Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Дорогие друзья!



Дорогие друзья!
Не прошло и пяти лет, как я наконец-то решилась написать заглавный пост! Все эти годы вы были вместе со мной, читали мои эссе, очерки, записки путешественника, рассказы и отрывки романов. Вы поддерживали меня своими комментариями, питали своими мыслями и помогали развиваться не только, как автору, но и персонально, как личности. Вы стали частью моей жизни, и я уже не представляю своё существование без вас. Спасибо вам, что вы есть! Я рада не только своим “старым” друзьям, но и жду новых! Я открыта перед вами в своих произведениях, но если вы хотите более подробно узнать обо мне, посмотреть мои личные фото и ознакомится с тем, что нового происходит в моём литературном творчестве, зайдите, пожалуйста, на мой авторский сайт.

В мае 2018 года вышла в печать моя первая книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”.

Книга есть в продаже:

Приятного вам чтения.

Ваша София Агачер



Внимание конкурс “ Мы и наши маленькие волшебники” !

Дорогие авторы, читатели и все те, для кого слово, книга – не пустой звук! Впустите в нашу серую действительность лучик добра и поделитесь с другими людьми своим творчеством. Если вы к тому же энергичны и талантливы. А не талантливых людей, бабушек, дедушек, внуков и иже с ними, не бывает. Бывают – немного ленивые. Но, надеюсь, прочитав мою книгу “Рассказы о Ромка и его бабушке”, вы преодолеете в себе этот недуг и захотите описать заповедный мир своих детей или внуков. Что может быть лучше, чем память о наших родных и близких?

Что для этого надо?

Все очень просто. Надо просто прислать свои рассказы по адресу agacher.bragbook@gmail.com. Лучшие из них будут опубликованы в «Классном журнале», а самые лучшие - в сборнике по итогам конкурса.

В жюри конкурса – самые авторитетные и уважаемые люди.

Победителю конкурса присуждается специальный приз от “Классного журнала” - годовая подписка!

Положение о конкурсе вы можете прочитать на сайте:agacher.com

sofia_agacher приглашает подписаться на ее нарратив на ЯндексДзене!

С уважением, София Агачер



Дорогие друзья!

Теперь можно не только купить мою книгу "Рассказы о Ромке и его бабушке", но и послушать в авторском исполнении на моем сайте agacher.com  на кнопке "Аудиокнига".

Твоими глазами_муляж инт_??????.jpg
29 апреля 2019 года, родилcя мой новый роман "Твоими глазами"! Книгу привезли из типографии. Аккуратные пачки по 10 штук разместились на полках. Беру книгу в руки - тёплая, потрясающе красивая! Втягиваю воздух - пахнет типографской краской! Блаженство! Это самый приятный запах на свете! Смотрю на аккуратные стопки  и понимаю, что это спресованные и материализованные три года моей жизни. Три года труда в разговорах с различными людьми - прототипами героев моей книги, написании текста, бесконечных правок и переделок, а ещё километры отсмотренной пленки в Красногорском архиве в поиске уникальных кадров. Сколько было переписки с фотографами, у которых чудом сохранились фотографии фестиваля 1957 года, ведь у каждой есть автор и авторские права. Книга долго не получалась. И вот Николай Николаевич Рахманов нашел в своём архиве фотографию - уникальную и немыслимо правдивую - на Ивановской площади кремля парни и девушки со всей земли слушают рвущий душу саксофон. И всё сразу сложилось - одна пронзительная деталь, она зацепила и родила книгу. Дальше предстоит эту книгу, как ребенка вырастить, и передать её на суд читателя.
Роман уже поступил в продажу Московского Дома книги. Спасибо все, кто помогал мне в создании "Твоими глазами", кто поддерживал меня и был со мной!
Электронная копия  доступна на моём сайте agacher.com!

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…

ПРАБАБЬЕ ЛЕТО В КИЕВЕ ( РАССКАЗ. НАЧАЛО)

                                                                                                         

Заневестилась природа, бабья жаркая пора не наступала. Листья нежные и хрупкие, плоды маленькие. Зерно не наливалось, картофель походил больше на бобы. Загуляло лето в девках, загуляло, никак родить не хотело от дождя и холода. К середине августа солнце смилостивилось, выкатилось и давай жарить. Сухо, тепло, паутинки летают, от любви аж звон стоит. Июльский зной в сентябре бабьим летом прозвали. В Покров опомнились, а покрова то и нет. Деревья вырядились в жёлтые-жёлтые, как из солнечного света сотканные сарафаны. Тихо, лишь слышны стоны опадающих листьев. Хризантемы так те и вовсе очумели: пылают кострищами и дурманят горечью поздней нежности. Ноябрь, и природа не налюбившись в бабью пору, прабабье лето замутило.

[Spoiler (click to open)]

Вот в это нереальное межсезонье и занесло меня в Киев. Расплескался город по сорока холмам, а начиналось всё с семи. Вверх, вниз брожу, ищу свою Кирилловскую горку в Дорогожицком лесу у Бабьего Яра или Бисовой Бабы… Писатели ходят путями своих героев, а герои выглядят достоверными только,  если автор сам хаживал их тропами. Мой путь лежал в Кирилловскую церковь к Врубелевским творениям. Не любят туристы сюда приходить, да и киевляне лишь по большой нужде заглядывают.

Кирилловка, Павловка, “смирительный” дом, дурка. Подойти к храму можно лишь пройдя через территорию психиатрической больницы. Поднимаюсь по лестнице на гору, иду вдоль забора, захожу в открытую калитку. После воскресной службы от белоснежного храма по аллее бредут фигуры: кто в сером байковом халате, кто в куртке или в пальто. Останавливаюсь, ощущаю людскую тоску и страх. Начинает дрожать внутри. Неприятно. Понимаю, почему экскурсоводы не хотят водить сюда туристов. Фотоаппаратами не пощёлкаешь, бодрым голосом о храме-крепости Ольговичей и уникальных древнерусских росписях XII века особо не порассказываешь. Вот и стоит Кирилловская церковь почти 800 лет, хранимая сперва монахами Кирилловского монастыря, а потом людьми “скорбными”.

Смирение - скорбь - безумие - вдохновение - гениальность.

Глубоко дышу и ныряю в этот тягучий людской поток. Бородатый дядька с седыми всклокоченными космами останавливается передо мной и разводит в стороны руки:

-  Куда спешишь, милая? К Врубелю? Так он сегодня женскую натуру не пишет! Да, и есть у него докторша наша, Эмилия Львовна! Сколько мужиков из-за неё здесь осталось навсегда! Отправит она домой такого болезного, а он себя порежет и обратно к ней в пациенты. Врубель с неё Богоматерь малюет! А она на Люсую гору летает! Не верите?! Вот тебе крест! - И мужик перекрестился большим размашистым крестом от лба до пупа. - Сам видел!

Ноги мои начали подкашиваться, но кто вслушивается в слова юродивого?  Поднырнула под его руку и ускорила шаги.

Почти всю площадку перед входом в церковь занимала огромная лужа с рваными краями, затянутая маслянистой плёнкой с разводами. Поперёк неё на пластмассовых вёдрах сидело трое бородатых мужчин в больничных серых халатах, а четвёртый, чернявый с редкой растительностью на лице стоял между ними, порывисто прижимая руки к сердцу. Напротив них на сухом островке за мольбертом расположился человек, с тонким изболевшимся лицом и крючковатым носом, в короткой куртке, и отрывистыми движениями что-то рисовал.

-  Михась, устали мы! Обед скоро! В больничку хотим, отпусти нас! - канючил мужичина с высоким лбом и русой бородой “лопатой”.

-  Погодьте, погодьте, братцы! Должны прилететь! - ответил художник.

Подул ветер, послушался шум хлопающих крыльев, и на асфальт вокруг лужу опустилась стая голубей. Кто-то прикармливал их и накрошил хлеба. Птицы наскакивали друг на друга, прыгали, гарцевали, распушив хвосты. Огромный белый голубь схватил корку, перелетел в центр лужи и, размачивая её в воде, начал спокойно клевать. Потревоженная маслянистая пленка собралась пятном разноцветной радуги вокруг птицы и потекла ручейками к отражённым в воде головам “натурщиков”. Какое-то немыслимое множество солнечных зайчиков, мечущихся по луже, серым больничным халатам, лицам, бородам, создавало иллюзию переливающегося пространства. Этого не может быть! На меня смотрело из лужи, как будто сошедшее с ума, полотно Михаила Врубеля “Сошествие Святого Духа на Апостолов”. Я начала креститься большим крестом и пятиться ко входу в церковь. Дверь была открыта, я подняла ногу, чтобы подняться по ступенькам, но кубарем скатилась вниз и больно ударилась, разбив в кровь оба колена.

А ВЫ ПРОБОВАЛИ МЕНЯТЬ ПОГОДУ?



Офигеть можно!
Сегодня мои коты Семка и Симка полчаса всеми правдами и неправдами уговаривали меня изменить погоду!
Семка подошёл к двери и требовательно заорал:
- Мяу! Выпусти меня!

[Spoiler (click to open)]Я открыла дверь. Огромный чёрный котище понюхал морозный воздух, потрогал его лапами и требовательно посмотрел на меня: « Ты дескать, что очумела хозяйка, там же дуборина!»
- Или туда, или обратно! - проворчала я и захлопнула дверь.
Кот наклонил голову и спокойно начал урчать, как трактор. Потом лениво запрыгнул на диван, столкнул с него лапой Симку. И уже кошачьей семейство в полном составе направилось к двери и заорало дуэтом.
Я опять открыла дверь. Симка игриво выскочила на улицу, а Семка монументально остался на пороге ждать. Кошка порезвилась немного, сникла и вернулась обратно в дом облизывать подмерзшие лапы. Кот поднял на меня голову и возмущённо заорал:
- Мяу! Что происходит, мол, хозяйка, видишь на улице холодно, почему ты ничего не делаешь?»
Терроризировало это семейство меня минут тридцать, в полном смысле этого слова требуя изменить погоду.
Невольно вспомнился старый детский анекдот.
«Собака думает: « Человек меня кормит - он бог.
Кот думает: « Человек меня кормит - я бог».


КЛАРА ( Рассказы о Ромке и его бабушке)



Каррррл у Кларррры укррррал корррраллы.. Вот поробуй, это произнести раз сто! И не надо читать дальше! Вначале поупражнялся в каррррканье, а потом поймешь, какой у ворррроны характер и как ей легко живётся на свете ?!

[Spoiler (click to open)]Я - воррррона и меня зовут Кларррааа! Я здесь главная. Высоко сижу всё вижу и на всех гажу… А ещё я умная - поэтому  скучаю! Каррр - карррр ... Вот и развлекаюсь, как могу! Вначале желуди бросала в белок, но хвостатые хохочут и бегают по веткам. Меня укачивает. Я ворррона, а не чайка. Потом начала дразнить чёрного кота, что живет в доме. Класс!!! Кот рычит, запрыгивает на дерево и … плюхается на траву. Ну, сколько можно… дурачок, все равно не достанешь.
А тут подфартило - вышел мальчик и стал кататься с горки, но не просто на попе вниз, а на доске… Я тоже хочу!! Но на чём? Полетела на охоту. Облетаю территорию и вижу - на кухонном столе в доме лежат продолговатые штуки… О! Надо влететь в открытое окно и стырить одну… Удалось.



Встала на такую штуку и поехала вниз с горки…

Жизнь удалась! Ура!

ПЕСНИ ГОРБАТЫХ КИТОВ

 


После той песни горбатого кита, когда Ромка сильно испугался и видел, как белый кит разбил китобойную шхуну, спасая от злого гарпунщика маленьких китят и самок, он долго боялся встречаться с ним. Его друг дельфин Артуро приплывал на закате и каждый раз звал его на встречу с китом. Ромка знал это точно и решился поплыть все-таки к островам Мариетас, где жили киты, вместе с Соней, Педро и Сесиль. Артуро привел их исследовательское судёнышко прямо к китам. Старый знакомый ударил хвостом, выпустил фонтан брызг и запел: клокочуще, с хрипотцой и ритмично.
- О чём, о чём поёт, кит! - нетерпеливо спрашивал Педро.

[Spoiler (click to open)]- Кит поёт о том, что наша планета - это огромный океан. И надо любить и творить добро, делать из них шары и бросать в океан, и тогда добра будет много и оно обязательно к нам вернётся!



 -  Фантазер ты, Ромка! Я по-моему, кит поёт просто песенку из мультика:
    Если хочешь быть богатым,
     Если хочешь быть счастливым.
     Оставайся мальчик с нами -
     Будешь нашим королём!  - рассмеялась Соня.

  -  Королём! Почему бы и нет! Вырасту - стану океанологом, как Сесиль, и уплыву к китам! - немного обиделся Ромка и крепко над чем-то задумался.

( Из невошедшего в книгу “Рассказы о Ромке и его бабушке”, слушайте аудиоверсию на моем сайте)


НЕ РОДИСЬ КРАСИВОЙ, А РОДИСЬ СЧАСТЛИВОЙ...

.

Симка родилась под кустом, в заброшенном саду на окраине подмосковной деревни. Хорошо и тепло жилось у мамы под брюшком, попивая тёплое молочко и перебирая лапками. Вот только ужасные  деревенские мальчишки частенько пытались использовать Симку и её братьев в своих играх. Там Черныша запустили в импровизированной ракете, а Симке удалось спастись. [Spoiler (click to open)]Спряталась она за придорожный камень у колодца. А тут, откуда не возьмись, рядом остановилось белое авто. Вышли две женщины водички попить. А мальчишки кричат, ищут Симку - видно вторую ракету решили запускать. Выскочила Симка из-за камня - и прямо под ноги женщинам.
- Смотри какая смешная кошечка - трехцветная с разными глазами и розовым носом! - сказала первая женщина.
- Да, не родись красивой, а родись счастливой - ответила ей вторая.
- Счастливой говоришь? - воскликнула первая и с неприязнью посмотрела на приближающуюся ватагу деревенских пацанов. - А ты права - эта кошка счастливая, потому что я заберу её к себе домой в Америку.
Вот так Симка стала американкой. Теперь у она живет с мамой Юлей, Ромой и большим чёрным котом Сёмкой. У нее есть свой переносной и спальный домик, туалет, много игрушек, вкусной еды, а самое главное много-много счастья. И ещё она умеет урчать. Ромка называет её “Тыр-Тыр-Сима”.


ПЕРВЫЙ ФИНАЛИСТ 2019 ГОДА!

«Мы и наши маленькие волшебники!» - первые три рассказа нового сезона

Новый сезон конкурса рассказов для семейного чтения «Мы и наши маленькие волшебники!» «Литературного агентства Софии Агачер» и «Классного журнала» мы начинаем рассказами Тимофея Павлова из Москвы.

1

Важный день

У меня был важный день – конкурс чтецов. Накануне я долго готовился. Выбрал произведение, истратил всю телефонную память на диктофонные файлы – искал интонацию, даже перед зеркалом репетировал.

— Ну что, ты выучил? – спрашивал Алимов. – Как ты вообще это учишь? Трудно же запомнить!

— Это не самое трудное.

— А что самое?

— В другой раз. Долгий разговор.

[Spoiler (click to open)]

Я мечтал, как выступлю: передам и шум ветра, и грохот камнепада. Крещендо, форте и пиано. «…Твердя пре-ры-вис-ты-е стро-ки…» — тут стаккато. Потом легато. И все, конечно, одухотворенно выразительно.

Нам, шестиклассникам, зимой приходится выходить из дома в темноте. Как говорится, жизнь – боль, не поспоришь. Вдруг заметил, что почти уже перед школой от подъезда намеревается шмыгнуть мне наперерез черная кошка. «Нет, только не сегодня», — я остановился и свернул в рукавицах фигуры из трех пальцев. Остановилась и кошка. Я пропустил вперед пару старшеклассников. Нет, кошка как будто выжидала именно меня. Ветер подтолкнул меня в спину, и она пошевелила ушами и заиграла мускулами под черной бархатной шерстью, чтобы наверняка перебежать передо мной.

Вернуться – была бы та же фигня. Я подумал подозвать кошку, чтобы как-то исхитриться ее обойти, и стал кискать. Ноль реакции. Я не мог больше ждать и решительно двинулся вперед. Только тогда я понял, что никакая это не кошка, а черный мусорный пакет, который кто-то не донес до контейнера. Пусть и обознатушки, а примета сбылась. Но это уже совсем другая история.

Фараонова змея

Классный час у нас — обязательный восьмой урок в четверг. Эх, сказать бы от души, от сердца про это мероприятие, но я предпочитаю не обозначать свою позицию. Моим одноклассникам нравится. Скука смертная, если послушать, но они рассылают друг другу мемасы и им весело. Кто в голос хохочет, кто лежит на парте и трясется беззвучно. Я не в теме. Чувствую себя в такой ситуации, если выражаться дипломатично, человеком с ограниченными возможностями радости.

Наступило время подавать заявления в седьмой класс. И школа решила показать свое величие на классных часах. Она выбрала для этого нынешних семиклассников, которые должны были представлять нам все направления, а мы определиться с предпочтениями. «Пять причин для поступления в кадетский класс» — и пятеро нарядных красавцев в форме говорят о патриотизме, собирают винтовку, показывают приемы самообороны и видео с присяги. «Ты дашь сегодня обещание, что кадетом стать готов!» Это имеет воздействие, особенно на девчонок, но я давно понял — не мой путь.

В другой раз приходили парни из экономического класса. Потом еще девушки из педагогического. И вот пришел химический чувак. Один — потому, наверное, что плохо подготовились. И сам он как будто был не готов. Говорит: «Мне нужен ассистент». Я с первой парты добежал быстрее всех. «Набери, — говорит мне, — мензурку ашдвао и раствори химический порошок». Я все понял, даже то, что химический порошок это быстрые дрожжи. Что я пиццу не готовил, что ли?! «А что мы получим в результате опыта?» — спрашиваю. «Непредсказуемо. Что получится». «А где вы берете ингредиенты?» «Реактивы. Где получится. Подай-ка мне жидкое мыло вон на раковине. И еще из аптечки пузырек с перекисью». А сам достал из кармана пасхальный набор. Яйца красить что ли?!

Итак, все подготовлено. Осталось выбрать пищевой краситель из пасхального набора – красный или зеленый. Вопрос я ставил на голосование. 50 на 50. Потом, когда я добавлял все это в бутылку из под колы, я конечно шепотом спрашивал, сколько надо. И получал от химика как всегда одинаковый ответ: если в переводе «сколько получится, никто не знает».

«Этот тип химической реакции называется фараонова змея. Отойти всем на безопасное расстояние!» Я тоже убрался поближе к шкафам, подальше от стола.

Он вылил в бутылку раствор «химического порошка», и тут… Огромная вязкая струя взлетела к потолку и лавой обрушилась на учительский стол. Классная взлетела с кресла и закричала. Оторвавшиеся от гаджетов одноклассники попросили второй раз для видео, в то время как я и химик собирали разлетевшуюся субстанцию.

-Уберите это отсюда!!! — завопила классная, с бессилием глядя на расплывающиеся пятна на потолке. Мы скрылись с глаз долой.

Но химический чувак мне очень понравился, и теперь я точно знаю, в какой седьмой мне поступить.

Один дома

Весна обманчива. Чуть повеет теплом, и опять мокрый снег, ветер и холод. Понадеялись, что бесконечные сиквелы зимы закончились, и стали убирать теплые вещи. Перед отъездом на дачу свалили на кресла шапки и куртки. Что-то упаковали везти с собой, что-то оставили, чтобы затолкать подальше в шкаф. Погрузили в машину сумки и коробки, освободили квартиру от рассады, и оказалось, что места для меня не оказалось. Водитель газели злился, мол, нельзя втроем в кабине, ребенку нельзя, сразу гибэдэдэ. Гибель, короче. Что ж, я уговорился остаться дома один.

Я люблю быть один. Никто не досаждает делами, в которых я обязательно должен помочь. Есть бесконечное время только на себя. Хочешь играть в FIFA — играй, сколько хочешь. Сломай все лего и построй заново. Свари пельмени. Купи колу. Не хочешь – просто поскучай. Это интересно.

Так прошел день. Еще приходила Наташа, принесла свою песню: «Это синее крыло красииво Что взмах, то сиила. Синяя птица летит в небесах. Ах». Бились подушками, скакали по диванам, делали клип — вышло мощное бесилово.

Вечером я пересмотрел пару эпизодов «Звездных войн» и уснул. Ночью был дождь и ветер. Балконная рама застучала, я проснулся, приоткрыл глаза, подождал, пока привыкну к сумеркам, и обомлел. Сердце заколотилось так, что готово было выпрыгнуть из горла, а тело одеревенело и не могло шевельнуться. В углу комнаты сидел человек. Колыхалась штора, он дышал так же мерно, дремал в кресле или выжидал, пока я проснусь. Я старался не подать вида, что не сплю. Как он здесь оказался? – думал я. Должно быть, когда ушла Наташа, я забыл закрыть дверь. Или он влез через балкон? Здоровенный, в ушанке, в каком-то ватнике. Наверняка уголовник. Почему не напал на спящего? Не боится меня? Значит, с понятиями.

Мысли безвыходно бежали по кругу. Показалось, он вздохнул. Страшнее тишина. Невыносимо. Тогда я вспомнил про кочергу, которой доставал из-под комода детальки лего. Она должна быть где-то рядом. Рывком вскочил с постели и, путаясь в одеяле, скакнул в дверь. Позади загрохотало. Я нащупал железо, обернулся в стойке джедая. «Сила течет во мне, и я един с силой», — повторял я про себя, но навстречу так никто и не вышел.

Тогда я вошел в спальню сам. Стал подходить к окну. И через вечность смог разобрать в очертаниях в углу в кресле мамин пуховик, свою черную шапку, Ляленькину шубу и свесившиеся с него лыжные штаны.

МЫ В ОТВЕТЕ ЗА ТЕХ…И ЗА ЭТИХ. МАРИНА КУДИМОВА


Родилась 25.02.1953 в Тамбове, в интеллигентной семье. Окончила Тамбовский педагогический институт (1973). Печатается с 1969: тамбовская газета «Комсомольское знамя».

Автор книг стихов: «Перечень причин» (М., 1982); «Чуть что» (М., 1987); «В антракте, в провинции» (Копенгаген, 1988, на датском и русском языках); «Арысь-поле» (М., 1989); «Область» (М., 1990); «Черёд» (Новосибирск, 2011); «Целый Божий день» (Таганрог, 2011); «Голубятня» (Нальчик, 2013); «Душа-левша» (М., 2014).

Публиковала стихи в журналах и альманахах «Апрель», «Волга», «Столица», «Кредо», «Континент», «Новый мир», «Дружба народов», «Знамя», «Дети Ра» и др.

Переводит поэтов Грузии и народов России. Произведения Кудимовой переведены на английский, грузинский, датский языки.

Состоит в СП СССР (1988), Русском ПЕН-центре (1991). Премии имени В. Маяковского Совета министров Грузинской СССР (1982), журнала «Новый мир» (2000) и др.

[Spoiler (click to open)]

Мальчик Роман живет в Америке и постоянно общается с бабушкой Софьей. Бабушка говорит с внуком по-русски, заботясь о том, чтобы Рома не забыл язык предков. И едой кормит мальчика русской – гречневой кашей с котлетами, свежеиспеченными слоеными пирожками. Ну, возможно, из готового теста, купленного в отделе замороженных продуктов. Говорят, канадское особо качественное. Вместе бабушка и внук много путешествуют по экзотическим местам, общаются с детьми и взрослыми разных национальностей, а также с кошками и собаками, дельфинами, черепахами и морскими львами. Рома растет добрым и смышленым. Даже до чрезвычайности смышленым. И – счастливым. Но не потому, что живет в самой богатой стране, а по совсем другой причине.  Если бы мне поручили написать аннотацию к книге Софии Агачер «Рассказы о Ромке и его бабушке», я бы, пожалуй, этим и ограничилась. Но у критика другая задача. Критику надо объяснить, почему эту книгу стоит прочесть и каковы ее литературные достоинства. Ну а заодно и недостатки.

Начнем с того, что мнение, будто института бабушек в США не существует и пожилые женщины там проводят время исключительно в клубах по интересам и спортзалах, а внуков видят на Рождество и День Благодарения, безнадежно устаревает. Американское «бабушкинство» стремительно развивается. Из 75 млн детей в Штатах около 5,5 млн воспитывают не родители, а их родители, пишет авторитетный журнал Economist. Возможно, это происходит не без влияния эмиграции из России и других стран, в которых бабушка на много лет традиционно заменяет ребенку биологическую маму. При этом американские  бабушки постоянно молодеют, и их средний возраст не превышает 50 лет. И, между прочим, бабульки продолжают работать, пока ноги носят. А родители либо вкалывают за троих, либо рожают в таком возрасте, когда достойную работу найти трудно.

Я не собираюсь проводить социологическое исследование. И автор книги тоже. «Рассказы о Ромке» - не об экономике и не о демографии. Это книга о любви. О том, что по какой-то таинственной причине наибольшей близости люди достигают именно через поколение. Женщины, дождавшиеся внуков, знают, что отношение к ним – совершенно другое и эмоционально, и психологически, чем к детям, рожденным тогда, когда «вся жизнь впереди». Ромке и Софии хорошо друг с другом. Весело и интересно. Но главное в незамысловатых рассказах лично для меня не это. Главное там – об Америке, у которой нам стоит многому научиться. Да, научиться, отбросив гордыню, снобизм – и просто ликвидировав нравственную безграмотность. О том, что США – страна достаточного социального комфорта, мы слыхали. И оспаривали этот непреложный факт с помощью политиков и телеведущих столько раз, что перестали в него верить. Но есть нечто выше социального.

Вот в самолете, который уже собирается взлетать, становится дурно… щенку. Щенку не обычному, а безлапому. Его подарили мальчику, тоже родившемуся без конечностей. Правда, искусные протезы позволяют ему бегать наравне с ровесниками, но главное – мальчик не стесняется своего увечья. Его никто из одноклассников не дразнит и не доводит до слез. Отношение к людям с ограниченными возможностями в Штатах не пустословно «политкорректное», а по-настоящему уважительное. И щенок мальчика Дэна – не случайно увечный, а специально подобранный. Ему плохо – переневолился в переноске, перевозбудился в аэропотровском многолюдье. И вылет задерживают на три (!!!) часа, чтобы ветеринарная служба помогла малышу прийти в себя и адаптироваться в незнакомой обстановке. А когда София и Ромка встречают семейство Дэна на Майями, собачонок уже тоже оснащен протезами, как его маленький хозяин, и гоняет по пляжу.

Лично меня в этом рассказе отношение к «братьям нашим меньшим» не удивляет: мои собственные внуки живут в окружении животных, большинство из которых подобраны на помойках, то есть предварительно кем-то выброшены. У одной из чихуашек родовая травма – нет задней конечности. У другой была сломана шея. Обе психически травмированы и ограниченно контактны. И обе любимы. А тойтерьер и котенок модной и, между прочим, американской породы мейн-кун прибились сами, забежали в поисках дома – и остались. Наверно, мы им чем-то понравились. Вот только ветслужбу вызывать многодетной семье дорого – сами лечим, если что. По инструкции. Но тоя и куна тоже ведь кто-то выгнал на улицу. Или не уследил за ними. Не воспитался до «мы в ответе за тех…» и т.д. О бездомных собаках, ликвидированных перед чемпионатом мира, умолчим. Нет, наверняка и у нас кто-то всей семьей, вместе с котом, отправится утешать девочку, у которой в одночасье погибли собака и птичка. Наверняка! Однако до сей поры не написана книга, равная по мастерству, но альтернативная по смыслу «Белому Биму   Черное Ухо». А ведь «Бим», написанный почти полвека назад, - все о том же равнодушии и жестокости к живым, которое на себе испытали наши чихуашки.

Чувством природосообразности проникнута книга Софии Агачер. В мексиканском Пуэрто-Вальярто, «на берегу Тихого океана, в бухте Бандерас, где есть аквапарк, и в нём живут самые умные в мире дельфины», Ромка встретил удмурта Петю – Педро, – детдомовца, которого вместе с сестрой усыновила (до запрета) канадская француженка Сесиль. А у самой Сесиль погибла в автокатастрофе вся семья. И по совету психиатра она отправилась сюда, в аквапарк, «где докторами работают дельфины и морские львы». И животные спасли отчаявшуюся женщину. А морская львица Марина теперь под руководством Сесиль спасает всех отчаявшихся и недужных. Да, мало кто из нас может отправиться с ребенком на отдых в Мексику. Но научить его любви и единству с окружающим миром – пусть ваш ребенок и лишен телепатических способностей, которыми обладает Ромка, – можно в любой деревне. И в городе тоже можно не выбрасывать живое существо на помойку, если оно «мешает».

Меня несколько смутило нечеткое позицинирование книги о бабушке и внуке, смешение стилистики детской литературы и взрослой философии. Но, во-первых, сегодня взрослые читают еще меньше, чем дети. Во-вторых, взрослым тоже не грех поучиться добру и общению. Рассказы Софии Агачер разбивают в пух и прах множество мифов об Америке и лечат душевную недостаточность всех, кто страдает этой самой опасной немочью современного мира.

Марина Кудимова 


ПРОСТО КУЙ!



  Куй по-испански - это морская свинка! Самое любимое лаконство в империи инков, оставшееся таковым до сих пор в Перу, Эквадоре, Боливии, Чили и Колумбии. По вкусу напоминает хорошо прожаренную утку. Довольно вкусно. Даже на картинах в католических храмах Южной Америки частенько, например при изображении "Тайной вечере", на блюде местным художником изображена поджаренная морская свинка. Кроме того морская свинка являлась и до сих пор является ритуальным животным у местных курандеро или шаманов. Шаман после совершения обряда с участием больного и животного, вспаривает морской свинке живот и по расположению и цвету внутренних органов ставит диагноз. Причем по сведениям от местных врачей точность таких диагнозов поразительна. До сих пор многие жители Перу и Эквадора пользуются услугами курандеро. Говорят, что морские свинки  - забирают болезнь.

Лев Аннинский. Читая Софию Агачер. Что в грядущем предчувствует Ромка?


Ромка – герой «Рассказов о Ромке и его бабушке». Автор рассказов – София Агачер. Это – псевдоним; настоящая русская фамилия отставлена, когда рассказчица решила покинуть Россию и переселилась на Запад. Насколько я понимаю, русский тираж её текстов отпечатан в Чикаго.

[Spoiler (click to open)]

Почему уехала? Или ей мало дала Россия? Белоруссия, ещё неотделимая от России? Успешно закончен в Минске Мединститут. В Москве -  аспирантура. Диссертация, учёная степень…

В Перестройку не нашла своего места? Нашла

Повторила участь своей страны и начала заниматься предпринимательской деятельностью. В течение десяти лет возглавляла ряд довольно успешных фирм.

А потом довольно неожиданно для себя начала писать. Под псевдонимом София Агачер. И  эмигрировала из России.

Что подвигло на такую перемену судьбы?

«Будучи реаниматологом, я хорошо знаю развитие этапов перехода из одного состояния в другое. Как и в случае смерти человека, когда это переход души из связанного состояния в свободное, так и в случае гибели страны происходит, как сейчас говорят модные политологи, " полная смена элит". Заново рожденное государство, подобно человеческому младенцу, уже имеет новую душу и своих родителей, которые помогают ему вырасти и окрепнуть. " Старая элита" начинает тормозить дальнейший процесс развития и вынуждена менять свою " сферу обитания". Наиболее активная предпринимательская прослойка девяностых, начинает в нулевые, в основном насильственным путем, отдавать свой бизнес государственным и силовым структурам, а сами уходят от предпринимательской деятельности, начиная пробовать реализовывать свой накопленный потенциал в иных сферы человеческой жизни, в т ч и в творчестве. Но все это я уже понимаю сейчас, глядя на происходившее в нулевые через призму времени и расстояния, пройдя за последние двенадцать лет потери и болезни.»»

Довольно неожиданно для себя три года тому назад, начала писать короткие рассказы, эссе, очерки и путевые заметки.

Чего же не хватило в России?

«Разлом великого государства выбросил большое количество энергии, которая закружила всех и вся, перемешала и изменила судьбы. Ученые, врачи, инженеры, учителя ушли «в иные сферы деятельности, пытаясь упорядочить хаос и организовать свои отдельные миры»

О том, как организовались эти новые миры и куда идёт освобождающаяся энергия, - все мысли подрастающего внука, кареглазого подростка Ромки. То есть речь о том, чего нам всем ждать в будущем.

Первая характеристика наступающего чаемого мира – этот мир должен быть единым. «От Москвы до  Чикаго», далее везде ни границ, ни запретов!  Никогда человечество ещё не мыслилось таким единым, как теперь, в эпоху отказа от мировых войн. Границы настежь!. Путешествуй, куда хочется. Упивайся маршрутами. Иногда в устах Ромки  эти главы читаются как поэмы. Например, о поездке к умным китам, что обитают у западного побережья Мексики…

Вторая черта мироздания, чаемого в мечтах и грёзах: оно будет эмоционально едино. Люди и животные живут ведь в домашнем согласии. Кошки и собаки – само собой, в полном единодушии с людьми. И тут же - какие-нибудь близживущие еноты. Или дельфины. И вообще всё живое – не в агрессивном междоусобии и борьбе за место по солнцем, а в  неопробованном ещё мировом единстве всего сущего.

Ромка, ты чего хочешь?

«Я хочу, чтобы у каждого был друг» -.

Это мечта…  И это смысл бытия.

И наконец, третья черта взыскаемого благоденствия – переменившееся каждодневье.

Советское детство и юность всё ещё вспоминает Ромкина бабушка Софья. «Во Дворцах пионеров воспитывали только звёзд», - а родители от зари до зари были на работе или просиживали часами на партийных, профсоюзных и иных собраниях, делая вид, что творят историю».

А сегодня?

Сегодня - «будний, предпраздничный день, и Капитолий (в американском Лансинге Л.А.) живёт своей обычной жизнью: в залах идут многочисленные заседания комиссий…»

Я подозреваю, что и участники этих нынешних заседаний уверены, что творят историю.

Что в сознании Ромки остаётся от оставленной России с её неимоверно трудным для изучения языком? Воспоминания о раннем детстве? Или ощущение новой реальности?

Я думаю, и то, и другое. По контрасту. И по неразрывности.

Если рассказы Софии Агачер будут публиковаться в русских литературных журналах (что я журналам искренне рекомендую), - в них оживёт неистребимая русскость. И будет воспринята нашими теперешними читателями.

Но к делу! Вот бабушка Софья, идя в губернское Правление, по давней привычке  собирается заказать пропуска себе и внуку.

Внук успокаивает:

- Бабушка, не волнуйся, ты же идёшь со мной!

И ведёт бабушку! А потам сам идёт по правительственным апартаментам, как хочется.

Тут, у собственного кабинете, и застаёт малолетнего гостя губернатор. И вместо того, чтобы вызвать дежурного охранника и отправить Ромку за пропуском куда следует (как было бы в советскую эпоху) хозяин кабинета начинает дружелюбно расспрашивать мальчишку о его делах… И Ромка не удивляется – в новую эпоху это в порядке вещей.

Не этот ли чаемый порядок вещей  побуждает Софию Агачер оставить Минск и Москву и получить в качестве места жительства (и творчества) Чикаго, а затем весь мир?..

И мир он получает!

Каким образом?

«Я, бабушка. теперь знаю, как «оживлять предметы. Просто для каждого человека или вещи надо создать свой мир».

И Ромка, как это и принято на Западе, «приручает» брошенный кем-то во дворе телевизор.

«Я открою аккаунты в социальных сетях под именем «Грустный телевизор» и начну выкладывать его фотографии и писать от его имени, что он чувствует. Просто для каждого человека или вещи надо создать свой мир, а ещё лучше бизнес-проект, который будет кому-то нужен».

У меня нет сомнений, что Рома, подкованный Западом, преуспеет в своём бизнес-проекте.

Но почему называется этот его теле-бизнес-проект – «Грустный»?

Заново рожденное государство подобно человеческому младенцу, оно уже имеет новую душу…».

Можешь переселяться или идти гулять по всему миру. Мир -  другой! Но душа – всё та же. Иначе и говорить не о чём. Другая душа – это другая история.