Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

ВЫСТАВКА "РУССКОГО АВАНГАРДА" ( ПРОДОЛЖЕНИЕ)



Наум Габо " Женщина в шляпе"

Высоко под потолком второго зала экспозиции, между стенами, в так называемой верхней точке пирамиды, был сконструирован объемный угол из прозрачного стекла, где стояла открытая папка, внутри которой располагалась голова женщины в шляпе, сделанная из рыжей бумаги. Внизу, на полу, напротив бумажной скульптуры сидел, скрестив ноги, мальчик-японец, и глядя на бумажную голову, пытался сложить похожую композицию, но из одного квадратного бумажного листа. Недалеко от него, подперев стену, терпеливо стоял мужчина, скорее всего, его отец. Как только мальчик комкал лист бумаги, решив, что выбранный им способ сложения листа не приведёт к появлению желаемого результата, мужчина открывал свой портфель, доставал оттуда следующий точно такой же лист и протягивал мальчику. Вокруг этой пары собрались в круг человек десять-двенадцать, причем не только японцев, но и американцев.

[Spoiler (click to open)]

-   Жалко, мальчишку, он приходит сюда вместе с отцом уже четвёртый день подряд. Садится вот так на пол и пытается сделать из одного листа бумаги точно такую же голову, что получилось у Наума Габо и экспонируется на этой выставке, - рассказывала о происходящем смотрительница музея вновь подошедшим зрителям.

-  Вы же профессионал, многое знаете о выставке и о технике изготовления экспонатов, могли бы объяснить мальчишке, что эта женская голова склеена из нескольких листов бумаги! - попробовал громким шёпотом посоветовать очередной наблюдатель.

- Дело в том, что мальчик является победителем многих очень известных турниров по древнему японскому искусству складывания фигурок из бумаги или оригами, и он поспорил с отцом, что сможет сделать точно такую же голову женщины, как у маэстро Габо. Я попробовала ему рассказать о технике создания этой бумажной головы, но маленький японец мне холодно ответил, что “из листа бумаги, как ведает искусство оригами, настоящий мастер может создать весь мир.” Вот и пытается достигнуть четвертые сутки совершенства,- грустно поведала пожилая дама в строгом сером костюме, похожая сама почти на музейный экспонат.

-   Как это верно вы подметили, ведь японская пословица гласит о том, что 5 процентов сил человек тратит на выполнение 95 процентов необходимой работы, и все оставшиеся силы использует на последние пять процентов для того, чтобы достичь совершенства. Этот мальчик - воплощение японского характера, - поддержал тему разговора сухонький старичок, говоривший явно с мягким французским акцентом. - Я приехал из Квебека, и совсем не ожидал, что выставка “упаднического” искусства “ русского авангарда” удивит меня тем, что я прихожу четвёртый день подряд, чтобы понаблюдать за работой этого, несомненно, гениального мальчугана. И какая символика, Французская и Русская революции породили разрушение и осколки, что взирают на нас с этих стен, а этот японский мальчуган своим пространственным воображением и руками доказывает нам, что мир не может разрушить никакая революция. Ведь всё сделано из одного и того же бумажного листа, и имеет одни и те же основы. Фантастика! Господа, я предлагаю делать ставки. Ставлю свои сто долларов на то, что мальчик не победит хаос и не сделает голову женщины из одного листа!

-  Что вы, что вы, джентльмены, азартные игры запрещены в стенах музея. Я буду вынуждена сообщить об этом администрации, - замахала руками смотрительница и зашикала на старичка.

От стены отделился отец мальчика, подошёл к пожилому джентльмену, предложившему ставку, и чётко произнёс:

-   Уважаемый, в стенах музея не положено заключать пари, но за его стенами это не запрещено, поэтому ставлю тысячу долларов против ваших ста на то, что мой сын сделает в строгом соответствии со всеми правилами искусства оригами голову “женщины в шляпе” подобно русскому художнику-авангардисту Науму Габо!

  -  Браво! Браво! Вот это вера в силы своего сына! Меня зовут Мишель Друзи, - сказал пожилой мужчина и протянул японцу руку для знакомства. - Я владелец части выставленной сегодня здесь коллекции “русского авангарда”  и с удовольствием, в случае успеха вашего сына, приобрету его работу для дальнейшего экспонирования. Представляю эффект, который произведет уже новая “голова женщины”  рядом со “старой” с пояснениями и фотографиями, как это было сделано. Поэтому я прошу, в случае вашего согласия продать работу вашего сына, разрешить мне начать фото и видеосъемку происходящего процесса, - блестяще завершил свою “провокацию” француз.

-  Так зачем вы поспорили со мною? Если сами верите в успех моего сына? - неожиданно эмоционально удивился японец.

-   Простите, это старая привычка-примета, если хочешь выиграть бой, раззадорь, как следует, бойца! Извините, старика! - продолжал шутить джентльмен, опираясь на изящную трость с набалдашником из слоновой кости в виде головы бульдога. Бульдог - он и есть бульдог во всём! - Понимаете, экспонирование предметов искусства - это отдельный его вид, включающий в себя много ипостасей. Я считаю, что персонажи, абстракции и предметы, изображенные на полотнах, должны “выходить в реальный мир” и иметь своих в нём двойников, что ли.

-   Как это? - удивился японец.

-  Несколько лет тому назад я путешествовал по Европе и пришёл по приглашению своих друзей на одну из выставок импрессионистов. Это был закрытый вечерний показ, на который посетители пришли в одежде персонажей, изображенных на полотнах Моне, Дега, Лотрека, Ренуара. И я обалдел от того, что картины по-настоящему ожили среди этих гуляющих персонажей. И тогда, я придумал выставку “Импресионизм и экспрессия”, я заказал точные копии костюмов и платьев, в которые облачили импрессионисты свои персонажи на картинах, и среди развешенных картин установил манекены с настоящей одеждой. И всё, всё, что изобразили великие художники на своих полотнах проявилось намного ярче: и чувства, и настроения, и мысли, - рассказывал пожилой джентльмен, помолодев на глазах у всех минимум лет на двадцать.

-   О, это была чудесная выставка, удивительная по своему эмоциональному накалу. Я была на ней в музее искусств в Чикаго, где находится одна из самых больших коллекций импрессионистов, - включилась в разговор Катя, поскольку они с Джейсоном, как раз сделали круг по залу и подошли посмотреть голову “Женщины в шляпе”. - Я понимаю, почему вы назвали выставку “ Революционный импульс”. И вижу, что с помощью документальных кадров, запечатлевших наиболее эмоциональные моменты революции, такие как: расстрел демонстраций; разрушение толпой рабочих царской символики на зданиях  Петрограда и Москвы;  похороны Ленина вы постарались объяснить посетителям выставки эпоху, во время которой создавались эти произведения, - начала говорить девушка и сделала рук рукой, указывая на экспонаты о которых она упомянула. - Но, простите, в моё время уже никто не хочет трагедий, и реплика паровоза или того, что делает сейчас этот японский мальчик намного больше оживляет экспозицию, чем документальные кадры.

-   Какая же вы, умница, вы тоже почувствовали диссонанс этих страшных и трагичных документальных кадров и яркость абстрактных образов художников  “русского авангарда”. Они как будто хотели яркими красками заблокировать свое сознание от ужаса происходившего тогда рядом с ними. И у меня, глядя на всё это родилась мысль, создать другую выставку с этими же экспонатами, но в ней рассказать ещё и о людях, о судьбе семей, которые, поднятые “импульсом революции” со своей родной земли уезжали в другие страны. Уезжали, прижимая к себе детей, и увозя с собою эти картины, эстампы, плакаты, иллюстрированные книги, и хранимые ими многие годы, не просто, как память о своей прошлой жизни, а еще и как  образ некого окна, через которое можно было физически соприкоснуться со счастьем. В то время люди уезжали с надеждой на возвращение, которая правда погибла в месте с ними, - начал рассказывать господин Друзи, радуясь, что нашел единомышленников.




-   Вы, романтик, сейчас молодёжь более прагматична, и любит картины “русского авангарда” за то, что они прекрасно создают яркие пятна в интерьерах, - продолжила беседу Кэт. - Эти плакаты с прекрасными женскими ножками в окружении ножек фотоаппарата, или руки поднятые в едином порыве воспринимаются лишь, как эстетические яркие формы, и мало кто кроме специалистов-историков может уже понять политические надписи на них. А “железобетонную поэзию” Маяковского, вообще, сейчас может понять только литератор, специализирующийся на его поэзии, - рассказывала девушка, почему-то непрерывно теребя в руках ремешок от своей сумочки.







  -   Это, ты зря, дорогая, я вот, глядя на эти книги Маяковского очень хорошо представил себе, как поэт был поражён, увидев чудо американского небоскреба двадцатых-тридцатых годов, и захотел точно такой же небоскреб построить сам своими стихами, использовав, в буквальном смысле, слова, как строительные конструкции. Посмотрите сюда, видите - вот это крыша, это стальные балки, в это перекрытия, и не важно чего это хребет - здания, или стиха. Главное в этом во всём - прочность. Поэтому и свою поэзию он называл - железобетонной! - неожиданно вступил в разговор Джейсон.

-  Ха-ха-ха, какой вы молодец, юноша. Русские всегда считают, что они обо всём знают больше. Берегитесь - это очень уверенная нация, но зато женщины - очень красивы. Спасибо, вы открыли мне глаза, я буду делать эту выставку по другому. Надо найти неожиданную схожесть между экспонатами этой выставки и окружающего мира. Например,  если Маяковский называет свою поэзию железобетонной, то рядом с иллюстрированными его книгами - можно поставить модели стальных каркасов зданий, по форме совпадающих с пространственной структурой его стихов. А ещё лучше, часть этих моделей собрать из детского цветного конструктора. Гениально, спасибо, я понял, как сделать этот “революционный импульс” действительно революционным! - и Мишель Друзи поспешил к лифту.

А я “растопырившись глазами” на Трамп-тауэр и Таймс-сквер, и напитавшись идеями искусства “революционного импульса” отправилась в отель, намереваясь собрать из конструктора, купленного в подарок внуку, пару моделей “железобетонных” поэм Маяковского. Действительно, ведь вначале было слово и из него было построено всё остальное!

  На этой фразе можно было бы и закончить этот рассказ, но перед моими глазами стоял сидящий на полу японский мальчик. Действительно, а что мальчик? Сделал ли он фигурку из квадратного листа бумаги в виде “женщины в шляпе”? Очень хотелось через несколько дней вернуться в МОМА на выставку “русского авангарда” и узнать об этом у смотрительницы музея, но потом я решила оставить это за рамками данного рассказа. Предложить любознательному читателю отнести окончание этого события к вопросу веры в силы и воображение человека. Для меня этот японский мальчик, конечно, сотворил из листа бумаги фигурку “женщины в шляпе” и достиг совершенства мастера оригами…


-  Ха-ха-ха, какой вы молодец, юноша. Русские всегда считают, что они обо всём знают больше. Берегитесь - это очень уверенная нация, но зато женщины -  красивы. Спасибо, вы открыли мне глаза, я буду делать эту выставку по-другому. Надо найти неожиданную схожесть между экспонатами этой выставки и окружающего мира. Например,  если Маяковский называет свою поэзию железобетонной, то рядом с иллюстрированными его книгами - можно поставить модели стальных каркасов зданий, по форме совпадающих с пространственной структурой его стихов. А ещё лучше, часть этих моделей собрать из детского цветного конструктора. Гениально, спасибо, я понял, как сделать этот “революционный импульс” действительно революционным! - и Мишель Друзи поспешил к лифту.

А я “растопырившись глазами” на Трамп-тауэр и Таймс-сквер, и напитавшись идеями искусства “революционного импульса”, отправилась в отель, намереваясь собрать из конструктора, купленного в подарок внуку, пару моделей “железобетонных” поэм Маяковского. Действительно, ведь вначале было слово и из него было построено всё остальное!

  На этой фразе можно было бы и закончить этот рассказ, но перед моими глазами стоял сидящий на полу японский мальчик. Действительно, а что мальчик? Сделал ли он фигурку из квадратного листа бумаги в виде “женщины в шляпе”? Очень хотелось через несколько дней вернуться в МОМА на выставку “русского авангарда” и узнать об этом у смотрительницы музея, но потом я решила оставить это за рамками данного рассказа. Предложить любознательному читателю отнести окончание этого события к вопросу веры в силы и воображение человека. Для меня этот японский мальчик, конечно, сотворил из листа бумаги фигурку “женщины в шляпе” и достиг совершенства мастера оригами…

Tags: Рассказ, искусство.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →