Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

КАРТИНКА 9. ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ. ОКОНЧАНИЕ ( НАСТОЯЩЕЕ).




Фото часов на башне Московского вокзала( фото из интернета)

     Молодящаяся громада Московского вокзала, как губка, впитывала в себя пассажиров, спешащих в город со столичного экспресса, в свое тёплое нутро укрыться от непогоды. Вокзал встречал меня, гулко отсчитывая чёткие шаги на циферблате башенных часов, расположенных под крышей каланчи над главным входом в здание. Город приветствовал гостей моросью и шквальным ветром с Финского залива.

[Spoiler (click to open)]

Питерская погода, как красивая женщина, переменчива, неверна и ветрена, то из серого насупленного неба сыпанёт колючая крупка,  мороз чуть приласкает землю ледяными объятиями, и тут же дохнёт ветер, разорвет занавес облаков и выглянет заспавшееся солнце. Снег насупится, заплачет горькими от химических реагентов ручьями и спешащие прохожие, привычно потащаться дальше по своим бесконечным делам, хлюпая ногами и носами, чертыхаясь и ругая свою судьбу. Как похожа своей переменчивостью погода Питера, Риги, Копенгагена, Бостона, Чикаго, расположившихся на берегах огромных озёр, заливов или морей, где за одни сутки можно прожить четыре времени года.

  После столь долгой разлуки с любимым городом, хотелось пожить обязательно на Невском, и мои друзья забронировали мне номер в шикарном отеле “Талеон”, что обосновался на углу Мойки и проспекта.


Вид на отель "Талеон" со стороны набережной реки Мойки

Пока я добиралась до гостиницы, сливовые облака разбежались и выглянуло солнышко, ласково меня подтолкнувшее в холл отеля, где вместо “добро пожаловать в нашу гостиницу” я услышала громкое чтение Корана. В чистый четверг на Пасхальной неделе, рядом с Казанским собором проходил международный конкурс чтецов Корана, куда съехались участники со многих стран мира. Так началось заново мое знакомство с этим городом “ветров и перемен”.


Архитектурный ансамбль Мариинского театра ( историческая и новая сцена)
   


Зрительный зал Новой сцены Мариинского театра

Вечером меня ждала новая сцена “Мариинки” и опера Чайковского “Опричник”. Произведение, по словам композитора, “измучившее” его, было создано по сюжету Ивана Лажечникова и описывало одну из самых трагических и противоречивых страниц истории Московской Руси, борьбу опричников и бояр. Режиссер, художник и хореограф очень “смело” интерпретировали образ опричников, к примеру, нарядив их в белоснежные, очень сексуальные костюмы, состоящие из галифе, мягких  сапожек и облегающего кителя. Кокетливые же головные уборы в виде шапочек, как у дятлов, украшали головы “кровожадных царёвых псов”, видимо заменяя традиционные их символы, таких как, собачья голова или метла. Пляски московитов напоминали, скорее всего, коллективные упражнения монахов Шаолиня. Партию же Фёдора Басманова, вероятно, для подчеркивания того факта, что он был любовником и фаворитом Иоанна Грозного, исполняла женщина. И всё бы это можно было бы как то…….. даже воспринять, если бы слышались хорошо  голоса, ведь главное в опере именно звучание, а не эффектное, переворачивающее всё с ног на голову, разрекламированное действо. Оказалось, что в театре тоже наблюдались серьезные изменения. “Господи, хоть бы они не тронули “Спящую красавицу” в постановке Мариуса Петипа, а ведь могут захотеть прославиться и разрушить прекрасное”,- подумала я, покидая спектакль.




Фото репетиции военного парада на Невском проспекте в апреле 2016 года

     Следующим утром я проснулась от того, что гостиничная кровать подо мною ходила ходуном, стёкла окон дрожали, а всё вокруг лязгало и грохотало. “Землетрясение”,- подумала я, вскочила и бросилась к окну номера. Отдернув штору, я увидела, как по Невскому проспекту шли танки, боевые машины пехоты, артиллерийские тягачи с зачехленными пушками и ракетные комплексы “Тополь”. Многочисленные туристы стояли по бокам улицы и усердно щёлкали фотоаппаратами и мобильными телефонами. От созерцания марша вооруженных сил меня оторвал  телефонный звонок, я поднесла плоский аппарат к уху:

-   Посмотри в окно, посмотри в окно!!! - взволнованно кричали в телефоне. - Я видел такое уже однажды, это было в Москве, в августе 1991 года, когда произошёл государственный переворот и Горбачёва отстранили от власти. Собирайся и немедленно выходи, ты идешь со мной в американское консульство! Во время ГКЧП, если ты помнишь, американцы готовы были предоставлять обратившимся за помощью политическое убежище! - очень чётким командным голосом чеканил мой американский коллега, напросившийся со мной на Пасху посмотреть Санкт-Петербург. Мне стыдно сейчас это вспоминать, но я начала смеяться. Я хохотала взахлёб, до икоты, а Макс кричал в телефон, чтобы я прекратила истерику и начала паковать вещи.

