пишет! Да, и есть у него докторша наша, Эмилия Львовна! Сколько мужиков из-за неё здесь осталось навсегда! Отправит она домой такого болезного, а он себя порежет и обратно к ней в пациенты. Врубель с неё Богоматерь малюет! А она на Люсую гору летает! Не верите?! Вот тебе крест! - И мужик перекрестился большим размашистым крестом от лба до пупа. - Сам видел!

Ноги мои начали подкашиваться, но кто вслушивается в слова юродивого?  Поднырнула под его руку и ускорила шаги.

Почти всю площадку перед входом в церковь занимала огромная лужа с рваными краями, затянутая маслянистой плёнкой с разводами. Поперёк неё на пластмассовых вёдрах сидело трое бородатых мужчин в больничных серых халатах, а четвёртый, чернявый с редкой растительностью на лице стоял между ними, порывисто прижимая руки к сердцу. Напротив них на сухом островке за мольбертом расположился человек, с тонким изболевшимся лицом и крючковатым носом, в короткой куртке, и отрывистыми движениями что-то рисовал.

-  Михась, устали мы! Обед скоро! В больничку хотим, отпусти нас! - канючил мужичина с высоким лбом и русой бородой “лопатой”.

-  Погодьте, погодьте, братцы! Должны прилететь! - ответил художник.

Подул ветер, послушался шум хлопающих крыльев, и на асфальт вокруг лужу опустилась стая голубей. Кто-то прикармливал их и накрошил хлеба. Птицы наскакивали друг на друга, прыгали, гарцевали, распушив хвосты. Огромный белый голубь схватил корку, перелетел в центр лужи и, размачивая её в воде, начал спокойно клевать. Потревоженная маслянистая пленка собралась пятном разноцветной радуги вокруг птицы и потекла ручейками к отражённым в воде головам “натурщиков”. Какое-то немыслимое множество солнечных зайчиков, мечущихся по луже, серым больничным халатам, лицам, бородам, создавало иллюзию переливающегося пространства. Этого не может быть! На меня смотрело из лужи, как будто сошедшее с ума, полотно Михаила Врубеля “Сошествие Святого Духа на Апостолов”. Я начала креститься большим крестом и пятиться ко входу в церковь. Дверь была открыта, я подняла ногу, чтобы подняться по ступенькам, но кубарем скатилась вниз и больно ударилась, разбив в кровь оба колена.

Tags: ПРАБАБЬЕ ЛЕТО В КИЕВЕ. РАССКАЗ. НАЧАЛО.
Subscribe
promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments