Category: общество

Дорогие друзья!



Дорогие друзья!
Не прошло и пяти лет, как я наконец-то решилась написать заглавный пост! Все эти годы вы были вместе со мной, читали мои эссе, очерки, записки путешественника, рассказы и отрывки романов. Вы поддерживали меня своими комментариями, питали своими мыслями и помогали развиваться не только, как автору, но и персонально, как личности. Вы стали частью моей жизни, и я уже не представляю своё существование без вас. Спасибо вам, что вы есть! Я рада не только своим “старым” друзьям, но и жду новых! Я открыта перед вами в своих произведениях, но если вы хотите более подробно узнать обо мне, посмотреть мои личные фото и ознакомится с тем, что нового происходит в моём литературном творчестве, зайдите, пожалуйста, на мой авторский сайт.

В мае 2018 года вышла в печать моя первая книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”.

Книга есть в продаже:

Приятного вам чтения.

Ваша София Агачер



Внимание конкурс “ Мы и наши маленькие волшебники” !

Дорогие авторы, читатели и все те, для кого слово, книга – не пустой звук! Впустите в нашу серую действительность лучик добра и поделитесь с другими людьми своим творчеством. Если вы к тому же энергичны и талантливы. А не талантливых людей, бабушек, дедушек, внуков и иже с ними, не бывает. Бывают – немного ленивые. Но, надеюсь, прочитав мою книгу “Рассказы о Ромка и его бабушке”, вы преодолеете в себе этот недуг и захотите описать заповедный мир своих детей или внуков. Что может быть лучше, чем память о наших родных и близких?

Что для этого надо?

Все очень просто. Надо просто прислать свои рассказы по адресу agacher.bragbook@gmail.com. Лучшие из них будут опубликованы в «Классном журнале», а самые лучшие - в сборнике по итогам конкурса.

В жюри конкурса – самые авторитетные и уважаемые люди.

Победителю конкурса присуждается специальный приз от “Классного журнала” - годовая подписка!

Положение о конкурсе вы можете прочитать на сайте:agacher.com

sofia_agacher приглашает подписаться на ее нарратив на ЯндексДзене!

С уважением, София Агачер



Дорогие друзья!

Теперь можно не только купить мою книгу "Рассказы о Ромке и его бабушке", но и послушать в авторском исполнении на моем сайте agacher.com  на кнопке "Аудиокнига".

Твоими глазами_муляж инт_??????.jpg
29 апреля 2019 года, родилcя мой новый роман "Твоими глазами"! Книгу привезли из типографии. Аккуратные пачки по 10 штук разместились на полках. Беру книгу в руки - тёплая, потрясающе красивая! Втягиваю воздух - пахнет типографской краской! Блаженство! Это самый приятный запах на свете! Смотрю на аккуратные стопки  и понимаю, что это спресованные и материализованные три года моей жизни. Три года труда в разговорах с различными людьми - прототипами героев моей книги, написании текста, бесконечных правок и переделок, а ещё километры отсмотренной пленки в Красногорском архиве в поиске уникальных кадров. Сколько было переписки с фотографами, у которых чудом сохранились фотографии фестиваля 1957 года, ведь у каждой есть автор и авторские права. Книга долго не получалась. И вот Николай Николаевич Рахманов нашел в своём архиве фотографию - уникальную и немыслимо правдивую - на Ивановской площади кремля парни и девушки со всей земли слушают рвущий душу саксофон. И всё сразу сложилось - одна пронзительная деталь, она зацепила и родила книгу. Дальше предстоит эту книгу, как ребенка вырастить, и передать её на суд читателя.
Роман уже поступил в продажу Московского Дома книги. Спасибо все, кто помогал мне в создании "Твоими глазами", кто поддерживал меня и был со мной!
Электронная копия  доступна на моём сайте agacher.com!

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…

ГЕРОИ УХОДЯТ - ГЕРОИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ


Марина Кудимова

VI  Всемирный фестиваль молодежи и студентов 1957 г. – мое первое осмысленное впечатление о мироздании и одно из первых воспоминаний в цвете и с дополнительными ассоциациями. Меня привезли в Москву из лесоповального уральского поселка, и я увидела свою маму в платье с набивной фестивальной ромашкой в разноцветных лепестках и сеткой параллелей и меридианов в центре с  лозунгом «За мир и дружбу!». Отовсюду Трошин задушевно произносил «Подмосковные вечера». Четырехлетняя я увидела вблизи африканцев и индусов в тюрбанах, клоуна Олега Попова в клетчатой кепке, тряпочные башмаки, называемые кедами, штаны из грубой индиговой ткани, именуемые джинсами, и первый венгерский автобус «Икарус». По улице Горького ехали зажимаемые еле сдерживающей возбуждение толпой колонны открытых грузовиков со стоячими людьми всех рас в кузовах. Мне кто-то подарил открытку с шариком, разрисованным флагами стран-участников. Попутно в доме деда на Краснопресненской набережной мне продемонстрировали первый в моей жизни телевизор с линзой, через которую можно было разглядеть изображающих маленьких лебедей танцовщиц. Но телевизор меня заинтересовал меньше всего. 

[Spoiler (click to open)]

Вспомнила я это, читая роман Софьи Агачер «Твоими глазами», первая – и лучшая – часть которого посвящена тому безудержному празднику 57-го года. Так – «Твоими глазами» - называется арт-перфоманс в Линкольн-центре, с которого начинается роман. Нет, начинается он, как и положено роману, с интриги! На празднование 80-летия легендарного кинодокументалиста Джона Кора гости наряжены бабочками. Так маэстро Кор «спародировал действительность», в которой «умерла тяга к трансформации в Героев», а «внутренний мир человека практически стал неинтересен, остался лишь внешний цветной антураж и форма».

Но интрига состоит не в кастинге и даже не в «живых картинах» и кадрах на экране с символами уже не существующей страны – СССР – и ее культуры. Интрига кроется в выступлении именинника. Кор рассказывает собравшимся, как в 1943-м г.  увидел документальный фильм, номинированный на Оскара, «Разгром немецких войск под Москвой», и влюбился в кинокамеру и документальное кино. «Я дал себе честное слово, что сниму полный метр о Москве и получу Оскара». И вот, приехав в на фестиваль, Кор познакомился с нашим парнем, у которого в руках была трофейная американская камера. Несколько дней американец и русский тайком монтировали в пустой студии отснятое на московских улицах. На прощание русский оператор подарил Кору пару бобин с пленкой и попросил никогда никому не рассказывать об этом, даже если американец будет их использовать в своих работах. Просмотрев пленки, Кор был потрясен. Камера запечатлела не только фестивальные мероприятия, но и то, что скрывалось за праздничным фасадом. За этот фильм американец получил первого Оскара. Верный обещанию, данному русскому другу, Кор молчал более полувека, но на свое 80-летие пригласил соавтора из новой, совсем другой России. На сцену вышел и встал рядом с маэстро профессор, доктор  Иван Герцев.

Популярное слово «спойлер» произошло от английского to spoil — «портить». Этим заимствованием в русском языке обозначается преждевременно раскрытая важная сюжетная линия – или весь сюжет произведения. Но как заставить сегодня прочесть большую форму, роман, если не заинтриговать читателя примерно тем же способом, каким Джон Кор заинтриговал гостей Киноконцентра, – одного из 12 зданий культурного центра имени Линкольна? Почему Софья Агачер, до этого написавшая милую детскую книжку «Рассказы о Ромке и его бабушке», решилась написать роман? Вот, например. Чехов так и не решился. И какой прием нужно применить, чтобы роман, в общем, пока не известного широкому читателю автора был куплен и прочитан?  Маркетинговые ухищрения тут уже не помогают. Книжные продажи сокращаются, как диафрагма при икоте. И по всему выходит, что писателей давно уже больше, чем читателей. Но Агачер, кажется, это обстоятельство нимало не смущает. Сознательно или интуитивно она ищет и находит маршруты сюжета, как будто до нее не писали семейных саг и не устраивали литературных флэшбэков, произвольно и не линейно путешествуя во времени. История семьи Герцевых сама по себе типична. Врач и царский офицер с женой-поповной отсиживаются в Николо-Архангельском на даче «лишенца», куда им порекомендовал от греха подальше переехать один из пациентов – старый большевик. В Москву, в «чкаловский» дом возле Курского вокзала, семья возвращается только после смерти вождя и в связи с тем, что сын Ваня после нескольких лет работы санитаром наконец поступает в медицинский, чтобы продолжить династию. Впрочем, Иван после семилетки учился в московской школе. А в школе был кинокружок, который вел настоящий кинооператор Штерн. Уехав на съемки, он оставил Ване камеру, и добросовестный ученик стал снимать все, что шесть дней в неделю видел из окна электрички и внутри вагона. Отснятый материал парень показал учителю. Штерн впечатлился, но бобины спрятал под замок в шкаф: психология «от греха подальше» оставалась актуальной, а снимал Иван отнюдь не счастливых колхозников. Потом был московский фестиваль, события которого фиксировал на пленку Иван Герцев с советской стороны и Джон Кор – с американской.

Две темы пересекаются, сплетаются и расплетаются в первой части романа. Тема творческой и личной свободы и тема уходящих героев. Друг Герцева-старшего Рюмин в тюрьме написал на папиросной бумаге философский труд с таким названием – «Герои уходят». Как мы помним, этому была посвящена дебютная картина Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих». Два мира в лице двух молодых людей – Ивана и Джона – сходятся в ликующей, сорвавшейся с катушек Москве. Кор получает ночь любви  с девушкой Беллой, чудом спасенной от бдительных дружинников, провозит через таможню пленки друга и становится всемирной кинознаменитостью. Иван чуть было не кончает с собой, оправляется от потрясений, счастливо женится и посвящает себя акушерству – принятию и выхаживанию новых жизней.

Можно продолжить пересказ еще на несколько страниц. Но текст Агачер настолько плотен и концентрирован, что роман по объему совсем невелик – на один вечер. Эта высокая концентрация сыграла с автором – романным дебютантом – довольно злую шутку. Вторая часть вдвое короче первой и вся дана не в описании событий, а в пересказе того же Кора, чем напоминает дайджест. Когда автора покинут опасения остаться недочитанным, я уверена, автор вернется к повествованию и распишет все как надо. А пока остается только удивляться всепроникающей любви, с которой наша бывшая соотечественника Агачер повествует о московском фестивале, о надеждах и радостях страны, впервые пригласившей «все флаги» к себе в гости и открывшей пресловутый «железный занавес». Русские и американцы возобновляют знакомство после встречи на Эльбе. Вернее, это уже дети победителей нацизма. Они по-другому видят мир. Они, вопреки политикам, снова встречаются через полвека и раскрывают тайны той невозвратной жизни. Они обогащают друг друга в дискуссиях и в творчестве, а не обкрадывают в войнах.

Это книга о том, что Россия и Америка на самом деле очень близки. Ближе, чем можно себе представить. Культовый фильм Кубрика «С широко закрытыми глазами» посвящен тайнам подсознания. Герои Софьи Агачер смотрят на себя и свои отражения в прошлом широко открытыми глазами. И в этом нет ни наивности, ни пропаганды. Просто мы немного отвыкли от такого взгляда, но при прочих равных быстро привыкнем снова. Московский фестиваль длился всего две недели. Люди живут гораздо дольше и оставляют после себя детей и внуков, песни, книги и фильмы.

ВНИМАНИЕ! НОВЫЙ ФИНАЛИСТ КОНКУРСА "МЫ И НАШИ МАЛЕНЬКИЕ ВОЛШЕБНИКИ"!

«Каша», «Анчутка» и «Чубчик» – истории о Вовке и его деде

Продолжаем публиковать рассказы, которые приходят на конкурс рассказов для семейного чтения «Мы и наши маленькие волшебники!», впервые проведённый «Классным журналом» и «Литературным агентством Софии Агачер» в 2018 году. Сегодня вашему вниманию представляются рассказы Василия Кузьмича Гусева из города Назарово Красноярского края, который обычно публикуется под псевдонимом Бабушкин-Сибиряк.

«Каша», «Анчутка» и «Чубчик» – истории о Вовке и его деде

[Spoiler (click to open)]

Каша

Поссорился  Вовка с дедом. Вовке два года всего, а вот деду уже семьдесят пять. Мог бы, и уступить правнуку, но не уступил.

Ссора произошла из - за гречневой каши, будь каша манная или даже пшённая то ничего бы не случилось. А гречневую кашу ни дед, ни Вовка терпеть не могли.

Когда кашу бабушка поставила на стол, настроение испортилось у Вовки, и у деда.

- Опять эту хрень запарила, не лезет она в меня, сколько тебе толковать – заворчал дед.

А  Вовка говорить ещё не умел, хотя понимал всё, не зря дед про него хвастался:

-Вовка башковитый,  весь в меня.

Вовка только взял и спихнул тарелку со стола. Но бабушка тогда сама стала кормить Вовку.

- Кушай, милок, эту ложку за маму, эту за папу, эту за дядю, эту за тётю..

А дед сидел и свою кашу потихоньку под стол Жучке скидывал.

Бабушка плохо видит, а Вовка сразу это заметил, и такая у него обида вдруг появилась, а тут ещё бабушка с ложкой:

- Эту ложку за деда.

Умей Вовка говорить, он бы отстоял свои права, а так только рот сжал и деду фигу показал, мол, не буду, за тебя есть.

И тогда дед обиделся.

- Глянькось, за всех ел, а как до меня черёд дошёл, так он мне фигу показывает.

Вылез дед из-за стола и ушёл на улицу, а за ним довольная Жучка выбежала.

Два дня Вовка с дедом не смотрели друг на друга.

- И не стыдно вам так- то делать – ворчала бабушка, а потом придумала, как помирить их. Сварила манную кашу с изюмом. И налила эту кашу в одну тарелку на двоих.

Вот эту кашу дед с Вовкой ели хорошо, только ложками стучали по дну тарелки.

Анчутка

Опять бабушка потеряла свои очки. Вместе с ней их искал Вовка. Дед не искал, он всегда сидел и ворчал, мол, если класть вещи на свои места, то их и искать не нужно будет.

Сам он свои очки клал на книжную полку всегда на одно и то же место.

Вовке нравилось искать бабушкины очки, это походило на игру в прятки. Пока бабушка посмотрит в одном месте, Вовка уже успеет три места осмотреть. Конечно, он быстрее  бабушки находил пропажу, и бабушка всякий раз хвалила его, называя спасителем и помощником.

Хитрый Вовка решил и деда привлечь в эту ежедневную игру – взял и спрятал его очки.

Дед очень расстроился, обнаружив пропажу:

– Вот и всё, мать, склероз и ко мне подкрался, без Вовки нам теперь не прожить.

И Вовка довольный принёс деду очки, а тот ласково погладил его по голове.

Но когда очки у деда пропали во второй раз, то дед сдвинул свои брови и сказал бабушке:

– Однако, мать, у нас анчутка завёлся надо выгонять, а то житья от него не будет.

– А кто такой анчутка – спросил Вовка.

– А это  маленький, невидимый бесёнок с рожками и хвостом – сказала бабушка, – его чтобы увидеть, нужно обрызгать святой водой.  Он в тот же миг станет видимым и послушным, признается во всех своих проделках.

– Вот тут то мы его и отправим к себе домой, чтобы значит больше не проказничал и старых людей не обманывал – сказал дед.

Бабушка взяла комнатный опрыскиватель для цветов, налила в него святой воды из бутылки и стала ходить, брызгать по углам. Вовка следовал за ней по пятам.

– Слышь, мать, брызни на Вовку, вдруг анчутка за ним спрятался – сказал вдруг дед.

– Не надо, баба, это не анчутка очки прятал, а я, завопил Вовка, махая руками, словно защищаясь от капель воды. – И домой меня не надо отправлять, мне у вас хорошо.

– На том и порешим, вот ведь как всё ладно сходиться. А ведь точно, мать, твоя святая вода силу имеет – сказал дед.

Чубчик

Исполнилось Вовке семь лет. Бабушка на его дне рождения сказала:

- Вот Вовка и наступила новая пора в твоей жизни. Время, когда ты будешь становиться самостоятельным. Никто тебя в садик и из садика за ручку водить не будет. Сам будешь ходить в школу. Сначала в первый класс, а после даст Бог и до десятого, доживём.

Домашнее задание будем с тобой вместе делать, пока самостоятельность твоя окрепнет.

То, что наступило новое время в его жизни, Вовка и сам заметил. Во первых ему оставили чубчик на голове.

В парикмахерской, где всегда подстригали Вовку, пожилой и ужасно вежливый парикмахер сказал:

- Ну-с, молодой человек, поздравляю вас со вступлением во взрослую жизнь, сейчас мы вам изобразим новую причёску, сделаем этакий элегантный чубчик.

Чубчик Вовке понравился. Когда он посмотрел на себя после стрижки в зеркало, то ему показалось, что он стал немного выше.

- Вот ведь какое дело выходит, совсем немного волос на голове оставили, а уже выше стал – подумал он.

Идя с бабушкой из парикмахерской, Вовка сердито выдёргивал свою руку, когда та, забыв, что он уже взрослый, пыталась схватить её.

Дома дед придирчиво оглядел Вовкину голову и, наверное, с досады сказал.

- Вот придётся теперь мне одному из всей семьи причёску под нуль носить.

Дед всегда стригся наголо и Вовка даже не представлял, как тот будет выглядеть без такого привычного седого ёжика.

В школу на первый праздничный день Вовка хотел идти один.

- Вы сами  сказали, что я теперь взрослый, так нечего за мной тащиться.

- А мы с мамой за тобой и не идём, нам на работу – сказал отец.

- Как же тебя в такой день одного отпускать, не сирота ведь – заохала бабушка.

Дед, как всегда не торопясь подумал, улыбнулся, сдвинул свои лохматые брови почти на самые глаза ( бабушка однажды про Вовку так сказала  -Глянь кось и этот хитрит, как дед, научился глаза прятать) промолвил.

- Что же это Вовка получается, как на рыбалку или в цирк то я тебя всегда с собой беру, бабушка тоже завсегда с тобой валандается. А теперь у тебя праздник и ты нас одних дома оставишь. Нет не по - взрослому это, не по - взрослому.

- Ладно, возьму вас с собой, но за руку меня не ведите.

Около школы собралась большая толпа людей, это были в основном мамы, папы, бабушки и дедушки.

Вовка пошёл к своему первому А, а бабушка с дедушкой встали в толпе зрителей.

После торжественной линейки Вовкин класс первым пошёл в школу.  В классной комнате учительница всех  рассадила по своим местам, мальчиков с девочками.

Девочка, с которой посадила учительница Вовку за один стол, тому не понравилась. Ему сразу понравилась та, что сидела впереди него, её звали Наташа. У Наташи были две косички с розовыми огромными бантами не такими как у всех девочек.

Кроме этих бантов и косичек Вовке ничего не было видно. Ему хотелось видеть Наташу в лицо, и он взял и дёрнул её за косичку. Но Наташа не обернулась. Тогда он снова дёрнул, но та только пошевелила плечами – отстань, мол.
Тогда Вовка дёрнул за косичку в третий раз. Наташа обернулась и, схватив Вовку за чубчик, стукнула его носом об стол.

Вовке было больно, раньше он бы заплакал, но сейчас ему стало стыдно плакать. Ещё бы ведь он уже взрослый и значит, сам отвечает за свои поступки.

Он только сказал Наташе:

- Я тебе после наподдам.

Дома бабушка с дедом расспрашивали Вовку, что же было там, в школе, куда их не пустили.

Вовка стал рассказывать, что класс очень красивый, учительница очень строгая, не такая как воспитательница в детском садике. И ещё рассказал, что девочка, с которой его посадили рядом, ему не понравилась, а та, что сидит впереди

задавала и вредина.

- Она меня за чубчик дёрнула – пожаловался он деду.

- Слышь, мать, а история то повторяется. Значит, Вовка подвёл тебя твой чубчик. Не будь его, и дёргать не за что бы было.

- Наверное, ты Вовка сам первый девочку за косички дёргал – спросила бабушка. Твой дед такой же озорник был, дёргал мою косичку, пока я ему сдачи не дала.

- А давай, Вовка, чубчик твой сострижём, чтоб ухватить тебя не за что было – снова сказал дед.

- Нет, пусть остаётся! Что - я маленький?

«Каша», «Анчутка» и «Чубчик» – истории о Вовке и его деде

Положение о конкурсе смотрите на сайте http://agacher.com, рассказы сезона прошлого года и новые работы смотрите на сайте «Классного журнала» в разделе «Читать как дышать».

Об авторе

Василий Кузьмич Гусев (Бабушкин-Сибиряк) - родился 1948 году  в Красноярском крае, потомственный сибиряк в четвёртом поколении, из староверов.  Работал в тайге на реке Ангаре егерем, лесником, сейчас пенсионер. Образование  высшее.

ОБЩЕСТВО НЕНУЖНЫХ ВЕЩЕЙ ИЛИ МАСТЕР-КЛАСС ДЛЯ ПИСАТЕЛЯ ( РАССКАЗ. ОКОНЧАНИЕ)




К Грустному телевизора с соседнего ряда спрыгнула девушка и присела рядом. Рукав её чёрной футболки был пуст, создавая иллюзию однорукости.

  -   Меня зовут Рукомойник. Не слушай их, они злые и высокого мнения о себе, а надо быть добрее и приветливее. У меня ужасное имя Рукомойник, ну, разве так можно называть,так и несет деревней или грязными сапогами!  То ли дело Зонт, Книга или Грустный телевизор. Как романтично!.. Это теперь твой новый дом, и я хочу с тобой подружиться! Ты не смотри, что я однорукая и некрасивая, я встречаю всех в доме первой, не считая Вешалки, конечно, но у неё премерзкий  характер!

[Spoiler (click to open)]

Тут же с другой стороны к Грустному телевизору подсаживается ещё одна девушка - хрупкая и симпатичная.

  -  Не развешивай уши, новичок, Рукомойник такая сладкая по привычке - она староста и ей нужны союзники, а я Книга - девушка интеллигентная и открытая, - и гладит по руке Грустный телевизор.

Все начинают хихикать и шептаться:

  -   Даже слишком открытая! Любой может почитать и передать другому! Кхе-кхе-кхе!!!…..

  Книга вскакивает и бросается на Вешалку и Лампу. Все очень красиво замедленно двигаются, имитируя потасовку. Зонт пытается разнять девушек:

  -   Миледи, миледи, прекратите!….

  - Да, я хочу устроить свою личную жизнь! Что в этом плохого! - с придыханием начинает говорить Рукомойник. - Вот Зонт, когда он нужен?  Когда идёт дождь или сильный ветер, очень редко, когда солнце. У него амплуа героя-любовника, да и подражает он великим и знаменитым. А я нужна всегда, хорошие администраторы всегда востребованы. Никто не хочет отмывать чужую грязь. Телевизор, между прочим, тоже всегда нужен! В этом мы с вами похожи! И я верю в лучшее, верю, что каждого из нас заберёт добрый и заботливый продюсер, директор театра или просто Человек!. Знаю, что шансов у нас немного, но всё же они есть. Вы не поверите ?  Я знала одни разбитые очки, которые забрала старая седенькая дама с соседней улицы. Думала всё, пропали, а недавно вижу их прямо на этой старушке! Представляете!Чистые стёкла, чистая оправа! Ну, кому могут понадобиться разбитые очки! Так что пока ржавчина меня неокончательно не съела и эмаль моя бела, я верю, что у меня есть шанс.

  Молодой человек-Грустный телевизор взволнованно вскакивает, протягивает вперед руки и почти кричит:

  -   ТЫ ПРАВА, ТЫ АБСОЛЮТНО ПРАВА! Я НЕ ХОЧУ СТОЯТЬ У ДОРОГИ, И ЧТОБЫ ПРОЕЗЖАЮЩИЕ МАШИНЫ ОБЛИВАЛИ МЕНЯ ГРЯЗЬЮ! Я НЕ ХОЧУ БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ПОЧУВСТВОВАТЬ ТЕПЛО ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ТОКА! Я НЕ ХОЧУ ЧУВСТВОВАТЬ ОДИНОЧЕСТВО! Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ ОДИН!

  Раздается надсадный кашель и скрип. Со скамейки аудитории встает двое парней, подпоясанных кожаными поясами и начинают говорить одновременно:

  -  А ты всё правильно сказал, юноша. Абсолютно правильно! ЛЮБАЯ ПЕСЧИНКА В МИРЕ ДЛЯ ЧЕГО-ТО ПРЕДНАЗНАЧЕНА И КОМУ-ТО НУЖНА! Но ты погорячился, юноша, ты не одинок, у тебя есть друзья!

  Девушка, похожая на взъерошенного воробышка, и назвавшаяся Телефоном, зло смеётся:

  -  Поверить не могу! Вы всё ещё здесь несчастные старые Лыжи?! Неужели не нашлось печи или достаточно прочного колена для вас! Сколько можно учиться в одном и том же университете ?

Лыжи спокойно и вежливо отвечают одновременно:

  -   Полегче, юная леди! Мы знавали вашу матушку, ещё когда от неё тянули провода по всему миру.

  -   Ой! - вскрикивает Книга. - А может быть вы тогда кого-нибудь из моих родственников знаете ?

Лыжи очень смешно и нарочито обстоятельно, раскланиваясь в разные стороны, продолжают:

  -    Конечно!  Мы вместе с вашими несколькими тётушками были в горах Швейцарии. Это было в те времена, когда палки были ещё с нами.

-   А что случилось! - не унимается  молодой человек-Грустный телевизор.

  -  Слишком крутые повороты, слишком крепкие камни. Они сломались. Обычно ломаемся мы, но в тот раз нам повезло. А им нет! И мы остались без поддержки и попали сюда - может кому-нибудь понадобитесь, подучитесь - сказали нам. Прошло 5 лет, а мы всё ещё здесь! Играем в учебных спектаклях, оттачиваем актерское мастерство… Ха-ха-ха… но теперь время пришло. Пора что-то менять!

Ребята опять начали поворачиваться спиной ко мне в изломанной пантомиме.

  - Пора что-то менять! - сказала девушка-Телефон и  резко повернулась.

  -  Отлично! Действовать нужно решительно и смело! - продекламировали Лыжи.

  -   Ведь кто-то должен сделать первый шаг! - прокричала Телефон.

Все студенты повернулись, взялись за руки и дерзко, как будто собрались в атаку произнесли:

  -  И мы не будем больше ждать! Мы сделаем это!

  Фигуры в чёрном поклонились, резко выпрямились и сели.

  -  Браво! Ребята! Браво! Еще никто так вдумчиво и искренне не читал мои книги и не отвечал на вопросы! - захлопала я в ладоши - поражённая, оглушённая  и восхищённая этим очень талантливым, динамичным и видящим всё по своему молодым поколением.  

-   Спасибо, дорогие ребята, за столь профессиональный мастер-класс для меня! Ничего из увиденного сегодня нет в моём рассказе и пьесе о телевизоре, выброшенном за ненадобностью на улицу, которому мой внук Ромка дал имя Грустный телевизор и с помощью своих друзей спас, кроме самых главных слов “ ЛЮБАЯ ПЕСЧИНКА В МИРЕ ДЛЯ ЧЕГО-ТО ПРЕДНАЗНАЧЕНА И КОМУ-ТО НУЖНА!” Вы правильно прочли и поняли мой рассказ! Ведь каждый из нас в определенный период жизни - это Грустный телевизор, и победить одиночество можно только всем вместе! И кто-то должен сделать первый шаг!

  Потом был долгий и очень непростой  разговор о месте человека творческой профессии в современном обществе. Эти ребята отличались от молодёжи девяностых, когда все стремились зарабатывать деньги и выстраивать бизнес; или от молодых людей нулевых, бросившихся во власть и силовые структуры. Я каждой клеточкой своего тела почувствовала, что эти ребята меняют действительность. Они пытаются найти гармонию, баланс внутри себя: между личным счастьем, познанием мира, творчеством с одной стороны, и властью и деньгами с другой - при этом деньги и власть уходят с авансцены.

ноябрь 2018 - май 2019.

Минск - Москва - Чикаго

ОБЩЕСТВО НЕНУЖНЫХ ВЕЩЕЙ ИЛИ МАСТЕР-КЛАСС ДЛЯ ПИСАТЕЛЯ ( РАССКАЗ. Начало)



Последние годы зима в Беларуси загуливала где-то, приходила уже после Нового года. Зеленющая трава и листва на деревьях не желтели и так, в полном расцвете сил,  покрывались пушистым снегом. Ноябрь стоял солнечным, и лишь неслух-ветер холодным дыханием напоминал людям, что зима всё же может наступить.

[Spoiler (click to open)]

Минск - город моей юности, где прошли студенческие годы, где живут лучшие друзья и куда меня непреодолимо тянет. Минск, восставший из руин, - новый город: с широкими проспектами, скверами, парками - по духу напоминает Варшаву или Братиславу. Хотя новодельные пряничные квартальчики и улочки для туристов пытаются воссоздать некий город времён Речи Посполитой, никакого отношения немеющие к старому еврейскому местечку Менску на берегах Немиги и Свислочи.  Туристам нравиться: они гуляют, пьют горячий и душистый сбитень, слушают уличных музыкантов в национальных костюмах, хлопают плясуньям, покупают расшитые рушники и сувениры из соломы, льна и дерева. Здорово! Пахнет дымом костра, пряными листьями и травами. Запах юности! Пойти бы по нему, как по рушнику, далеко -далеко туда, где все ещё живы, мама молодая и отец, смеющийся и зеленоглазый….

Такси притормозило у Белорусского института культуры и искусств. Сегодня у меня на кафедре режиссуры мастер-класс! Кхе-кхе-кхе! Мастер-класс на кафедре режиссуры! У меня, закончившей в этом городе медицинский институт!..  Неожиданный поворот судьбы - начать под старость лет кропать рассказы и пьески… Но по порядку.

Написана и издана моя книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”, по книге - несколько пьес для детских театральных коллективов. Пьесы немыслимым стечением обстоятельств попадают на кафедру режиссуры и включаются …. в Его Величество Учебный План! Ну, как тут не поехать на встречу со студентами! Правда, кто кому будет мастер-класс проводить ?  Вот это вопрос! Волнуюсь, вхожу в аудиторию. Амфитеатр, площадка, микрофон, пятьдесят пар внимательных глаз. Тишина… Волна интереса, ожидания и какого-то уважения окутала меня. Хм! Уважения - необычно! Насмотревшись на шумные и раскованные студенческие аудитории по всему миру: пестрые и рваные, где писатель скорее воспринимается как коммивояжер, рекламирующий мысли и навязывающий свои книги “вольному братству будущих гениев”. Волнение улеглось. Хорошие ребята авансом выдали мне звание “учителя”. Посылаю волну уважения обратно.

- Здравствуйте, уважаемые друзья! Я благодарю вас за приглашение на встречу. Для начала разговора, хочу задать вопрос.

Почему из всех пьес, написанных по моей книге, вы для своей постановки выбрали именно “Грустный телевизор”?

…  Зашумели, вскочили с мест, повернулись спиной, как будто упала последняя капля на болевую точку и лопнуло стекло… Замерли и начали двигаться угловато и замедленно, как в пантомиме. Ба, да они одеты все в черное! Резко поворачивается красивый парень, волосы ниспадают вьющимися локонами, лицо благородное, опирается на толстую трость.

-   Общество!.. Мы - Общество Ненужных Вещей! Кому нужно столько режиссеров, актёров и сценаристов?! Единицы из нас пойдут работать в сельские дворцы Мельпомены и учить “разумному, доброму, вечному” или культуре детей! Ха-ха-ха! А остальных выбросят на рынок труда, короче, на свалку! Это говорю вам я - Зонт, Джеймс Зонт! Я никогда не терял своего лица, даже когда мои спицы изгибались под углом, а град и шквальный ветер больно били по нему. Я много учился, старался и вот я здесь!

Высокая белокурая девушка рядом с Зонтом надела широкополую розовую шляпу, прижалась к нему и взяла под руку.

-  Я - Торшер. Я встретилась с тобой здесь и полюбила. Разве этого мало для счастья?

-  Миледи, сколько вам говорить, не Торшер, а Лампа! Мне нравятся женщины, - и обнял её за талию.

-  Но у меня длинные ноги, как у Торшера.

-   Успокойтесь, миледи, Лампы тоже бывают со стройными ногами!

Долговязый нескладный парень, с намотанным на руку электрическим шнуром, как-то неуклюже споткнулся, упал на парту и начал испуганно, нарочито гэкая и чэкая, тараторить:

-   Меня зовут Грустный Телевизор. Где я?

-   Ты что новенький? - небрежно спросил Зонт.

-   Да, я только перевелся с филфака, но там у меня было будущее, я смог стать бы журналистом или просто учить детей! А здесь….. ????

Худая девушка, с нервным лицом, похожая на взъерошенного мальчишку, подошла к Грустному Телевизору, волоча за собой прямую ногу:

-  Ты что юродивый? Не понимаешь, что здесь ты никому не нужен! Ты в Обществе Ненужных Вещей, на свалке…Учить детей? Нет ничего хуже детей, они ломают всё просто так, и даже не для того, чтобы посмотреть, что внутри, а просто так! Я - Телефон  Nokia 3310. Меня собирали и разбирали 182 раза, и даже когда я работала - просто так, пока мои лампочки совсе не погасли!

-  А я… я Вешалка , - раздался голос из последнего ряда, где появилась девушка в длинном изодранном шарфе. - Я держала всех из последних сил, и когда мой крючок сломался меня выбросили, как ненужную вещь. Мы служим обществу верой и правдой: растём, учимся, а когда у наших родителей нет денег нас дальше учить - нам говорят работайте и учитесь! А как можно тяжело работать: официанткой, санитаркой или админом в интернете, а потом идти на сцену ? Кого можно сыграть в таком состоянии?

ОБЩЕСТВО НЕНУЖНЫХ ВЕЩЕЙ



Общество ненужных вещей

Их было 9 - магическое число 9, создавших Общество Ненужных Вещей.
Они любили, служили, дружили.
Были новыми, креативными и гордыми,
Но ……крэк…

[Spoiler (click to open)]Устарели, сломались или надоели.
И старых верных друзей выбросили на помойку!
И никто не вспомнил, не спас, не починил и не обогрел.
Теперь у них новый дом
И больше всего на свете они боятся мусоровоза  и детей:
Злых и ломающих из кайфа.
Их было 9 - знакомьтесь:
- Грустный телевизор
- телефон  Nokia
-  Зонд, хотя ему нравится полное имя Джеймс Зонд
- Вешалка
- Книга
- Рукомойник
- Лампа
- Лыжа правая
-  Лыжа левая.
Так начинается недобрая, взрослая история про Грустный телевизор, в которой нет мальчика Ромки. Эту историю написали и сыграли в финале фестиваля “Живая книга” потрясающие ребята из Белорусского университета Культуры и искусства. Финал фестиваля можно посмотреть по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=4RjbrAxiOWU&feature=share.

МИФЫ ОБ ИНКАХ. МИФ ПЕРВЫЙ - ЗАЧЕМ ИНКАМ КОЛЕСО.


Куско, жительница одного из селений кечуа.

О культуре, времени и империи инков написано много и мало, для того чтобы понять некоторые предположения историков, писателей и просто странствующих фантазеров, надо прежде всего побывать в Перу. Посмотреть вокруг, пообщаться с потомками древней цивилизации, послушать землю и горы. Лично меня почему-то поразило утверждение европейских историков о том, что инки не знали колеса. Строили потрясающие дороги, крепости, храмы, управляли огромными территориями, а колеса не знали."Туземцы, что с них взять даже колеса не знали!" - так и сквозит в этом превосходство испанских завоевателей. Приехав в Перу, я постаралась разобраться зачем инкам колесо!

[Spoiler (click to open)]


 

Куско, центральная площадь, памятник Сапа-Инка.

Почти 400 лет на пространстве от Эквадора до Аргентины господствовала могучая империя Инков. Индейцы кечуа, инками их назвали уже испанцы, были горным народом и правящим классом на завоёванных ими территориях. Столица империи находилась в Андах на плато высотой три с половиной тысячи метров и гордо именовалась Куско, что на языке кечуа означает “пуп земли”. Сейчас Куско  расположен в современном Перу, считающим себя не только культурным, но и территориальным наследником империи инков. Хотя перуанцами жителей этого государства называют только иностранцы. Местный житель назовёт себя креолом, если он потомок европейских переселенцев, или кечуа, или аймара, или представится именем какого либо иного индейского племени. Такой ответ - это тоже отклик тех далёких времён, поскольку многочисленные племена, завоеванные инками постоянно враждовали между собой.


Как и тысячу лет назад по дорогам-тропам инков идут люди с грузами.

 
   От центра древнего государства инков расходились дороги, протяжённость которых во времена его расцвета составляла почти 100 тысяч километров. Только представьте себе в горах с высотой перевалов до 4 000 метров дороги!  Кечуа утверждают, что до сих пор существует около 20 тысяч километров троп, построенных ещё при инках, связывающих не только их горные селения, но и Боливию, Чили и Эквадор.




Вот так выглядели самые значительные дороги в империи Инков, по таким дорогам передвигался на носилках сам император или Сапа-Инка.

    Дороги  жёстко связывали империю в единое целое. Почти каждые 40 километров или на расстоянии дневного перехода человека находились постоялые дворы и почты. Почта доставлялась во все уголки империи специальными бегунами или часки. Часки доставляли из Куско в провинции указы Сапа-Инки или императора, а из провинции информацию о количестве урожая, населении, собранных налогах в виде специального “узелкового письма” или кипу.




Фото кипу сделано в археологическом музее в Лимо. Кипу применялись исключительно как цифровые отчеты. Отчетностью и статистикой в империи занимались исключительно инки, подчиненные напрямую императору.

 Специальные крепости, находящиеся на господствующих над местностью плато, контролировали не только дороги, но и территории, населённые не всегда лояльными к метрополии подданными. Гарнизоны этих крепостей численностью, как правило до 200 воинов, очень быстро могли достигнуть и погасить очаг недовольства. В 15 веке армия в империи инков при населении в 15 млн человек составляла около 100 тысяч воинов, вооружённых копьями и пращами, которыми они виртуозно владели.




Крепость инков в Священной долине в 20 км от Куско.

    Каждое селение обязано было ремонтировать и содержать в порядке свой участок дороги, за этим смотрели специальные администраторы из кечуа. За плохое содержание дорог провинившимся полагалось суровое наказание вплоть до смерти.  На строительство дорог все покорённые инками народы обязаны были выделять людей. Это были общественные работы. К общественным работам относились : строительство дорог, террас, оросительных систем, крепостей, дворцов и храмов инков, обслуживание постоялых дворов и почты, перенос грузов, служба и тренировки в армии.

   


А что слабо по таким горам на колеснице, как римляне или греки?

    В сейсмической зоне при постоянном смещении пластов земли, все склоны представляли собой естественные террасы. Индейцы не употребляли колесо при транспортировке по своим дорогам не потому что не знали его, а просто за неудобством его использования для передвижения по горным дорогам, построенным также, как и природные склоны, в виде террас. Инки были прекрасными строителями и пользовались блоками и брёвнами при перемещении грузов. Кроме того у них не было тяглового скота, ведь у лам и альпака очень слабые хребты. По горным дорогам, построенным в виде террас, легче и быстрее всего перемещались люди. Небольшого роста, необычайно сильные и выносливые они переносили грузы до 40 килограмм. Поэтому утверждение большинства европейских справочников о том, что инки не знали колеса, весьма не корректно.


Террасы, построенные ещё инками.

Хотя есть и более красивая легенда, почему инки не использовали величайшее изобретение человечества - колесо. Круг - это основной божественный символ империи инков, поскольку они поклонялись солнцу, а колесо - это круг, а значит символ солнца. Ничто не  могло лежать на солнце и быть выше его.

КВАРТИРА АСТАФЬЕВА




 В Красноярск туристы почти не приезжают, а едут люди сюда либо по делу, либо по этапу. В центре города под чёрным закопченным небом, как и 200 лет тому назад, стоит “Тюремный замок”. Красноярцы народ гостеприимный: поят, кормят и развлекают заезжего ревизора или московского чиновника до одури, чтобы тот побыстрее убрался в восвояси, забыв для чего и за чем приехал. Так что живёт этот край по своим законам, и управляют им крепкие сибирские мужики.

[Spoiler (click to open)]

Из достопримечательностей города общеизвестны: заповедник “Столбы”; плотина Красноярской ГЭС, перекрывшая мощь Енисея; музей-усадьба художника Сурикова на ул. Ленина, и конечно, сам музей-заповедник великого вождя в селе Шушенское Минусинского района. Троицу великих “заповедных” музеев дополняет мемориальный комплекс Виктора Петровича Астафьева в селе Овсянка. Устав в этих мемориалах от созерцания крепких крестьянских изб, в которых никогда не жили ни Ленин, ни Астафьев, хотелось чего-то подлинного, а не нарочито показного и помпезного. Ну, не к “Тюремному” же замку идти в самом деле?!

Хотя на нём могло бы разместиться действительно много мемориальных табличек с именами.

  И повезли меня друзья на правый берег Енисея погулять по саду Крутовского, где и поведали до последнего времени замалчиваемую историю о том, как Владимир Ильич попал в ссылку в село Шушенское. А дело было было так. Ехал Владимир Ильич в одном купе с Владимиром Крутовским, врачом и бывшим народовольцем, в Красноярск, чтобы далее проследовать в Туруханский край, к месту своей ссылки. И пожалел Владимир Михайлович Крутовский своего тёзку. По приезду в Красноярск положил он Ленина в больницу и поставил ему диагноз туберкулёз. А с таким диагнозом в Туруханский край нельзя, вот и направили Ильича в село Шушенское, место сытное и с хорошим климатом, подлечиться.

  -   Неизвестные эпизоды из жизни вождя - это конечно очень интересно, но хотелось бы побывать там, где есть что-то подлинное, не затоптанное официозом, - почти без всякой надежды проговорила я.

  -   Подлинное говоришь… Есть такое место. Поехали в дом Виктора Петровича Астафьева.

  -   Да, былы я уже в Овсянке на реке Мане и в литературном музее имени Астафьева тоже”, - ответила я.

  -  Ну, в Овсянку ездят официальные делегации и из подлинного там только могила писателя, а литературный музей, вообще, находиться в доме купчихи Фриды Цукерман. Поедем в Академгородок к дому 14, что в конце 46 автобусного маршрута.

  Оказывается, жил Виктор Петрович на четвёртом этаже обычного пятиэтажного уродливого блочного дома. Глядя на слегка покосившиеся, потемневшие от дождей доски, которыми был обустроен балкон его жилища; на старенькие выцветшие занавески на окнах, никак не верилось, что такой значимый и отмеченный наивысшими наградами Советского Союза человек двадцать лет мог жить так скромно, как простой учитель или инженер. На доме примостилась мемориальная табличка с его именем, причём как-то сбоку, как будто извиняясь, что нарушает тайну Астафьевского убежища.

  Да, березки красивые вокруг, голубятня, потрясающий вид на Енисей, всё это вокруг присутствовало, но контраст между  известным всему миру домом Астафьева в Овсянке  и его квартирой в Академгородке поражал.

  -   Почему так? - спросила я. - А где же подлинный Астафьев? Ведь жилище многое говорит о человеке, о чём не всегда упоминают биографы.

  -   Понимаешь, в этом весь Астафьев. Противоречивый и необузданный, как стихия. Выживающий и приспосабливающийся к власти, нужный ей, как этакий писатель-могучая река и глыба, прошедший все этапы развития страны от своего сиротства и беспризорничества до войны и писательства. Этот Астафьев летом жил в Овсянке и играл в образ -  непримиримого и резкого обличителя  человеческих пороков. А здесь в Академгородке он запирал себя в убогих стенах, как в клетке, и всю свою страсть и стихию выплёвывал на бумагу. Как сгустки крови выплёвывал, нанизывая корявые слова в фразы, в этакие горькие рябиновые бусы.

 

  -   Ничего не понимаю, так где же Астафьев подлинный? - вырвалось у меня.

  -    А подлинный он в своих книгах. Хотя иногда кажется, что писал он их исключительно для себя, чтобы избавиться от переполняющей его силы и боли, или для таких же, как сам, диких и выживающих тайменей.

  -   Для кого? - переспросила я.

  -   Про “Царь-рыбу” читала? Так вот царь-рыба - это таймень. И стоит этой рыбе теперь памятник на смотровой площадке над Енисеем. И приходят к этому памятнику люди. Цветы приносят те, у кого кто-то сгинул в водах Енисея или Маны, монетки кладут на желание. И бают, что исполняет эта царь-рыба желания людские.

  -    Вы хотите сказать, что Астафьев своим произведением создал практически нового идола?” - опять недоумеваю я.

  -  Конечно, так это Сибирь-матушка! Здесь с покон веку шаманы живут, и люди камням, рекам, зверью и природе дикой поклоняются. И Астафьев не исключение, ведь он родился здесь, хоть и помотало его по свету до восьмидесятого года, когда он вернулся в Красноярск и поселился в этой квартире.

  Я поблагодарила друзей за показ Красноярска, поехала в гостиницу, а по дороге зашла в книжный магазин и купила последний роман Виктора Петровича Астафьева “Прокляты и убиты”, написанный им как раз в квартире в Академгородке. Раскрыла наугад и прочла:

«Добить, дотерзать, допичкать, додавить защиты лишённого брата своего - это ли не удовольствие, это ли не наслаждение - добей, дотопчи - и кайся, замаливай грех - такой услаждающий корм для души».

КИТАЙСКИЙ НОВЫЙ ГОД И ФИГУРЫ ИЗ ЖИВЫХ ЦВЕТОВ.



  16 февраля в этом году наступает Лунный Новый Год или Китайский Новый Год. В этот день в Китае официально начинают праздновать Праздник Весны. Ну, конечно, Новый год может начаться только с началом новой жизни, когда наступает весна и природа просыпается. Так считали все древние, в том числе и наши предки, отмечая начало нового года в марте. Какой может быть новый год 1 января? Холодно, темно, зима, депрессия, все только разрушается, неприятности накапливаются. А эти ненормальные люди, кричат, радуются: "Новый год!".  Какой новый? Если ещё зиму не пережили! Вот мишка спит себе в берлоге, и для него новый год точно наступит только в марте.[Spoiler (click to open)]Для меня лично, новый год наступает именно с китайского Праздника Весны: проблемы как-то начинают разрешаться, кашель отступает, настроение улучшается и энергия пребывает. В воздухе появляется запах весенней свежести,  воробьи начинают нагло чирикать, а коты истошно кричать по ночам. Наступает год трудолюбивой, преданной и упорной земляной собаки.



Московская Русь до конца восемнадцатого века была географически чисто азиатским государством, поскольку граница между Европой и Азией проходила по Дону, но очень хотела в Европу. Поэтому Петр не только столицу перенес из Азии в Европу ( из Москвы в Санкт-Петербург), но и Новый год, и летоисчисление. Вырубать азиатчину - так вырубать.. Смешалось Христианское Рождество и Новый Год, а пальма или олива почему-то превратилась в елку. Особенно смешно смотряться елки на Рождество в странах, где они никогда не росли.


Китайский новый год для меня - это потрясаюшие фейерверки, красные чудища, дракон, фигуры из цветов и фонарики - парасольки.











Самые красивые из них живут в отеле Wynn в Лас-Вегасе. Давайте, вместе полюбуемся на них в канун Китайского Нового года!