-  Макс, дорогой мой, успокойся, ты запамятовал, где ты находишься, это же репетиция военного парада, а сам он будет проходить 9 мая на Дворцовой площади, - попыталась я успокоить своего иностранного друга, вытирая слёзы ладошками обеих рук.

-   Действительно, я забыл, что это такая русская национальная забава - ездить по своим самым красивым улицам на танках, чтобы потом эти улицы ремонтировать! А деньги, потраченные на это всё, нельзя ли в честь праздника Победы раздать нуждающимся старикам, ну, или лекарства им купить, протезы, продукты?! Извини, что я немного грублю тебе, просто я не был готов утром увидеть танки под своим окном! Пока, прости меня ещё раз за беспокойство, - в трубке раздались короткие гудки, и я подумала о том, что перемен в городе много, а танки, как двигались на Дворцовую площадь по Невскому так и двигаются.

  Поскольку Невский был перекрыт, а лязг и грохот железа во мне всегда вызывали, в основном, страх, а не патриотический восторг, я побрела по набережной Мойки к Исаакиевскому собору, затем поспешила поклониться памятнику Петра Великого, а от него уже двинулась вдоль Адмиралтейства ко Дворцовой набережной полюбоваться на мосты и стрелку Васильевского острова.





Я смотрела на золотой шпиль Петропавловского собора, который давно пронзил мое сердце и подарил ангела, и не могла налюбоваться. Как же я истосковалась по тебе, мой любимый Ленинград, по твоим перспективным просторам, по ощущениям парящей птицы! Я стояла у берегов Невы, ветер наполнял мои воображаемые, потрёпанные крылья, а глаза впитывали невозможно прекрасную панораму практически возрождённого, отреставрированного города. Тёплое блаженство разлилось по телу, и энергия хлынула в мою душу, напоила разум и заштопала крылья. Ура, я снова могу летать, спасибо, тебе Санкт-Петербург!

В Москве нет такого простора, там ты должен находиться так высоко, как Кремлёвские звёзды, чтобы видеть чуть дальше стены соседнего здания, а здесь в Питере, даже ребёнок может смотреть сквозь гигантские пространства, и ощущать собственную избранность и сопричастность творениям своих предков.

Люди в городах не видят звёздного неба из колодцев-дворов и каналов-улиц, а рассветы и закаты им заменяет зарево реклам и ночных фонарей. И только городские ангелы-архитекторы ломают параллельные прямые маковками церквей, башенками с часами, ажурными балконами и выстраивают кубики гор, зная, что где-то всегда есть точка, с которой душа может оценить и увидеть гармонию и красоту их творений. Каменные дети, также как и живые, бывают удачные и неудачные, имеют свой характер и душу, но увидеть это можно только на расстоянии, для чего порой надо подняться высоко-высоко, расправить крылья и парить, пропуская сквозь себя ветер и свет далёких солнц, но человек не птица, он не умеет летать, а архитекторы видят такими города лишь на своих макетах.

Но есть в мире город, где человек, стоя, например, на Дворцовой или Университетской набережной, может почувствовать себя птицей, наблюдая бесконечность рек, мостов, островов, каналов, улиц. Древние знали, что созерцание расстояния вымывает из души дрожание, из тела - усталость и боль, из разума - осколки нерешённых проблем. Они шли встречать рассвет или закат, учились смотреть сквозь, и расстояние очищало их, а свет Божий наполнял энергией любви и творчества.

Чем больше в городе разнообразных перспективных планов и таланта, вложенного в него зодчими, тем значительнее количество творческой энергии содержится в этом пространстве, и тем чаще этот город рождает талантливых ученых, политиков, художников, композиторов, правителей. Закон множественности перспектив начинает работать на всех планах бытия, индуцируя друг друга и создавая уникальные пространственно-временные зоны или город.

Tags: ПУТЕШЕСТВИЕ ВНУТРИ СЕБЯ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
Subscribe

Posts from This Journal “ПУТЕШЕСТВИЕ ВНУТРИ СЕБЯ” Tag

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →