Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

Categories:

РАССКАЗЫ О ДЕТЯХ ВОЙНЫ. КОНКУРС "МЫ И НАШИ МАЛЕНЬКИЕ ВОЛШЕБНИКИ" 2021


Завтра - Великий Праздник - День Победы! 76 лет тому назад наши отцы, деды, матери, бабушки невероятной ценой спасли весь мир от фашизма! Я смотрю документальные кадры о войне, военные фото, читаю воспоминания участников тех событий, и не могу представить тот ад, который им пришлось пережить.

Как подняться  в атаку под шквальным огнём?

Как худенькой девушке под обстрелом  тащить здоровенного дядьку по полю боя?

[Spoiler (click to open)]

Как ? Как? Как?

В предверии 9 мая - Дня Великой Памяти и Скорби - «Классный журнал» публикует рассказы финалистов конкурса короткого семейного рассказа « Мы и наши маленькие волшебники»  о детях войны.

Голод... мы не знаем об этом ничего... А вот для писателя Александра Захватова, автора рассказа « Сашенька»  о девочке из блокадного Ленинграда, голод - это не просто военная тема, это прошлое его семьи. В своём письме Александр пишет:

«Мой дед и бабушка отдали сына - моего отца в детдом, а сами погибли защищая Родину. У моей бабушки по матери было 13 детей, 12 из них  умерли с голода. В своем рассказе, я хотел показать, как было трудно. Чтобы молодежь не забывала! Чтила и помнила!».

Ирина Дружаева в своём рассказе « Сладкий секрет» продолжает тему голодного военного детства

«Рассказы о военном детстве написаны по воспоминаниям моей мамы...А история реальная - с сахаром, случай со старшим братом мамы- Константином Васильевичем Гарановым. Мой дед, Василий Дмитриевич Гаранов, в это время воевал - Кавалер двух орденов Славы и медалей боевых. Тяжелейшее ранение в плечо и потеря 2 пальцев, полгода госпиталей в Средней Азии. После войны возглавлял леспромхоз на Керженце. А Костя стал конструктором Горьковского авиационного завода.»

Читайте рассказы Александра Захватова « Сашенька» и Ирины Дружаевой « Сладкий секрет» на сайте детского издания « Классный журнал» в рубрике « Читать, как дышать» и на Agacher.com  в рубрике « Конкурсы, фестивали, игры» на кнопке « СМИ о нас».

С наступающим праздником, Праздником Победы, Жизни, Памяти и Скорби!

А ещё 9 мая родилась моя мамочка, в этом году ей 91 год!

Здоровья вам всем, счастья, мира и любви!

АЛЕКСАНДР ЗАХВАТОВ
Сашенька

Сашенька сидела на кухне на небольшой деревянной табуретке и смотрела на маленькую луковицу, которая росла в стакане с водой. Мама с утра ушла за хлебом и почему-то не возвращалась. Сашенька встала с табуретки и подошла к замёрзшему окну: на заснеженной улице, еле передвигая ноги, шёл дедушка, толкая перед собой санки, на у которых лежало тело старой женщины. Сашенька залезла на подоконник и открыла окно, ледяной ветер ударил девочке в лицо.

«Мы и наши маленькие волшебники!»: два рассказа о детях войны

Рисунок к рассказу из архива автора

— Дедушка! Дедушка! — изо всех сил закрывая лицо руками, закричала Сашенька. — Вы не видели мою маму?!

Старец повернул голову, замотанную женским пуховым платком, и беззвучно открыл рот.

— Что вы сказали?! — убрав замёрзшие руки от лица, крикнула Сашенька.

Но дедушка уже не слышал девочку, смахнув моментально замёрзшую слезу, он отвернулся и, из последних сил толкая перед собой санки, продолжил свой нелёгкий путь. Сашенька закрыла окно, села на табуретку и опять посмотрела на луковицу. Она и сама не заметила, как её маленькая рука вытащила луковицу из стакана с водой и положила в рот. Луковица была настолько мала, что девочка от голода проглотила её целиком.

— Ой! Кажется, я съела нашу с мамой последнюю еду, — расстроенно произнесла девочка, посмотрев на пустой гранёный стакан.

Входная дверь в квартиру скрипнула, и на кухню, еле передвигая ноги, вошла Сашенькина мама. Она положила на стол маленький кусочек чёрного хлеба и рухнула на пол без сил.

— Мама! Мама! Не спи! Нельзя спать, сейчас будут бомбить, — присев на корточки, сказала Сашенька.

