Sofia Agacher (sofia_agacher) wrote,
Sofia Agacher
sofia_agacher

КАРТИНКА 20. ВСТРЕЧА С ПРОШЛЫМ. ( ОКОНЧАНИЕ). ПУТЕШЕСТВИЕ ВНУТРИ СЕБЯ.


                                             

-   Это был очень худенький, постоянно кашляющий парнишка, которого мой отец на руках внёс в дом. Мама и бабушка выходили его. И через четыре недели он начал уже выходить погреться на солнышке. Я смотрела на его белоснежные волосы, зелёные глаза с золотыми искорками и болтала с ним без умолку по-польски. Ведь моя мама была полька. Базыль очень быстро учился французскому языку. И поскольку он был ещё слишком слаб для работы на виноградниках, то стал помогать мне переписывать деловые бумаги моего отца. Оказалось, что у него был потрясающе красивый почерк.

[Spoiler (click to open)]

Кроме того он обладал природной склонностью к языкам и какой-то интуитивной грамотностью. Через пару месяцев мы очень подружились и полюбили друг друга. Это была моя первая и, теперь в свои девяносто лет, могу точно сказать самая большая любовь в моей жизни.  Базыль окреп, много работал с отцом на виноградниках и помогал ему с бумагами. Война близилась к концу, мы любили друг друга и были счастливы так, как можно быть счастливыми только в юности. После победы мы решили пожениться, мои родители были не против. Базыль принял решение остаться во Франции со мною. И что бы его никто не мог узнать выжег увеличительным стеклом татуировку, сделанную у него на правом плече.  Он называл её “гадючьей” и рассказывал, что её ему сделала его старшая сестра Ольга. Мама достала своё свадебное платье и начала его перешивать для меня. Но в конце мая 1945 года, вечером к нам на ферму зашло двое французских и двое американских солдат. Они арестовали Базыля и куда-то увезли на машине. На прощание он обнял меня и сказал: “ Не волнуйся, жди, я обязательно вернусь!” Позже я узнала, что между американцами, французами и русскими было подписано на Ялтинской конференции какое-то секретное соглашение, по которому все жители, проживавшие до войны в зоне, контролируемой русскими войсками, в том числе и находящиеся на территории Франции, должны были быть отправлены в пересыльные лагеря и переданы русским оккупационным властям. Больше Базыля я никогда не видела. Ведь я даже не могла послать о нём никакие запросы. Что я знала? Я знала его возраст и имя, и то что родом он был откуда-то из восточных польских земель. Говорил на польском, немецком и французском языках. И ещё у него были абсолютно седые волосы. Я ждала его каждый день в течении 7 лет, никуда не уезжая из родительского дома. А потом, однажды наш рабочий убил гадюку и принёс её к нам на ферму показать, и я смогла внимательно и близко рассмотреть узор на её спине. И я поняла, что узор на спине убитой гадюки был очень похож на татуировку Базыля, но всё же немного отличался от нее. После этого случая я решила уехать в Париж и начать изучать орнаметы. Так я увлеклась германо-скандинавской мифологией и искусством викингов. Во время учёбы в Сорбонне я встретила отца Ларса - настоящего дана, вышла за него замуж и переехала жить в Копенгаген. Всю свою жизнь,  изучая “змеиные” орнаменты, меня не покидала надежда, что они помогут узнать мне о судьбе моего возлюбленного. И видите, не ошиблась, вы, Софи, пришли ко мне, чтобы узнать не только о поясе, но и о корнях своего рода, а встретились с прошлым своего отца. Ведь Базыль ваш отец? Моё сердце не могло обмануться, - остановилась Мария и с надеждой посмотрела на меня.

  -   Мария, Базыль -  мой отец. Так его имя звучит по-польски и так его звали в детстве. О том, что моего папу в семнадцать лет насильственно угнали на работу в Германию, я узнала лишь в начале девяностых. До этого времени никто в моей семье об этом не говорил. Во времена Советского Союза таких мальчишек и девчонок, как мой папа, считали чуть ли не предателями родины. Многие из них погибли от голода и непосильного труда на военных заводах Третьего Рейха, а те, что были репатриированы обратно переселялись советскими властями в Сибирь и Казахстан. В 1992 году мой папа обратился ко мне с неожиданной для меня просьбой. “ Отвези меня, доченька, во Францию, в город Сен-Мартен. Сейчас меня выпустят зарубеж, но силёнок у меня маловато, боюсь один не доеду. Я должен туда обязательно вернуться, я обещал!” Я очень удивилась, почему вернуться? Я никогда не слышала, чтобы мой папа когда либо был за границами Советского Союза. И тогда, он мне рассказал, как во время войны эсэсовцы в оккупированной Белоруссии арестовывали практически всех подростков от 14 до 18 лет и отправляли в Германию на работу. Во время одной из таких облав мой папа вместе со своим младшим братом был арестован, их погрузили в эшелон. Под крышей вагона было маленькое окошко для воздуха, папе удалось подсадить своего братишку, тот пролез через отверстие и выпрыгнул на ходу поезда, избежав фашистского плена. В середине войны папа попал на металлургический завод в восточной Франции, где очень сильно заболел. И тогда, поскольку работать в цеху он не мог, администрация завода продала его французскому фермеру.

Французская семья выходила его и относилась к нему, как к родному сыну. Там он по-настоящему впервые полюбил дочку хозяина фермы. Папа сказал, что его возлюбленную звали Мария, и что после окончания войны вы хотели пожениться, но его арестовали американцы и отправили в пересыльный лагери для последующей депортации на родину. В лагере от высылки в Сибирь папу спас его каллиграфический почерк и знание нескольких языков. Он переписывал различные бумаги для администрации лагеря. Когда американцы закрыли лагерь, они помогли ему сесть на военный эшелон, следовавший на восток. Так папа добрался до Минска. Закончил медицинский институт, где встретился с моей мамой. Всю свою оставшуюся жизнь он проработал врачом в Белоруссии, - рассказывала я Марии и Ларсу о своём отце и видела, как глаза Марии становились всё счастливее и счастливее.

  -  Простите, София, а у вас нет с собой фотографий вашего отца, - мягко прервала меня хозяйка дома.

  -  Да, конечно - ответила я, достала свой мобильный телефон, нашла фотографии отца и протянула их Марии. Она внимательно разглядывала их и тихонько нежно что-то шептала по-польски.

  -   Знаете, Ларс, не могу себе простить, что тогда не выполнила просьбу отца и не отвезла его во Францию, - обратилась я Ларсу,  боясь потревожить Марию. - Потом папа заболел и умер.

  -   Ничего, скоро я приду к своему Базылю, и Великая Богиня Фрея соединит нас опять в своём прекрасном замке Сессрумнир, - спокойно и радостно произнесла Мария. - Наверное, не только я, но и моя прапрапрабабушка была женой викинга, ведь я не боюсь смерти, боюсь потерять человеческий облик и стать в тягость всем и себе. Когда я была совсем маленькой, рядом начали умирать знакомые дедушки и бабушки из соседних ферм. Взрослые мне что-то врали, но я догадалась в чем дело, и придумала, что я маленький воин с копьём наперевес, и если что, то я просто так не дамся, а потом выяснилось, что копьё годится еще много для чего. Простите, София, я очень устала и хочу побыть одна со своими воспоминаниями. До свидания, я и Ларс всегда будет рады видеть вас в нашем доме. Да, возьмите свой телефон и пояс.

  Мария опустила руки на колени и закрыла глаза. А мы с Ларсом молча вышли из дому и пошли вверх по улочке Христиании. Шли молча, каждый думал о своем. Навстречу нам попадались редкие прохожие, равнодушно кивавшие головой Ларсу. Так мы подошли к воротам, на которых было написано: “Выход в реальность”.

  -  Дальше заканчивается Христианин и начинается Копенгаген. Я рад был с вами познакомиться, Софья. Вы приехали в Копенгаген и нашли здесь свою персональную сказку для взрослых. Я совсем не удивлюсь, если окажется, что завтра вы летите в Лондон, поэтому приготовил для вас координаты Джекоба Пероффа. Я обязательно позвоню ему, и попрошу рассказать вам по-больше о тканных поясах и ведуньях-пряхах. До свидания, ждем вас с мамой в гости, - Ларс протянул мне на прощанье картонный квадратик с телефоном Джекоба. Я же не удержалась обняла его, вытерла выступившие на глазах слёзы и быстро пошла по направлению к метро. “Интересно, как он догадался, что завтра я лечу в Лондон?” - удивлённо подумала я.

Tags: КОПЕНГАГЕН, ПУТЕШЕСТВИЕ ВНУТРИ СЕБ
Subscribe
promo sofia_agacher november 9, 2016 13:41 48
Buy for 50 tokens
В 9 ( сентябрьском), 10 ( октябрьском), 11( ноябрьском), 12 (декабрьском) 2016 года и в 1 (январском) журналах " Юность " напечатаны мои первые шесть рассказов: " Будущее в прошедшем", " Гиблое место", " Зависть Богов" и " Сердечко с…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments