January 25th, 2020

ПРАБАБЬЕ ЛЕТО В КИЕВЕ ( РАССКАЗ. ОКОНЧАНИЕ)




-   Чёрт, больно то как! - выругалась я в храме, зарыдав в голос.

Пара карих, как спелые вишни, глаз, обрамлённая платком, склонились надо мной:

  -  Живая, голубушка?  Нельзя же так! Церковь-то старая! Вон почти полтора метра мостовой намело вокруг неё за восемь веков. Али убогих испугалась? Так это Мишка Врубель с ребятами озорует! Они здесь по выходным дням после службы завсегда свои картинки малюют. Докторша наша  разрешает.

Господи, какая докторша? Какой Врубель? Какие картинки? XXI век на дворе. Хотя пространство тоже - Кирилловская церковь и психиатрическая больница.

[Spoiler (click to open)]

-  А что этого больного художника действительно Михаил Врубель кличут? - задала я вопрос, всё ещё сидя на полу храма.

  -  Меня зовут Галина Поликарповна! Давай, потихоньку вставать будем, матушка…А как его величают по паспорту, не знаю. Все Врубелем кличут! За те тридцать лет, что я эту церковь убираю, он не первый болезный  художник, что Врубелем себя называет и картины малюет. То Богоматерь они с докторши какой-нибудь молоденькой рисуют, а то демонов… Прости меня, Матерь Божья, за слова мои. - И женщина начала креститься и класть земные поклоны.

Я села на стул акурат перед фреской  “Страшного суда”, достала из сумки салфетки со спиртом и пластырь, обработала раны на коленях. Подняла голову и обомлела. Поразило меня не то, что это древнейшее сохранившееся изображение Страшного суда в древнерусских храмах, а то что на ней души были разделены по полу - в Рай почему-то  направлялись только женские души, а в Ад - мужские.

  -   Что успокоилась, голубушка ? Экскурсий сегодня нет, на службу ты опоздала, зашиблась сильно. Знак это! Идём “ Ангела, свивающего небо” тебе покажу. Нигде больше не увидишь, как небо в свиток Ангел скручивает при конце света.

XII  век - мир-свиток - дочитали до конца - скрутили. От силищи, с которой Ангел свивает небо - в жар бросило. Идём дальше к алтарю.

  -  А вот и Богоматерь, что Михаил Врубель сто лет тому назад нарисовал. Влюбился он до смерти, в жену хозяина. Грех большой. Везде её видел и даже в образе Матери Божьей изобразил. А разве во грехе можно чистейший образ писать? Вот с тех пор и появились в нашей больничке Врубели, и все как один в докторш влюбляются, режут себя и демонами терзаются. Ну, что… на второй этаж с разбитыми коленками полезешь свод церковный глядеть?

Узкая лестница с огромными, каменными, разной высоты ступенями проходила внутри толстенной крепостной стены. Много веков монахи-воины охраняли на этой горе подступы к Киеву. Окна-бойницы. А под сводом церковным на синем-синем фоне голубь белый парил, простирая золотые лучи Духа Святого на Богоматерь и Апостолов.

Здравствуй, знаменитое творение великого русского художника Михаила Александровича Врубеля “Сошествие Святого Духа на Апостолов”!

И меня совсем не удивило, что фигуры четверых Апостолов в жемчужно-голубых одеяниях справа от Богоматери, их лица, бороды, жесты были поразительно похожи на композицию, виденную мною полчаса тому назад перед церковью.

  -  А что, Галина Поликарповна, в вашей больничке, ещё знаменитости есть?  Наполеон или Иван Грозный? - задала я нелепый вопрос… Хотя, чтобы вернуться в реальность, в пору было начать щипать себя за руки.

  -  Нет, таких не припомню. Всё больше Владимиры, да Ярославы Мудрые, но их выписали. Сейчас из “тихих”, гуляющих по территории,  остались княгиня Ольга, да Михаил Врубель, что ты видела… Правда, говорят, в закрытом корпусе, где содержатся больные с острыми психозами, появился новый Михаил Булгаков, - очень спокойно объясняла мне женщина.

И вместо того, чтобы улыбнуться, поблагодарить моего добровольного экскурсовода и уходить прочь из этого места, где можно получить индуцированный силой искусства психоз, я задала очередной дурацкий вопрос:

  -  А почему новый Михаил Булгаков?  Куда девался старый?

-  Старого я хорошо помню, приходил на службу. Только не крестился, а стоял в стороне ото всех. Шапочка у него ещё была такая интересная на голове, с большой вышитой буквой “М”. Помер  в палате два года тому назад.

-  В шапочке?  С большой вышитой буквой “М”, - прошептала я с выпученными глазами.

  -  Чему вы удивляетесь? А с виду интеллигентная, читающая женщина. Булгаков-то наш - киевский писатель, а не московский. Родился в Киеве и крестили его на Подоле у Лысой горы в Крестовоздвиженской церкви. Всё о чём он писал было в Киеве. Какая Лысая гора в Москве?

А ведь и, верно, какая Лысая гора в Москве? И трамвай “Аннушка” никогда не ходил по Патриаршим прудам…

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…