Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

ПОВЕСТЬ. ТВОИМИ ГЛАЗАМИ. ГЛАВА 9 .ПРОБУЖДЕНИЕ СЕРДЦА.



По радио заиграли гимн Советского Союза - это означало, что московское время шесть часов утра. Иван открыл глаза, резко вскочил и начал торопливо одеваться. Было раннее утро, Москва еще спала, но Ваня обещал своей бывшей однокласснице и соседке Наде Грибковой помочь загрузить вещи для переезда на дачу в Кратово. Отец Нади был человеком суровым, всегда занятым, часто отсутствовал дома и считал, что пользоваться своим служебным положением недопустимо. Вот и сейчас его не было, поэтому соседка обратилась за помощью к Ивану.

[Spoiler (click to open)]

Ваня тихо открыл дверь из своей спальни в гостиную и на цыпочках пошел мимо огромного кожаного дивана, на котором спали Джон и Бэлла. Девушка, как ребенок лежала на боку, подложив лодочку ладоней себе под щеку, а молодой человек водрузил на нее руку, то ли обнимая, то ли защищая, то ли придерживая, чтобы она не упала на пол. Голова Бэллы, с ежиком искромсанных меднорыжих волос, была похожа на плохо очищенный апельсин, где местами просвечивала нежная бледнорозовая кожа головы.

Иван пересек гостиную, вышел в коридор, открыл и тихонько закрыл входную дверь, сделал шаг в сторону и позвонил соседям.

Дверь тот час же открыла довольно высокая худощавая женщина в темной прямой юбке и светлой блузке, воротничок которой был прихвачен брошью с камеей. Это была Надина мама.

- Ванечка, доброе утро! Какой же ты молодец, не забыл. Ответственность и аккуратность, как говорит мой супруг Борис Павлович, главные качества мужчины. Завтракать будешь?

- Доброе утро, Настасья Петровна, спасибо, я сыт. Что и куда носить?- спросил Иван, как-то неуклюже переступая с ноги на ногу.

- Видишь эти коробки, вот и носи их вниз. Машины стоят у подъезда. Только лифтом не пользуйся, вещи запрещено перевозить пассажирским лифтом, и не позволяй водителям помогать тебе. Машины служебные, и Борис Павлович будет не доволен, если водители при исполнении будут помогать носить наши личные вещи. Ты же знаешь, какой он щепетильный в этом вопросе. Наденька допивает кофе, и сейчас присоединится к тебе.

Иван взял первую коробку и понес её с четвертого этажа вниз по лестнице, затем вытащил её во двор и поставил  в багажник машины. Такого красивого автомобиля он еще не видел, он был похож на авто из американских фильмов и покрашен в бежевый цвет.

- Здравия желаю, командир,- обратился парень к водителю. - Что это за машина, никогда такой не видел?

- Это ГАЗ-21 или “Волга”, такие автомобили начали выпускаться нашим Горьковским автозаводом. Молодцы, горьковские рабочие, успели таки к фестивалю. Показали, что не только американцы, но и мы можем делать хорошие машины,- с гордостью и значительно подчеркивая каждое слово, отчеканил шофер.

Массивная дверь подъезда приотворилась, и кто-то спиной придерживая дверь, начал пытаться боком вытащить из подъезда картонный ящик. Но не тут то было, жесткая стальная дверная пружина сработала мощно, дверь с грохотом захлопнулась, заглушая девичий крик вперемешку с отборным русским матом. Иван резко повернулся и побежал к подъезду. Когда он открыл дверь, то увидел лежащую на левом боку Надю с коробкой в руках.

- Ванька, помоги, держи эту бандуру, это мама посуду на дачу собрала, надеюсь, я там ничего не разбила? - c испугом в голосе спросила девушка. Иван взял коробку и осторожно поставил картонный, подозрительно позванивающий ящик на пол. Потом повернулся к девушке и помог ей подняться.

- Э, старуха, да ты серьезно себе всю ногу содрала, надо бы рану обработать, а еще лучше скорую помощь вызвать, чтобы отвезла тебя в Кремлевскую больницу,- подначил одноклассницу Иван.

- Вот родители, уроды какие-то, один в командировку свалил, генерал хренов, а другая на нашем горбу решила всю квартиру вывезти. Грузчиков ей видите ли нанять дорого, папа лишних расходов не любит. А пружину эту на подъездную дверь, вообще, маньяк-убийца какой-то, охотник на людей, поставил. И снять никто не может - не положено! - продолжала ругаться девушка.

Иван поднял ящик, отнес его в машину, и поехал вместе с Надей на лифте наверх.

- Слушай, Вань, а давай, на лифте опустим коробки вниз,- предложила девушка.

- Ты же знаешь, Надь, внизу лифтерша сидит, настучит сразу же куда следует, а потом батя твой настучит нам обоим, только уже по кумполу, оно нам надо! Мы, вроде не инвалиды, и не убогие, а лифт механизм сложный и нежный, быстро изнашиваемый, сломаться от тяжести такой может, а у нас с тобой максимум что, так это грыжи повыскакивают, - продолжал дружескую беседу парень. 

- А, если я лифтершу отвлеку. Ну, позову, к примеру, чайку попить или еще что другое придумаю,- не унималась девушка.

- Все равно нельзя, не она настучит, так кто-нибудь из жильцов подъезда сделает это за неё. Менты приедут быстро, и одной ходки сделать не успеем. Ничего, ты дома посиди, отдохни. Я тебе рану перекисью обработаю и стрептоцидом засыплю. А потом коробки все вниз снесу сам,- спокойно и даже ласково уговаривал неугомонную подругу парень.

Иван целый час перетаскивал коробки с барахлом с четвертого этажа вниз в машины, а потом помог спуститься женщинам.

- Спасибо, тебе, Ванечка, огромное, ты просто спас нас. Ты - настоящий комсомолец, я обязательно об этом расскажу Борису Павловичу. Ну, давай прощаться. Привет родителям,- горячо поблагодарила мокрого от пота парня Надина мама и даже крепко пожала ему руку пред тем, как сесть в бежевый чудо-автомобиль.

Женщины и машины укатили, а Иван грязный, потный и практически мертвый от усталости вернулся домой. Из ванной доносился шум душа, постель на диване была аккуратно сложена, а в прихожей стояли ботинки только Джона, босоножки Бэллы исчезли.

- Не может быть,- подумал Иван, - я ведь все время шастал по лестнице вверх-вниз, не мог я её пропустить. Неужели ушла?- неожиданно вслух подумал Иван и, немного расстроенный отсутствием Бэллы, пошел на кухню греть чайник. На столе лежала записка: “Ваня, прости, что не попрощалась ни с тобой, ни с Джоном. Было очень стыдно при дневном свете показываться вам в таком уродливом виде. Да, и уехать надо было по-раньше, чтобы меня не видели твои соседи, и людей на улице утром по-меньше. Вам, спасибо огромное, за все. Вы - очень славные ребята. Я взяла платок твоей мамы, прикрыть свою голову. Платок обязательно верну. Джону привет. Бэлла.”

На кухню с мокрой головой после душа вошел Джон.

- Иван, я ничего не понимаю. Что со мной происходит! Что было вчера? Скажи мне, я схожу с ума!- очень эмоционально и как-то растерянно спросил он.

- Сядь, Джон, успокойся. Сейчас будем завтракать мамиными котлетами и пить чай. Вчера в парке мы с тобой встретили девушку. Кто были эти дружинники, я не знаю. Почему они ловили и стригли девушек, я не знаю тоже. Бэлла ушла не попрощавшись, чтобы мы не видели её уродливую стрижку, и оставила нам записку, в которой поблагодарила тебя и меня. Это все, что я знаю и могу тебе сказать,- попытался как-то объяснить гостю, мягко говоря, неординарную ситуации Иван.

- Я понимаю, что делали эти парни вчера вечером в парке и почему. Люди везде одинаковые, слова разные. Я чувствую, почему ушла Бэлла, ведь её очень сильно обидели и унизили. Я старался вчера, чтобы ей не было одиноко. Все это я понимаю, но я никогда не ожидал от себя, что желание помочь другому человеку, женщине, возбудит во мне такое непреодолимо острое сексуальное желание - желание к этой девушке, так похожей на мальчишку. Для меня это шок, оказывается я еще не все о себе знаю, далеко не все,- продолжал свой откровенный и такой непривычный для ушей советского человека разговор американец.

- Успокойся, Джон, ну, и что, что Бэлла похожа на мальчишку, как говорят о вкусах не спорят. Ты знаешь, мой отец - врач, в таких случаях, любит рассказывать один медицинский анекдот:

“Защищается на Ученом Совете медицинского института аспирант с кафедры нормальной физиологии по теме: ‘Первичные инстинкты’. Экспериментальная часть диссертации включала в себя наблюдение и измерение различных параметров у кобеля, которому не давали есть какое-то время, а потом одновременно бросали ему кость и впускали суку. Так вот, в девяти случаях из десяти, кобель вначале сгрызал полностью кость, и лишь потом иногда начинал заниматься любовью с сукой. На основании своей экспериментальной части аспирант делает вывод, что пищевой инстинкт является приоритетным инстинктом и более значимым, чем половой. При этом он блестяще демонстрирует различные графики температуры тела и другую лабуду, необходимую при написании научной работы.

Секретарь Ученого Совета просит задавать вопросы аспиранту по его докладу. Аспирант отлично отвечает на все вопросы. Присутствующие уже мечтают о хорошем банкете по случаю успешной защиты кандидатской диссертации. И вдруг один очень старенький профессор спрашивает нашего соискателя: ‘Коллега, разрешите Вам задать бестактный вопрос: меняли ли в процессе эксперимента суку!”

Диссертация, как ты понимаешь, с треском провалилась.

Мне, кажется, что многое зависит не только от одного человека, его предпочтений и желаний, и не только от другого, которого он встретил, но еще и от того, что не может назвать и объяснить никто,- попытался выйти из непонятного и неловкого положения Ваня, переведя беседу на смех и философствование.

- Иван, в этом удивительном городе, всё очень необычное, и мне это всё нравится. Спасибо, тебе за вкусную мамину еду, душ, и твою дружбу. Я твой друг навсегда. Мне пора уходить, у нас встреча с китайской делегацией на ВДНХ. А потом я бы хотел встретиться с тобой,- торопливо начал прощаться гость.

- Хорошо, приходи к шести часам вечера к кинотеатру “Ударник”. Там будут показывать самодеятельные фильмы. Будет и мой фильм “Мы идем к Фестивалю”,- согласился Иван.

- Здорово, спасибо за приглашение, обязательно приду. До вечера,- произнес американец, встал и направился к двери квартиры.

Иван вышел с Джоном из подъезда, проводил его до остановки автобуса, а потом на прощание протянул ему руку, которую тот крепко и пожал.

Американец вышел из автобуса на остановке “Выставка Народного Хозяйства” и заспешил к павильону, где должна была состояться встреча группы молодежи из американской и китайской делегаций. Перед павильоном стояли Стив, Шон и Эмели, причем Шон и Эмели смеялись, держась за животы и сложившись вдвое, а Стив стоял с невозмутимым лицом.

- Привет, ребята. Что это вы такие веселые? Расскажите, может, и я посмеюсь?- спросил Джон и пожал протянутую Стивом руку.

- Да, ну их, дураки, всё испортили. Начали смеяться, как сумасшедшие, и сорвали такой розыгрыш,- очень серьезно ответил Стив.

- Ой, не могу, давно так не смеялась, сейчас уписаюсь,- стонала Эмели.

- Представляешь, подходит ко мне такой маленький китаец и спрашивает: “Сколько американцев пришло на встречу с китайцами?” А я ему отвечаю: “Двадцать человек и один дракон.” А он мне говорит: “Я должен спросить у нашего главного, можете ли вы с собой привести дракона. При договоренности о нашей встрече - о драконе ничего не говорилось.” Развернулся и пошел к своему шефу спрашивать. Возвращается и говорит: “Товарищ Ли-Ю просил уточнить каких размеров ваш дракон?” И в этот момент эти двое идиотов начали истерично смеяться, и не дали мне получить удовольствие. Я бы ответил китайцу и начал бы спрашивать сам. К примеру: есть ли у китайцев огнетушитель на всякий случай, если дракон что либо случайно подожжет, или где я смогу с ним погулять, ведь здесь ходить по траве практически везде запрещено, а по асфальту дракон ходить не может, ему когти мешают и так далее. Идиоты, такой розыгрыш сорвали. Ну, ладно, хватит ржать, пошли во внутрь здания,- с каменным лицом завершил шутку Стив.

Tags: ПОВЕСТЬ, ТВОИМИ ГЛАЗАМИ, ЧКАЛОВСКИЙ ДОМ
Subscribe

Posts from This Journal “ТВОИМИ ГЛАЗАМИ” Tag

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →