Category: искусство

Дорогие друзья!



Дорогие друзья!
Не прошло и пяти лет, как я наконец-то решилась написать заглавный пост! Все эти годы вы были вместе со мной, читали мои эссе, очерки, записки путешественника, рассказы и отрывки романов. Вы поддерживали меня своими комментариями, питали своими мыслями и помогали развиваться не только, как автору, но и персонально, как личности. Вы стали частью моей жизни, и я уже не представляю своё существование без вас. Спасибо вам, что вы есть! Я рада не только своим “старым” друзьям, но и жду новых! Я открыта перед вами в своих произведениях, но если вы хотите более подробно узнать обо мне, посмотреть мои личные фото и ознакомится с тем, что нового происходит в моём литературном творчестве, зайдите, пожалуйста, на мой авторский сайт.

В мае 2018 года вышла в печать моя первая книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”.

Книга есть в продаже:

Приятного вам чтения.

Ваша София Агачер



Внимание конкурс “ Мы и наши маленькие волшебники” !

Дорогие авторы, читатели и все те, для кого слово, книга – не пустой звук! Впустите в нашу серую действительность лучик добра и поделитесь с другими людьми своим творчеством. Если вы к тому же энергичны и талантливы. А не талантливых людей, бабушек, дедушек, внуков и иже с ними, не бывает. Бывают – немного ленивые. Но, надеюсь, прочитав мою книгу “Рассказы о Ромка и его бабушке”, вы преодолеете в себе этот недуг и захотите описать заповедный мир своих детей или внуков. Что может быть лучше, чем память о наших родных и близких?

Что для этого надо?

Все очень просто. Надо просто прислать свои рассказы по адресу agacher.bragbook@gmail.com. Лучшие из них будут опубликованы в «Классном журнале», а самые лучшие - в сборнике по итогам конкурса.

В жюри конкурса – самые авторитетные и уважаемые люди.

Победителю конкурса присуждается специальный приз от “Классного журнала” - годовая подписка!

Положение о конкурсе вы можете прочитать на сайте:agacher.com

sofia_agacher приглашает подписаться на ее нарратив на ЯндексДзене!

С уважением, София Агачер



Дорогие друзья!

Теперь можно не только купить мою книгу "Рассказы о Ромке и его бабушке", но и послушать в авторском исполнении на моем сайте agacher.com  на кнопке "Аудиокнига".

Твоими глазами_муляж инт_??????.jpg
29 апреля 2019 года, родилcя мой новый роман "Твоими глазами"! Книгу привезли из типографии. Аккуратные пачки по 10 штук разместились на полках. Беру книгу в руки - тёплая, потрясающе красивая! Втягиваю воздух - пахнет типографской краской! Блаженство! Это самый приятный запах на свете! Смотрю на аккуратные стопки  и понимаю, что это спресованные и материализованные три года моей жизни. Три года труда в разговорах с различными людьми - прототипами героев моей книги, написании текста, бесконечных правок и переделок, а ещё километры отсмотренной пленки в Красногорском архиве в поиске уникальных кадров. Сколько было переписки с фотографами, у которых чудом сохранились фотографии фестиваля 1957 года, ведь у каждой есть автор и авторские права. Книга долго не получалась. И вот Николай Николаевич Рахманов нашел в своём архиве фотографию - уникальную и немыслимо правдивую - на Ивановской площади кремля парни и девушки со всей земли слушают рвущий душу саксофон. И всё сразу сложилось - одна пронзительная деталь, она зацепила и родила книгу. Дальше предстоит эту книгу, как ребенка вырастить, и передать её на суд читателя.
Роман уже поступил в продажу Московского Дома книги. Спасибо все, кто помогал мне в создании "Твоими глазами", кто поддерживал меня и был со мной!
Электронная копия  доступна на моём сайте agacher.com!

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…

НЕРЕАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ




Глядя на этот алый цветок на фоне мрачных небоскребов в даунтауне Чикаго даже человек с феерическим воображением навряд ли угадает название этого памятника.

[Spoiler (click to open)]ФЛАМИНГО

Автором этой гигантской стальной конструкции, выкрашенной в столь яркий цвет, является американский скульптор Александр Колдер.
Его произведения стоят в Нью-Йорке, Берлине, Ганновере. Многие его работы двигаются силой ветра или электричества и носят название «мобиле».
Никакие цветы или деревья не смогли бы рассеять мрак на Федеральной площади в Чикаго. А Фламинго Колдера блестяще сделал это.
И невольно вспоминаются слова другого художника- сказочника Марка Шагала:
«Я рассказываю о нереальности, которая на самом деле реальна или о действительности, которой нет и не может быть на земле. Но, тем не менее, не исключено, что она - единственная возможная форма существования».
Имя Марка Шагала также неразрывно связано с Чикаго. Буквально в десяти метрах от Фламинго вдоль здания 1-го Национального банка Чикаго красуется знаменитое панно Марка Шагала « Времена года». И что удивительно, что два этих великих произведения под открытым небом были воздвигнуты в Чикаго в 1974 года, и оба были последними творениями легендарных художников.

ВЫСТАВКА "РУССКОГО АВАНГАРДА" ( ПРОДОЛЖЕНИЕ)



Наум Габо " Женщина в шляпе"

Высоко под потолком второго зала экспозиции, между стенами, в так называемой верхней точке пирамиды, был сконструирован объемный угол из прозрачного стекла, где стояла открытая папка, внутри которой располагалась голова женщины в шляпе, сделанная из рыжей бумаги. Внизу, на полу, напротив бумажной скульптуры сидел, скрестив ноги, мальчик-японец, и глядя на бумажную голову, пытался сложить похожую композицию, но из одного квадратного бумажного листа. Недалеко от него, подперев стену, терпеливо стоял мужчина, скорее всего, его отец. Как только мальчик комкал лист бумаги, решив, что выбранный им способ сложения листа не приведёт к появлению желаемого результата, мужчина открывал свой портфель, доставал оттуда следующий точно такой же лист и протягивал мальчику. Вокруг этой пары собрались в круг человек десять-двенадцать, причем не только японцев, но и американцев.

[Spoiler (click to open)]

-   Жалко, мальчишку, он приходит сюда вместе с отцом уже четвёртый день подряд. Садится вот так на пол и пытается сделать из одного листа бумаги точно такую же голову, что получилось у Наума Габо и экспонируется на этой выставке, - рассказывала о происходящем смотрительница музея вновь подошедшим зрителям.

-  Вы же профессионал, многое знаете о выставке и о технике изготовления экспонатов, могли бы объяснить мальчишке, что эта женская голова склеена из нескольких листов бумаги! - попробовал громким шёпотом посоветовать очередной наблюдатель.

- Дело в том, что мальчик является победителем многих очень известных турниров по древнему японскому искусству складывания фигурок из бумаги или оригами, и он поспорил с отцом, что сможет сделать точно такую же голову женщины, как у маэстро Габо. Я попробовала ему рассказать о технике создания этой бумажной головы, но маленький японец мне холодно ответил, что “из листа бумаги, как ведает искусство оригами, настоящий мастер может создать весь мир.” Вот и пытается достигнуть четвертые сутки совершенства,- грустно поведала пожилая дама в строгом сером костюме, похожая сама почти на музейный экспонат.

-   Как это верно вы подметили, ведь японская пословица гласит о том, что 5 процентов сил человек тратит на выполнение 95 процентов необходимой работы, и все оставшиеся силы использует на последние пять процентов для того, чтобы достичь совершенства. Этот мальчик - воплощение японского характера, - поддержал тему разговора сухонький старичок, говоривший явно с мягким французским акцентом. - Я приехал из Квебека, и совсем не ожидал, что выставка “упаднического” искусства “ русского авангарда” удивит меня тем, что я прихожу четвёртый день подряд, чтобы понаблюдать за работой этого, несомненно, гениального мальчугана. И какая символика, Французская и Русская революции породили разрушение и осколки, что взирают на нас с этих стен, а этот японский мальчуган своим пространственным воображением и руками доказывает нам, что мир не может разрушить никакая революция. Ведь всё сделано из одного и того же бумажного листа, и имеет одни и те же основы. Фантастика! Господа, я предлагаю делать ставки. Ставлю свои сто долларов на то, что мальчик не победит хаос и не сделает голову женщины из одного листа!

-  Что вы, что вы, джентльмены, азартные игры запрещены в стенах музея. Я буду вынуждена сообщить об этом администрации, - замахала руками смотрительница и зашикала на старичка.

От стены отделился отец мальчика, подошёл к пожилому джентльмену, предложившему ставку, и чётко произнёс:

-   Уважаемый, в стенах музея не положено заключать пари, но за его стенами это не запрещено, поэтому ставлю тысячу долларов против ваших ста на то, что мой сын сделает в строгом соответствии со всеми правилами искусства оригами голову “женщины в шляпе” подобно русскому художнику-авангардисту Науму Габо!

  -  Браво! Браво! Вот это вера в силы своего сына! Меня зовут Мишель Друзи, - сказал пожилой мужчина и протянул японцу руку для знакомства. - Я владелец части выставленной сегодня здесь коллекции “русского авангарда”  и с удовольствием, в случае успеха вашего сына, приобрету его работу для дальнейшего экспонирования. Представляю эффект, который произведет уже новая “голова женщины”  рядом со “старой” с пояснениями и фотографиями, как это было сделано. Поэтому я прошу, в случае вашего согласия продать работу вашего сына, разрешить мне начать фото и видеосъемку происходящего процесса, - блестяще завершил свою “провокацию” француз.

-  Так зачем вы поспорили со мною? Если сами верите в успех моего сына? - неожиданно эмоционально удивился японец.

-   Простите, это старая привычка-примета, если хочешь выиграть бой, раззадорь, как следует, бойца! Извините, старика! - продолжал шутить джентльмен, опираясь на изящную трость с набалдашником из слоновой кости в виде головы бульдога. Бульдог - он и есть бульдог во всём! - Понимаете, экспонирование предметов искусства - это отдельный его вид, включающий в себя много ипостасей. Я считаю, что персонажи, абстракции и предметы, изображенные на полотнах, должны “выходить в реальный мир” и иметь своих в нём двойников, что ли.

-   Как это? - удивился японец.

-  Несколько лет тому назад я путешествовал по Европе и пришёл по приглашению своих друзей на одну из выставок импрессионистов. Это был закрытый вечерний показ, на который посетители пришли в одежде персонажей, изображенных на полотнах Моне, Дега, Лотрека, Ренуара. И я обалдел от того, что картины по-настоящему ожили среди этих гуляющих персонажей. И тогда, я придумал выставку “Импресионизм и экспрессия”, я заказал точные копии костюмов и платьев, в которые облачили импрессионисты свои персонажи на картинах, и среди развешенных картин установил манекены с настоящей одеждой. И всё, всё, что изобразили великие художники на своих полотнах проявилось намного ярче: и чувства, и настроения, и мысли, - рассказывал пожилой джентльмен, помолодев на глазах у всех минимум лет на двадцать.

-   О, это была чудесная выставка, удивительная по своему эмоциональному накалу. Я была на ней в музее искусств в Чикаго, где находится одна из самых больших коллекций импрессионистов, - включилась в разговор Катя, поскольку они с Джейсоном, как раз сделали круг по залу и подошли посмотреть голову “Женщины в шляпе”. - Я понимаю, почему вы назвали выставку “ Революционный импульс”. И вижу, что с помощью документальных кадров, запечатлевших наиболее эмоциональные моменты революции, такие как: расстрел демонстраций; разрушение толпой рабочих царской символики на зданиях  Петрограда и Москвы;  похороны Ленина вы постарались объяснить посетителям выставки эпоху, во время которой создавались эти произведения, - начала говорить девушка и сделала рук рукой, указывая на экспонаты о которых она упомянула. - Но, простите, в моё время уже никто не хочет трагедий, и реплика паровоза или того, что делает сейчас этот японский мальчик намного больше оживляет экспозицию, чем документальные кадры.

-   Какая же вы, умница, вы тоже почувствовали диссонанс этих страшных и трагичных документальных кадров и яркость абстрактных образов художников  “русского авангарда”. Они как будто хотели яркими красками заблокировать свое сознание от ужаса происходившего тогда рядом с ними. И у меня, глядя на всё это родилась мысль, создать другую выставку с этими же экспонатами, но в ней рассказать ещё и о людях, о судьбе семей, которые, поднятые “импульсом революции” со своей родной земли уезжали в другие страны. Уезжали, прижимая к себе детей, и увозя с собою эти картины, эстампы, плакаты, иллюстрированные книги, и хранимые ими многие годы, не просто, как память о своей прошлой жизни, а еще и как  образ некого окна, через которое можно было физически соприкоснуться со счастьем. В то время люди уезжали с надеждой на возвращение, которая правда погибла в месте с ними, - начал рассказывать господин Друзи, радуясь, что нашел единомышленников.




-   Вы, романтик, сейчас молодёжь более прагматична, и любит картины “русского авангарда” за то, что они прекрасно создают яркие пятна в интерьерах, - продолжила беседу Кэт. - Эти плакаты с прекрасными женскими ножками в окружении ножек фотоаппарата, или руки поднятые в едином порыве воспринимаются лишь, как эстетические яркие формы, и мало кто кроме специалистов-историков может уже понять политические надписи на них. А “железобетонную поэзию” Маяковского, вообще, сейчас может понять только литератор, специализирующийся на его поэзии, - рассказывала девушка, почему-то непрерывно теребя в руках ремешок от своей сумочки.







  -   Это, ты зря, дорогая, я вот, глядя на эти книги Маяковского очень хорошо представил себе, как поэт был поражён, увидев чудо американского небоскреба двадцатых-тридцатых годов, и захотел точно такой же небоскреб построить сам своими стихами, использовав, в буквальном смысле, слова, как строительные конструкции. Посмотрите сюда, видите - вот это крыша, это стальные балки, в это перекрытия, и не важно чего это хребет - здания, или стиха. Главное в этом во всём - прочность. Поэтому и свою поэзию он называл - железобетонной! - неожиданно вступил в разговор Джейсон.

-  Ха-ха-ха, какой вы молодец, юноша. Русские всегда считают, что они обо всём знают больше. Берегитесь - это очень уверенная нация, но зато женщины - очень красивы. Спасибо, вы открыли мне глаза, я буду делать эту выставку по другому. Надо найти неожиданную схожесть между экспонатами этой выставки и окружающего мира. Например,  если Маяковский называет свою поэзию железобетонной, то рядом с иллюстрированными его книгами - можно поставить модели стальных каркасов зданий, по форме совпадающих с пространственной структурой его стихов. А ещё лучше, часть этих моделей собрать из детского цветного конструктора. Гениально, спасибо, я понял, как сделать этот “революционный импульс” действительно революционным! - и Мишель Друзи поспешил к лифту.

А я “растопырившись глазами” на Трамп-тауэр и Таймс-сквер, и напитавшись идеями искусства “революционного импульса” отправилась в отель, намереваясь собрать из конструктора, купленного в подарок внуку, пару моделей “железобетонных” поэм Маяковского. Действительно, ведь вначале было слово и из него было построено всё остальное!

  На этой фразе можно было бы и закончить этот рассказ, но перед моими глазами стоял сидящий на полу японский мальчик. Действительно, а что мальчик? Сделал ли он фигурку из квадратного листа бумаги в виде “женщины в шляпе”? Очень хотелось через несколько дней вернуться в МОМА на выставку “русского авангарда” и узнать об этом у смотрительницы музея, но потом я решила оставить это за рамками данного рассказа. Предложить любознательному читателю отнести окончание этого события к вопросу веры в силы и воображение человека. Для меня этот японский мальчик, конечно, сотворил из листа бумаги фигурку “женщины в шляпе” и достиг совершенства мастера оригами…


-  Ха-ха-ха, какой вы молодец, юноша. Русские всегда считают, что они обо всём знают больше. Берегитесь - это очень уверенная нация, но зато женщины -  красивы. Спасибо, вы открыли мне глаза, я буду делать эту выставку по-другому. Надо найти неожиданную схожесть между экспонатами этой выставки и окружающего мира. Например,  если Маяковский называет свою поэзию железобетонной, то рядом с иллюстрированными его книгами - можно поставить модели стальных каркасов зданий, по форме совпадающих с пространственной структурой его стихов. А ещё лучше, часть этих моделей собрать из детского цветного конструктора. Гениально, спасибо, я понял, как сделать этот “революционный импульс” действительно революционным! - и Мишель Друзи поспешил к лифту.

А я “растопырившись глазами” на Трамп-тауэр и Таймс-сквер, и напитавшись идеями искусства “революционного импульса”, отправилась в отель, намереваясь собрать из конструктора, купленного в подарок внуку, пару моделей “железобетонных” поэм Маяковского. Действительно, ведь вначале было слово и из него было построено всё остальное!

  На этой фразе можно было бы и закончить этот рассказ, но перед моими глазами стоял сидящий на полу японский мальчик. Действительно, а что мальчик? Сделал ли он фигурку из квадратного листа бумаги в виде “женщины в шляпе”? Очень хотелось через несколько дней вернуться в МОМА на выставку “русского авангарда” и узнать об этом у смотрительницы музея, но потом я решила оставить это за рамками данного рассказа. Предложить любознательному читателю отнести окончание этого события к вопросу веры в силы и воображение человека. Для меня этот японский мальчик, конечно, сотворил из листа бумаги фигурку “женщины в шляпе” и достиг совершенства мастера оригами…

КАРТИНКА 8. МОСКОВСКИЕ ЗАРИСОВКИ. ОКОНЧАНИЕ.



Большой театр. Москва

Пересчитав колонны у центрального входа, и не найдя “девятой”, я рассмеялась, вспомнив наш старый студенческий розыгрыш провинциальных парней, которым московские студентки назначали свидание у несуществующей “девятой” колонны Большого театра. Как всегда у входа спрашивали лишний билетик, только публика была иной, чем двадцать лет тому назад и состояла практически сплошь из одних зарубежных туристов, что и не мудрено, учитывая стоимость театрального билета, равную почти трёхмесячной пенсии рядового москвича. Разноязыкая толпа вокруг меня чаще всего повторяла всего семь слов: с
нег, царь, балет, космос, танк, коммунизм, КГБ. Оказывается, что с этими словами у  большинства иностранцев до сих пор ассоциируется Россия.   

[Spoiler (click to open)]

Высокая скандинавка средних лет, стоявшая впереди меня в очереди перед рамкой металлодетектора, говорила на очень понятном учебном английском языке своему собеседнику, судя по галантности и нашейному платку, скорее всего французу, буквально следующее:

  -   Возможно, благодаря особому покровительству  императоров, и не важно, как они назывались: Романовыми, Генеральными Секретарями или Президентами, классический русский балет впитал в себя и отразил, как в зеркале, многие черты образованной элиты этого народа. Конечно, поживите семь месяцев в зиме, а потом посмотрим будите ли вы пить вино и танцевать зажигательную румбу, или плавные лебеди, сказки, музыка закутают вас в кокон и унесут в мечты, в космос, только подальше от земли, скованной этим морозом. Белые люди, одетые в шкуры с рождения, живущие под своими снегами многие века, зимой создавали иной мир - мир разума, имеющего мало общего с настоящим солнцем, воздухом и природой. Отсюда и Пушкин, Достоевский, русский авангард, Павлова, Нежинский, Ленин. Да, именно, Ленин, потому что иллюзии бывают не только безобидные, но и злые.

  -   Да, ты права, Хельга, русский классический балет, как и  характер - либо всё, либо ничего, такой же резко континентальный, как и их климат. Слушай, дорогая, ты не знаешь, галоши с туфель снимать перед металлодетектором? А то в Парижской Опере меня заставили снять даже запонки. Скоро будем перед каждой проверкой в целях безопасности раздеваться до гола, хотя в России навряд ли, очень холодно всё-таки,- отвечал своей спутнице предполагаемый француз, аккуратно складывая металлические предметы из своих карманов для проверки в пластиковый контейнер. - Понимаешь, дорогая, балет - это искусство, основанное на идее, принесенной нами французами, которая была материализована и доведена до совершенства именно в этой дикой стране. Причем путем бесконечных усилий и тренировок, калечащих тело и душу. Ты права, это чистое искусство, и оно ничего общего не имеет с реальным миром. Да, оно вызывает восхищение и преклонение!  Русский балет - это совершенство. На одной, никогда и никем не используемой точке крутить тридцать два фуэте, а потом  остановиться, показаться  публике и убежать с неосязаемым ничто…

  -   Ха-ха-ха, как ты метко подметил, Марсель, “с неосязаемым ничто”, - продолжала рокотать могучая Хельга, пытаясь оценить соответствие габаритов металлодетектора и своего тела. - Что-то рамка в этом театре какая-то маленькая, нестандартная, скорее всего придётся входить в неё боком. Хотя, надо попробовать, вдруг не застряну. А вот и получилось! - радостно захлопала в ладоши скандинавка и взяла со стола после проверки охранником свою сумку.- Знаешь, а мне так в последнее время больше нравится современный балет. В прошлом месяце смотрела в нью-йоркском театре, в то что когда-то танцевал Барышников, замечательную труппу Гарлемского балета. Оказывается, если другой мир, то и другой балет, живущий не под снегами, а под солнцем. И там танцуют совсем иные люди. Они не могут носить одежду, как мы северяне, она им мешает. Их тела привыкли соприкасаться с теплым ласкающимся ветром, и двигаться свободно, без ограничений. Они аритмичны и не могут маршировать, мелодию каждый раз поют по-другому, и танцуют всеми клеточками тела. Причем в этом балете не так много разума и сюжета, а есть лишь эмоции, музыка и тело, которое не повторяет заученную партию, а живет и двигается в танце. Глядя на этих темнокожих танцовщиков, тела зрителей преображаются, скрученная энергия, подобно змее, внизу живота оживает, и хочется жить, двигаться, любить и впитывать эмоции любви. Их костюмы, сливающиеся с кожей, и подчеркивающие структуру мышц в сочетании с пронзительной музыкой или абсолютной тишиной, создают физическое ощущение слияния с черной пантерой или палевой львицей.

  -  Хельга, не так энергично двигай бёдрами, а то тот маленький японец, по-моему, хочет сделать тебе недвусмысленное предложение. Успокойся, дорогая! Видишь ли, что в тридцать лет доставляет удовольствие, то в семьдесят - инфаркт. А мне, если ты помнишь, уже семьдесят четыре. Видел я этот балет в Бостоне, так вот после второго отделения возбуждение несколько начало меня утомлять, технические погрешности или вариации каждого танцовщика стали слегка раздражать, а эмоционально разговаривающая публика - шокировать. И захотелось опять увидеть свой любимый, "застегнутый на все пуговицы", лебединый императорский классический русский балет, - закончил свою мысль Марсель, согнул руку в локте и предложил своей даме осмотреть театр.

Императорская ложа. Большой театр.    

Я проследовала за этой парой явно ценителей и знатоков балета  в Главный вестибюль тетра, затем зашла в зрительный зал посмотреть его анфилады, потом в Белое фойе и Бетховенские залы.







Покрытый лаком, блестящий, новенький паркет фойе отражал огни идеально сделанных, как под копирку бронзовых и таких же девственных светильников со стеклянными подвесками, весёлыми зайчиками забавляющимися с фланирующими зрителями. Очень скромный, серый, крашенного металла лифт нанизал на себя кольца несколько расширенной в габаритах “почти воссозданной” или “ почти лестницы позапрошлого века”, хотя от неё скорее всего не осталось ни одной оригинальной детали. И этот везде ярко-красно-малиновый цвет с золотом, от которого не возможно спрятаться, как на лобном месте.

  Многочисленные японские туристы восхищенно цокали языками и фотографировали окружающий декор и себя на фоне этого искрящегося великолепия. Двое здоровенных американцев стояли у крайнего столика буфета и пили пиво.

  -   Посмотри, Билли, здесь вокруг всё только красное и золотое, прямо как в ресторане “ Русская чайная комната”, что возле Карнеги Холла в Нью-Йорке, только самоваров не хватает. А мне, эта моя бывшая русская девушка, Ольга, доказывала, что русские терпеть не могут красное и золотое, поскольку это скорее китайские или монгольские цвета. А я вот здесь стою в Москве, в Большом театре, и вижу только красное и золотое! - говорил один из парней, практически не открывая рта и как будто пережёвывая картошку, что выдавала в нём уроженца, скорее всего, южных американских штатов.

  -  Верно, Хью, много выпендриваются эти русские, считают, что у нас, у американцев, всё что создано до пятидесятого года прошлого века это уже большая историческая ценность, а у самих посмотри, пишут, что этому театру сто девяносто лет, а тут одно новьё вокруг - бутафория прямо, как в Голливуде! - продолжал вести беседу второй янки, поскольку его выговор выдавал в нем коренного ньюйоркца. - Я люблю старинные театры, как впрочем и спектакли, поставленные по известным романам, там всегда роскошные костюмы и декорации.

  -  Ха-ха-ха известные истории могут быть очень современно интерпретированы, - начал хихикать тот, которого звали Билли. - Пару лет тому назад, в Чикаго, друзья затащили меня на представление Джофри балета по мотивам трагедии Шекспира  “Отелло”. И представляешь, я наконец-то понял эту трагедию. Поскольку, если честно, то до меня никак не доходило, как из-за какого-то платка можно задушить собственную жену, каким бы ревнивым “отморозком" ты не был. Оказывается, Отелло и Яго, по версии Джофри балета, были любовниками многие годы, и когда Отелло изменил Яго с Дездемоной, тот решил устранить соперницу и подбросил платок. Самым потрясающим был последний финальный дует, где высокий стройный чёрный гигант Отелло танцевал с изящным, гибким и белым Яго! Каким же нежным и страстным был этот танец! Из современных танцовщиков только Альберт Нуриев мог танцевать с такой пластикой и чувством.

  -   Ты прав, друг, - решил тоже пошутить Хью, допив наконец-то свое пиво. - Амплуа мужчины в классическом балете, как впрочем и в жизни, это скорее всего роль подъемного крана или опоры для женщины.

  А я всё шла и шла сквозь обрывки разговоров публики, трогая, как слепая, руками стены, перила, дверные ручки, ткань стульев и портьер, пытаясь на ощупь почувствовать хоть какую то искру тепла, оставленного зрители здесь за два прошлых века. И так я добралась до своего места в ложе первого яруса, облокотилась на мягкие широкие перила и стала изучать новенькую и очень чистенькую знаменитую люстру Большого театра.


Вход в ложу. Большой театр.



Люстра и центральный плафон. Большой театр.

Погас свет, зазвучала музыка, открылся занавес и началось феерическое представление “Дон Кихота”. Захватывающе красочные костюмы, хореография Мариуса Петипа, отточенность, синхронность и чистота движений каждого актера на сцене погрузили меня в некое блаженное подобие транса, из которого меня не могла вывести даже музыка. Действительно музыка, а где она? Конечно, прекрасный оркестр Большого театра, как всегда был в оркестровой яме, только звучал он несколько глуховато.


Фото из балета " Дон Кихот"  

В антракте, находившись по лестницам, залам и фойе, я прижалась к стене у входа в свою ложу, как вдруг услышала приятный женский голос. Рядом со мной стояла статная, интеллигентная женщина, лет семидесяти, одетая в форму служительницы театра, и обращалась ко мне:

  -  Здравствуйте, разрешите помешать вашему одиночеству. Что-то вы какая-то очень задумчивая, и трогаете всё вокруг руками. Не смущайтесь, многие, когда приходят в Большой театр впервые после его реконструкции, стараются коснуться практически всего до чего могут дотянуться. Сомневаются, что всё здесь вокруг настоящее, а не из фольги или папье-маше. К сожалению, настоящее! Лепнина вылита из современного бетона, а светильники из бронзы и стекла. Правда, когда разбирали старый паркет, то делали это очень аккуратно, нумеруя каждую досточку. Говорили, что так надо для реставраторов, а положили новое дерево, хоть и рисунок почти такой как у старого. И поскольку сценическая часть и зрительный зал созданы из современных материалов и напичканы большим количеством аппаратуры, то, конечно, естественный звук глуховат, и его надо моделировать, как в студии. А ведь Альберт Кавос в середине девятнадцатого века ставил акустику на первое место и создавал этот театр как огромный музыкальный инструмент по принципу устройства скрипки, поэтому и потолок был деревянным и декор лож выполнялся из папье-маше. Да, улетела душа из театра, нет больше в нём живого звука. Вы ведь поэтому трогали и стучали стены, искали её? А программку то вы купить забыли, берите, берите, не стесняйтесь, у меня ещё и книга есть хорошая, со старыми фотографиями, где вы еще можете увидеть прежний театр и великих балерин и танцовщиков. Историю, как наш театр “воссоздать” не просто, хотя в нашей стране и это возможно.

  И служительница протянула мне довольно толстую книжицу с действительно красочными фотографиями.

  -  Простите, - решила я продолжить с ней беседу,- я давно не была в Москве. Здесь очень многое изменилось и перестроилась, а хотелось бы вернуться в Москву своей юности. Подскажите в какой театр мне сходить и что посмотреть?

  -   Помните, этот старый балетный анекдот,- обрадовалась возможности поболтать моя новая знакомая. - Когда  на сцене Императорского театра Мариус Петипа поставил “ Спящую красавицу”, то популярность этого балета была столь высока, что знакомые при встрече вместо “здравствуйте” спрашивала друг друга: “ Вы смотрели “ Спящую красавицу”? Правда было это в Санкт-Петербурге и более, чем сто лет назад. А у нас теперь в Москве принято приветствовать друг друга другой фразой: “ Вы ходили на “ Евгения Онегина” в театр Вахтангова?”. Так что очень рекомендую и постановку увидеть и один из последних московских театров, до которых не добрались еще, так называемые, “реставраторы” посетить.


Финальный поклон актеров театра Вахтангова на спектакле " Евгений Онегин"

И публика там совсем иная, чем в Большом, настоящая московская, а не одни седые головы и иностранные туристы, и что особо радует, много молодёжи. Причем очень разной: можно увидеть парня с дредами на голове, в бандане и татуировках, держащего за руку девушку в лёгком платьице, или двух счастливых влюблённых старшеклассников, слушающих “сон Татьяны.




Правда в этом театре нет императорской ложи, так как перестраивался он после войны при Сталине. Сходите обязательно, не пожалеете, правда с билетами трудно, сидят даже на приставных стульях, но я уверена, вам обязательно повезет! Удачи!

Приставные стульчики в театре Вахтангова. Москва  

Закончился спектакль, я вышла из театра и остолбенела, сразу закрыла глаза и зажала ладонями уши, поскольку на фасаде здания Большого проводилось лазерное шоу: слепящее, орущее и подавляющее всё и вся вокруг, но тоже величественное и сильное по-своему. И я отчетливо поняла, что не только я сейчас, но и любимая мною Москва за эти годы, резко зажмурилась, оглохла и застыла в ожидании неминуемого шага в качественно другое пространство и время.