Мама не отвечала, закрыв глаза, она лежала на замёрзшем полу маленькой кухни. Сашеньке от страха хотелось заплакать, но слёз в её голубых глазах не было. Девочка взяла со стола кусочек чёрного хлеба и сунула маме в рот. Ничего не произошло, мама лежала, не двигаясь.

Каким-то страшным воем завыла сирена, предупреждая о приближении немецких самолётов. Сашенька закрыла лицо руками.

«Мне не страшно, мне не страшно», — говорила она. В этот момент немецкая бомба, пробив в коридоре квартиры большую дыру, разорвалась где-то внизу. Стены старого дома затряслись, но устояли.

— Ну, всё, хватит бояться, — сказала Сашенька, взяла пустое мусорное ведро и пошла к двери.

Путь ей перегородила большая дыра, которую пробил немецкий снаряд. Аккуратно держась за чудом уцелевшую вешалку в прихожей, девочка вышла из квартиры и спустилась на улицу. Прямо перед домом стояла ёлка, но иголок на ней почти не осталось. Только где-то на самом верху в лучах яркого солнца блестела маленькая зелёная веточка. Девочка поставила ведро на снег и, обняв дерево руками, полезла наверх. Замёрзшие руки не слушались. Как Сашенька ни старалась, ничего не получалось.

«Надо сварить маме отвар», — говорила Сашенька и снова лезла на дерево. Страшный взрыв прогремел совсем рядом, дерево покачнулось и упало, придавив девочке руку. Сашенька от боли потеряла сознание.

— Пора просыпаться! — услышала Сашенька голос где-то совсем рядом и открыла глаза. Рядом с белоснежной кроватью, на которой она лежала, стояли женщина в белом халате и тот странный дедушка, которому она кричала в окно.

— А где моя мама? — тихо спросила Сашенька.

— Не волнуйся, дочка, — со слезами на глазах ответила доктор, — она жива, её по дороге жизни отправили на Большую землю.

— Спасибо, — улыбнувшись в первый раз за три месяца страшной зимы, сказала Сашенька и посмотрела в окно. За стеклом, играя яркими лучами, блестело тёплое весеннее солнышко, а на подоконнике в гранёном стакане росла маленькая зелёная луковица.

Об авторе

Александр Захватов родился в 1967 году, живёт и работает в Москве. Член Союза писателей России. Автор многочисленных книг рассказов и сказок. Лауреат конкурса «Мы и наши маленькие волшебники» 2019 года.

«Мы и наши маленькие волшебники!»: два рассказа о детях войны

ИРИНА ДРУЖАЕВА
Сладкий секрет

— Не могу так больше! Что за наказание! — шептал и всхлипывал Костя, стоя в маленькой кухоньке.

Размазывая по щекам слёзы, он смотрел вверх на берестяное лукошко над окном. Оно стояло на полке, положенной одним концом на посудный шкаф, а другим — на выступ печи.

Матушка со старшим братом и сестрой с рассветом ушли в луга — сенокос в разгаре. А Костю оставили дома — хозяйничать и водиться с маленькой сестрёнкой Люсей.

Люська ещё сладко спала, а Костя страдал и метался по избе.

Мучения эти начались две недели назад, когда деревенская почтальонка тётя Люба принесла в дом долгожданное письмо от отца.

Корявые буквы отцовского почерка разбирали, читали и перечитывали всей семьёй вместе с соседками и ребятишками со всей улицы.

Письма с фронта приходили нечасто. Каждое становилось событием для жителей деревни, истосковавшихся по родным и близким за годы войны.

Почтальон ушла, а матушка ещё долго стояла у икон, молилась и кланялась.

После пережитого волнения дети притихли, слушая тихие слова молитвы.

Наконец, Анна Ивановна поднялась с колен:

— По такому случаю, устроим мы праздник! Сейчас лепёшек напечём, иван-чаю заварим. И сахарок достанем!

— Ура! — сластёна Костя закричал громче всех.

Мука и картошка в этом году кончились ещё в апреле. Так что пришлось эти месяцы нелегко всей семье. Корова Зорька, сама вечно голодная без прикорма, молока давала мало. Питались похлёбкой из картошки, лепёшками с отрубями. А с весны ели всю зелень, которую находили, от липовых почек до щавеля и пестов.

Потому так обрадовались дети словам Анны Ивановны про праздник.

Матушка принялась хлопотать на кухоньке со старшей дочкой Фисой. А братья Витя и Костя согрели самовар. Вскоре в избе запахло лепёшками. Матушка поставила их на стол и заварила кипятком сушёный иван-чай. А потом вернулась в кухню. Костя и сам не знал, почему пошёл следом за ней.

Он увидел, как, встав на табурет, мать достаёт с полки лукошко.

Анна Ивановна вышла в горницу к столу, в руках у неё был колотый сахар. Она неторопливо и долго делила сладкие кусочки меж детьми, отщипывая щипчиками.

И вспоминала довоенное счастливое время, утирая слёзы.

— Ничего, детушки! Будет же конец войне этой проклятущей…

Начался сенокос. Семья с рассветом уходила в луга, оставив мальчишку в няньках. Секрет лукошка в кухне не давал ему покоя.

На третий день Костя не выдержал и попытался добраться до корзинки. Доска была толстая, но узкая. Ползти по ней было страшно. Но мальчик дополз до лукошка, пошарил в нём и вытащил завязанный холщовый мешок. Косте пришлось пятиться обратно на печь. Сахар в мешке был наколот кусками разной величины. Целое сокровище в руках.

— Мама! Прости. Я чуть-чуть возьму. Кусочек…- шептал Костя, выбирая лакомство. Вновь ползти на узкую доску было страшно, но — надо, чтоб вернуть на место лукошко. Костя сосал сахар и плакал. Ведь сахар он ел один…

Следующее утро началось для Кости с новых мучений.

— Не буду! Не полезу! — метался он по избе. Но лукошко притягивало его, как магнит железо…

— Ещё разочек. Не заметит мама…- приговаривал Костя, проделывая снова свой цирковой номер.

Так прошла неделя. Не в силах совладать со своей слабостью, Костя каждое утро начинал с рискованного трюка, хоть и мучили стыд и страх.

— Всё, больше не могу!

Он выбежал во двор. На глаза попался кусочек мела.

— Мама пойдёт Зорьку загонять, доить… — подумал он.

На деревянной двери хлева крупными печатными буквами Костя написал:

— Мама убири сахар.

Костя проучился один год, писать умел, хоть и с ошибками. Надпись получилась корявая, зато во всю дверь.

— Вот и всё. Пусть, наконец, накажет. И сахар уберёт. А то другим ничего не останется…

Вечером вернулось с пастбища стадо.

Загоняя корову, Анна Ивановна развернулась лицом к двери и застыла, увидев меловые каракули. Она стёрла тряпкой надпись, потом села на тёплую завалинку и улыбнулась. А по щекам текли слёзы.

— Вот, шельмец! Углядел-таки, где сладко! Ох, грамотей ты мой! И тут с ошибкой. Ну, сластёна… Убирать-то есть ли чего?

Женщина смахнула слёзы и пошла в дом.

Остатки сахара Анна Ивановна перепрятала, выдавая по кусочку в праздники.

А вот ругать сына не стала. Она чувствовала, что он и так настрадался от своей слабости.

А Костя всё понял и был ей очень благодарен, что сохранила в секрете его проступок. Эта маленькая тайна ещё больше сблизила его с матушкой.

А что такое муки совести — он запомнил на всю оставшуюся жизнь на таком «сладком» примере.

Об авторе

Ирина Дружаева живёт и работает в Москве. Член Союза писателей России, член Творческого объединения детских авторов (ТО ДАР) Лауреат Международного конкурса детской и юношеской литературы имени Алексея Толстого, лауреат  конкурса сценариев Московского Международного кинофестиваля «Лучезарный Ангел»,  лауреат литературной премии «Золотое перо Руси» (2012, 2014), лауреат Приволжской литературной премии «NEWBOOK - Волга-2015», лауреат Премии Нижнего Новгорода -2017, лауреат Международной Южно-Уральской литературной Премии 2017, лауреат Премии Нижегородской области «Болдинская осень» -2018, лауреат конкурса « Серая шейка» 2019, дипломант Международной литературной премии им. П.П.Ершова - 2019 Публиковалась в журнала «Север», «Бельские просторы», «Невский альманах», «Мир животных» (Минск), «Метаморфозы» (Минск), «Воскресение» (Минск»), «Кукумбер», «Шуша» (Казахстан), «Сибирячок», «Дошкольная Уфа», «Шишкин лес», «Весёлые картинки», «Проспект», «Радуга», «Костёр», «Мурзилка».

«Мы и наши маленькие волшебники!»: два рассказа о детях войны


Полностью публикацицию можно прочитать по ссылке https://www.classmag.ru/news/20100911

Дорогие мои друзья по ЖЖ, я жду ваших рассказов на конкурс. Положение о конкурсе на сайте agacher.com.


Tags: Мы и наши маленькие волшебники, рассказы о войне
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment