Category: путешествия

Дорогие друзья!



Дорогие друзья!
Не прошло и пяти лет, как я наконец-то решилась написать заглавный пост! Все эти годы вы были вместе со мной, читали мои эссе, очерки, записки путешественника, рассказы и отрывки романов. Вы поддерживали меня своими комментариями, питали своими мыслями и помогали развиваться не только, как автору, но и персонально, как личности. Вы стали частью моей жизни, и я уже не представляю своё существование без вас. Спасибо вам, что вы есть! Я рада не только своим “старым” друзьям, но и жду новых! Я открыта перед вами в своих произведениях, но если вы хотите более подробно узнать обо мне, посмотреть мои личные фото и ознакомится с тем, что нового происходит в моём литературном творчестве, зайдите, пожалуйста, на мой авторский сайт.

В мае 2018 года вышла в печать моя первая книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”.

Книга есть в продаже:

Приятного вам чтения.

Ваша София Агачер



Внимание конкурс “ Мы и наши маленькие волшебники” !

Дорогие авторы, читатели и все те, для кого слово, книга – не пустой звук! Впустите в нашу серую действительность лучик добра и поделитесь с другими людьми своим творчеством. Если вы к тому же энергичны и талантливы. А не талантливых людей, бабушек, дедушек, внуков и иже с ними, не бывает. Бывают – немного ленивые. Но, надеюсь, прочитав мою книгу “Рассказы о Ромка и его бабушке”, вы преодолеете в себе этот недуг и захотите описать заповедный мир своих детей или внуков. Что может быть лучше, чем память о наших родных и близких?

Что для этого надо?

Все очень просто. Надо просто прислать свои рассказы по адресу agacher.bragbook@gmail.com. Лучшие из них будут опубликованы в «Классном журнале», а самые лучшие - в сборнике по итогам конкурса.

В жюри конкурса – самые авторитетные и уважаемые люди.

Победителю конкурса присуждается специальный приз от “Классного журнала” - годовая подписка!

Положение о конкурсе вы можете прочитать на сайте:agacher.com

sofia_agacher приглашает подписаться на ее нарратив на ЯндексДзене!

С уважением, София Агачер



Дорогие друзья!

Теперь можно не только купить мою книгу "Рассказы о Ромке и его бабушке", но и послушать в авторском исполнении на моем сайте agacher.com  на кнопке "Аудиокнига".

Твоими глазами_муляж инт_??????.jpg
29 апреля 2019 года, родилcя мой новый роман "Твоими глазами"! Книгу привезли из типографии. Аккуратные пачки по 10 штук разместились на полках. Беру книгу в руки - тёплая, потрясающе красивая! Втягиваю воздух - пахнет типографской краской! Блаженство! Это самый приятный запах на свете! Смотрю на аккуратные стопки  и понимаю, что это спресованные и материализованные три года моей жизни. Три года труда в разговорах с различными людьми - прототипами героев моей книги, написании текста, бесконечных правок и переделок, а ещё километры отсмотренной пленки в Красногорском архиве в поиске уникальных кадров. Сколько было переписки с фотографами, у которых чудом сохранились фотографии фестиваля 1957 года, ведь у каждой есть автор и авторские права. Книга долго не получалась. И вот Николай Николаевич Рахманов нашел в своём архиве фотографию - уникальную и немыслимо правдивую - на Ивановской площади кремля парни и девушки со всей земли слушают рвущий душу саксофон. И всё сразу сложилось - одна пронзительная деталь, она зацепила и родила книгу. Дальше предстоит эту книгу, как ребенка вырастить, и передать её на суд читателя.
Роман уже поступил в продажу Московского Дома книги. Спасибо все, кто помогал мне в создании "Твоими глазами", кто поддерживал меня и был со мной!
Электронная копия  доступна на моём сайте agacher.com!

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…

ПЛАКАЛ ЯСЕНЬ ПОД МОИМИ РУКАМИ...



Не знаю, как у вас, дорогие мои, а у меня переодически появляются этакие символы или поводыри. И начинаю я идти от одного такого знака до другого, и стоят они, как верстовые столбы, на дороге моей жизни. Так два года тому назад моя тетя Оля подарила мне « гадючий пояс» и вёл он меня от Орши, через Питер, Ригу, Таллинн, Копенгаген и Лондон. 

[Spoiler (click to open)]

Это путешествие поведало мне тайны моей семьи и вылилось в роман « Путешествие внутри себя». А сейчас передо мной начинают вырастать вековые ясени. То в лесу неожиданно нашла ясень с дуплом на месте древнего монастыря Рождества Пресвятой Богородицы, то сегодня опять ясень - здоровенный и высоченный притянул меня у Храма Софии Киевской. Ясень - звенел и вибрировал под моими руками, что-то хотел рассказать или предупредить о чем-то. Может о новой дороге, а может о новой книге? А у вас бывают какие-то знаки, которые вас ведут или предостерегают?


.

София Киевская - храм, основанный Ярославом Мудрым в 11 веке! 1000 лет в нем молились люди, а сейчас это музей. И не побоялись чиновники от истории загасить тысячелетнюю лампаду и прекратить тысячелетнюю молитву! Как грустно смотрят сейчас почти погасшие без молитвы лики святых на этих суетящихся людишек, щёлкающих фотоаппаратами.


Плакал ясень под моими руками, плакал....

НЕРЕАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ




Глядя на этот алый цветок на фоне мрачных небоскребов в даунтауне Чикаго даже человек с феерическим воображением навряд ли угадает название этого памятника.

[Spoiler (click to open)]ФЛАМИНГО

Автором этой гигантской стальной конструкции, выкрашенной в столь яркий цвет, является американский скульптор Александр Колдер.
Его произведения стоят в Нью-Йорке, Берлине, Ганновере. Многие его работы двигаются силой ветра или электричества и носят название «мобиле».
Никакие цветы или деревья не смогли бы рассеять мрак на Федеральной площади в Чикаго. А Фламинго Колдера блестяще сделал это.
И невольно вспоминаются слова другого художника- сказочника Марка Шагала:
«Я рассказываю о нереальности, которая на самом деле реальна или о действительности, которой нет и не может быть на земле. Но, тем не менее, не исключено, что она - единственная возможная форма существования».
Имя Марка Шагала также неразрывно связано с Чикаго. Буквально в десяти метрах от Фламинго вдоль здания 1-го Национального банка Чикаго красуется знаменитое панно Марка Шагала « Времена года». И что удивительно, что два этих великих произведения под открытым небом были воздвигнуты в Чикаго в 1974 года, и оба были последними творениями легендарных художников.

МИФЫ ОБ ИНКАХ. МИФ ПЕРВЫЙ - ЗАЧЕМ ИНКАМ КОЛЕСО.


Куско, жительница одного из селений кечуа.

О культуре, времени и империи инков написано много и мало, для того чтобы понять некоторые предположения историков, писателей и просто странствующих фантазеров, надо прежде всего побывать в Перу. Посмотреть вокруг, пообщаться с потомками древней цивилизации, послушать землю и горы. Лично меня почему-то поразило утверждение европейских историков о том, что инки не знали колеса. Строили потрясающие дороги, крепости, храмы, управляли огромными территориями, а колеса не знали."Туземцы, что с них взять даже колеса не знали!" - так и сквозит в этом превосходство испанских завоевателей. Приехав в Перу, я постаралась разобраться зачем инкам колесо!

[Spoiler (click to open)]


 

Куско, центральная площадь, памятник Сапа-Инка.

Почти 400 лет на пространстве от Эквадора до Аргентины господствовала могучая империя Инков. Индейцы кечуа, инками их назвали уже испанцы, были горным народом и правящим классом на завоёванных ими территориях. Столица империи находилась в Андах на плато высотой три с половиной тысячи метров и гордо именовалась Куско, что на языке кечуа означает “пуп земли”. Сейчас Куско  расположен в современном Перу, считающим себя не только культурным, но и территориальным наследником империи инков. Хотя перуанцами жителей этого государства называют только иностранцы. Местный житель назовёт себя креолом, если он потомок европейских переселенцев, или кечуа, или аймара, или представится именем какого либо иного индейского племени. Такой ответ - это тоже отклик тех далёких времён, поскольку многочисленные племена, завоеванные инками постоянно враждовали между собой.


Как и тысячу лет назад по дорогам-тропам инков идут люди с грузами.

 
   От центра древнего государства инков расходились дороги, протяжённость которых во времена его расцвета составляла почти 100 тысяч километров. Только представьте себе в горах с высотой перевалов до 4 000 метров дороги!  Кечуа утверждают, что до сих пор существует около 20 тысяч километров троп, построенных ещё при инках, связывающих не только их горные селения, но и Боливию, Чили и Эквадор.




Вот так выглядели самые значительные дороги в империи Инков, по таким дорогам передвигался на носилках сам император или Сапа-Инка.

    Дороги  жёстко связывали империю в единое целое. Почти каждые 40 километров или на расстоянии дневного перехода человека находились постоялые дворы и почты. Почта доставлялась во все уголки империи специальными бегунами или часки. Часки доставляли из Куско в провинции указы Сапа-Инки или императора, а из провинции информацию о количестве урожая, населении, собранных налогах в виде специального “узелкового письма” или кипу.




Фото кипу сделано в археологическом музее в Лимо. Кипу применялись исключительно как цифровые отчеты. Отчетностью и статистикой в империи занимались исключительно инки, подчиненные напрямую императору.

 Специальные крепости, находящиеся на господствующих над местностью плато, контролировали не только дороги, но и территории, населённые не всегда лояльными к метрополии подданными. Гарнизоны этих крепостей численностью, как правило до 200 воинов, очень быстро могли достигнуть и погасить очаг недовольства. В 15 веке армия в империи инков при населении в 15 млн человек составляла около 100 тысяч воинов, вооружённых копьями и пращами, которыми они виртуозно владели.




Крепость инков в Священной долине в 20 км от Куско.

    Каждое селение обязано было ремонтировать и содержать в порядке свой участок дороги, за этим смотрели специальные администраторы из кечуа. За плохое содержание дорог провинившимся полагалось суровое наказание вплоть до смерти.  На строительство дорог все покорённые инками народы обязаны были выделять людей. Это были общественные работы. К общественным работам относились : строительство дорог, террас, оросительных систем, крепостей, дворцов и храмов инков, обслуживание постоялых дворов и почты, перенос грузов, служба и тренировки в армии.

   


А что слабо по таким горам на колеснице, как римляне или греки?

    В сейсмической зоне при постоянном смещении пластов земли, все склоны представляли собой естественные террасы. Индейцы не употребляли колесо при транспортировке по своим дорогам не потому что не знали его, а просто за неудобством его использования для передвижения по горным дорогам, построенным также, как и природные склоны, в виде террас. Инки были прекрасными строителями и пользовались блоками и брёвнами при перемещении грузов. Кроме того у них не было тяглового скота, ведь у лам и альпака очень слабые хребты. По горным дорогам, построенным в виде террас, легче и быстрее всего перемещались люди. Небольшого роста, необычайно сильные и выносливые они переносили грузы до 40 килограмм. Поэтому утверждение большинства европейских справочников о том, что инки не знали колеса, весьма не корректно.


Террасы, построенные ещё инками.

Хотя есть и более красивая легенда, почему инки не использовали величайшее изобретение человечества - колесо. Круг - это основной божественный символ империи инков, поскольку они поклонялись солнцу, а колесо - это круг, а значит символ солнца. Ничто не  могло лежать на солнце и быть выше его.

КВАРТИРА АСТАФЬЕВА




 В Красноярск туристы почти не приезжают, а едут люди сюда либо по делу, либо по этапу. В центре города под чёрным закопченным небом, как и 200 лет тому назад, стоит “Тюремный замок”. Красноярцы народ гостеприимный: поят, кормят и развлекают заезжего ревизора или московского чиновника до одури, чтобы тот побыстрее убрался в восвояси, забыв для чего и за чем приехал. Так что живёт этот край по своим законам, и управляют им крепкие сибирские мужики.

[Spoiler (click to open)]

Из достопримечательностей города общеизвестны: заповедник “Столбы”; плотина Красноярской ГЭС, перекрывшая мощь Енисея; музей-усадьба художника Сурикова на ул. Ленина, и конечно, сам музей-заповедник великого вождя в селе Шушенское Минусинского района. Троицу великих “заповедных” музеев дополняет мемориальный комплекс Виктора Петровича Астафьева в селе Овсянка. Устав в этих мемориалах от созерцания крепких крестьянских изб, в которых никогда не жили ни Ленин, ни Астафьев, хотелось чего-то подлинного, а не нарочито показного и помпезного. Ну, не к “Тюремному” же замку идти в самом деле?!

Хотя на нём могло бы разместиться действительно много мемориальных табличек с именами.

  И повезли меня друзья на правый берег Енисея погулять по саду Крутовского, где и поведали до последнего времени замалчиваемую историю о том, как Владимир Ильич попал в ссылку в село Шушенское. А дело было было так. Ехал Владимир Ильич в одном купе с Владимиром Крутовским, врачом и бывшим народовольцем, в Красноярск, чтобы далее проследовать в Туруханский край, к месту своей ссылки. И пожалел Владимир Михайлович Крутовский своего тёзку. По приезду в Красноярск положил он Ленина в больницу и поставил ему диагноз туберкулёз. А с таким диагнозом в Туруханский край нельзя, вот и направили Ильича в село Шушенское, место сытное и с хорошим климатом, подлечиться.

  -   Неизвестные эпизоды из жизни вождя - это конечно очень интересно, но хотелось бы побывать там, где есть что-то подлинное, не затоптанное официозом, - почти без всякой надежды проговорила я.

  -   Подлинное говоришь… Есть такое место. Поехали в дом Виктора Петровича Астафьева.

  -   Да, былы я уже в Овсянке на реке Мане и в литературном музее имени Астафьева тоже”, - ответила я.

  -  Ну, в Овсянку ездят официальные делегации и из подлинного там только могила писателя, а литературный музей, вообще, находиться в доме купчихи Фриды Цукерман. Поедем в Академгородок к дому 14, что в конце 46 автобусного маршрута.

  Оказывается, жил Виктор Петрович на четвёртом этаже обычного пятиэтажного уродливого блочного дома. Глядя на слегка покосившиеся, потемневшие от дождей доски, которыми был обустроен балкон его жилища; на старенькие выцветшие занавески на окнах, никак не верилось, что такой значимый и отмеченный наивысшими наградами Советского Союза человек двадцать лет мог жить так скромно, как простой учитель или инженер. На доме примостилась мемориальная табличка с его именем, причём как-то сбоку, как будто извиняясь, что нарушает тайну Астафьевского убежища.

  Да, березки красивые вокруг, голубятня, потрясающий вид на Енисей, всё это вокруг присутствовало, но контраст между  известным всему миру домом Астафьева в Овсянке  и его квартирой в Академгородке поражал.

  -   Почему так? - спросила я. - А где же подлинный Астафьев? Ведь жилище многое говорит о человеке, о чём не всегда упоминают биографы.

  -   Понимаешь, в этом весь Астафьев. Противоречивый и необузданный, как стихия. Выживающий и приспосабливающийся к власти, нужный ей, как этакий писатель-могучая река и глыба, прошедший все этапы развития страны от своего сиротства и беспризорничества до войны и писательства. Этот Астафьев летом жил в Овсянке и играл в образ -  непримиримого и резкого обличителя  человеческих пороков. А здесь в Академгородке он запирал себя в убогих стенах, как в клетке, и всю свою страсть и стихию выплёвывал на бумагу. Как сгустки крови выплёвывал, нанизывая корявые слова в фразы, в этакие горькие рябиновые бусы.

 

  -   Ничего не понимаю, так где же Астафьев подлинный? - вырвалось у меня.

  -    А подлинный он в своих книгах. Хотя иногда кажется, что писал он их исключительно для себя, чтобы избавиться от переполняющей его силы и боли, или для таких же, как сам, диких и выживающих тайменей.

  -   Для кого? - переспросила я.

  -   Про “Царь-рыбу” читала? Так вот царь-рыба - это таймень. И стоит этой рыбе теперь памятник на смотровой площадке над Енисеем. И приходят к этому памятнику люди. Цветы приносят те, у кого кто-то сгинул в водах Енисея или Маны, монетки кладут на желание. И бают, что исполняет эта царь-рыба желания людские.

  -    Вы хотите сказать, что Астафьев своим произведением создал практически нового идола?” - опять недоумеваю я.

  -  Конечно, так это Сибирь-матушка! Здесь с покон веку шаманы живут, и люди камням, рекам, зверью и природе дикой поклоняются. И Астафьев не исключение, ведь он родился здесь, хоть и помотало его по свету до восьмидесятого года, когда он вернулся в Красноярск и поселился в этой квартире.

  Я поблагодарила друзей за показ Красноярска, поехала в гостиницу, а по дороге зашла в книжный магазин и купила последний роман Виктора Петровича Астафьева “Прокляты и убиты”, написанный им как раз в квартире в Академгородке. Раскрыла наугад и прочла:

«Добить, дотерзать, допичкать, додавить защиты лишённого брата своего - это ли не удовольствие, это ли не наслаждение - добей, дотопчи - и кайся, замаливай грех - такой услаждающий корм для души».

КИТАЙСКИЙ НОВЫЙ ГОД И ФИГУРЫ ИЗ ЖИВЫХ ЦВЕТОВ.



  16 февраля в этом году наступает Лунный Новый Год или Китайский Новый Год. В этот день в Китае официально начинают праздновать Праздник Весны. Ну, конечно, Новый год может начаться только с началом новой жизни, когда наступает весна и природа просыпается. Так считали все древние, в том числе и наши предки, отмечая начало нового года в марте. Какой может быть новый год 1 января? Холодно, темно, зима, депрессия, все только разрушается, неприятности накапливаются. А эти ненормальные люди, кричат, радуются: "Новый год!".  Какой новый? Если ещё зиму не пережили! Вот мишка спит себе в берлоге, и для него новый год точно наступит только в марте.[Spoiler (click to open)]Для меня лично, новый год наступает именно с китайского Праздника Весны: проблемы как-то начинают разрешаться, кашель отступает, настроение улучшается и энергия пребывает. В воздухе появляется запах весенней свежести,  воробьи начинают нагло чирикать, а коты истошно кричать по ночам. Наступает год трудолюбивой, преданной и упорной земляной собаки.



Московская Русь до конца восемнадцатого века была географически чисто азиатским государством, поскольку граница между Европой и Азией проходила по Дону, но очень хотела в Европу. Поэтому Петр не только столицу перенес из Азии в Европу ( из Москвы в Санкт-Петербург), но и Новый год, и летоисчисление. Вырубать азиатчину - так вырубать.. Смешалось Христианское Рождество и Новый Год, а пальма или олива почему-то превратилась в елку. Особенно смешно смотряться елки на Рождество в странах, где они никогда не росли.


Китайский новый год для меня - это потрясаюшие фейерверки, красные чудища, дракон, фигуры из цветов и фонарики - парасольки.











Самые красивые из них живут в отеле Wynn в Лас-Вегасе. Давайте, вместе полюбуемся на них в канун Китайского Нового года!

КАРТИНКА 19. ВЕЛИКИЕ БОГИНИ И ВОИТЕЛЬНИЦЫ. ( НАЧАЛО).

         

Дорожка, выложенная старым кирпичом, на котором кое-где были видны клейма  мастеров, пересекала пышный цветочный газон и привела нас к стеклянной двери в двухэтажный особняк.

-   Дзинь-дон… - прозвенел колокольчик и дверь, как по-волшебству, отъехала в сторону при нашем приближении.

-   Добро пожаловать в царство моей мамы! - произнес Ларс и пропустил меня вперед.

[Spoiler (click to open)]

Я вошла в высокую залу, где справа и слева висели картины, изображающие  женщин, а посредине стояла реплика драккара. На портрете справа была изображена высокая, красивая и статная Женщина, украшенная убором из перьев цапли. Облачена она была в белоснежные одежды, стянутые на талии золотым поясом, с которого свисала связка ключей. Над Её головой ярко сверкало созвездие Ориона, откуда появлялись длинные полотна ярко окрашенных облаков, напоминающих золотую нить. У ног же Женщины стояли парами мужчины и женщины, держащие за руки друг друга.  Резная рама картины была увита льняными полотнами, а на столике рядом стояла старая домашняя утварь.

 

Такая же по размеру картина слева была разделена на две половины, как день и ночь. На светлой части полотна была нарисована, как живая, прекрасная, рыжеволосая и зеленоглазая молодая Женщина, сладострастно поднявшая обнаженные руки и примеряющая на открытую шею золотое ожерелье. Одета Она была в белоснежное платье, расшитое золотым узором с накидкой из соколиных перьев. У ног её расположились две рыси, такие же рыжие и зеленоглазые, как и их хозяйка, и клыкастый отвратительный лохматый кабан. На тёмной части картины под огромной, полной луной стояла та же Женщина на поле брани с павшими в бою воинами, с копьем в одной руке и щитом в другой, облачённая в кровавый, разорванный плащ.

Картины были нарисованы с такой силой и талантом, что мне невольно захотелось опуститься перед ними на колени, и поросить Богинь о помощи в самом сокровенном. Передо мной были несомненно Богини.

-  Здравствуйте, давайте знакомиться, меня зовут Мария! - раздался рядом со мной звонкий женский голос. Я повернулась и увидела рядом с собой сидящую в инвалидном кресле пожилую даму, ярко зелёные глаза которой и удивительно молодой голос никак не сочетались с её более чем почтенным возрастом.

-  Мама, это Софи, о встрече с которой меня просил Ларс и которую ты так ожидала, - представил меня хозяйке дома Ларс.

- Что поражены изображениями языческих скандинавских Богинь, София? - обратилась ко мне Мария, как то по особенному пристально посмотрев мне в глаза. - Слева изображена Фрейя - богиня земной  любви. Она родом из ванов - существ природы, попала в небесное царство асов как заложница перемирия между асами и ванами. Фрейя чужая в Асгарде, но обладая даром земной любви очаровала небесных богов, за что те даровали ей царство Фолькванг и дворец Сессрумнир, построенный так искусно, что никто не мог войти в него, покуда двери не откроет сама Фрейя. Искусство обольщения Фрейи так велико, что она способна управлять даже дикими кошками или злобным вепрем Хильдисвини, что запряжены в её колесницу.  А в своём соколином оперении богиня могла летать в обличье этой птицы. Вы видите, как на светлой половине картины, прекрасная Фрейя сладострастно примеряет  на свою обнаженную шею чудесное золотое ожерелье Бринсингамен, выкованное четырьмя карликами.  Фрейя была не просто богиней земной любви, она была богиней страсти, а страсть правит не только в любви, но и в битве. Поэтому она ещё была и предводительницей валькирий, что забирали тела воинов, павших в бою, и приносили их как в Валгаллу к Одину, так и в её Фолькванг. Там после смерти эйнхерии могли наслаждаться всеми земными удовольствиями под покровительством Фрейи.

-   Как разве не все павшие воины попадали в Валхаллу? - вырвалось у меня.

-   Нет, в Вахаллу попадали лишь воины умершие во имя славы, чести и долга, что сражались с холодным сердцем и головой. Они становились приёмными сыновьями Одина. Это особое царство, где палаты сияют золотом, а крыша сделана из копьев, щитов и шлемов павших воинов, куда попадают воины, для которых единственным счастьем является битва и смерть во славу Одина. Всякий день, как только прокукарекает петух Золотой гребень, пробуждаются эйнхерии от сна, облекаются в доспехи и выходят на поле. Там бьются и поражают друг друга насмерть. В этом их забава и желание, так они жили и ради этого погибли. После все оживают и весело возвращаются в палаты. В пиршественных залах их ждут накрытые столы. Каждое утро искусный повар варит в огромном котле мясо вепря, а к вечеру вепрь снова цел. И допьяну напиваются эйнхерии чудесного меда, текущего из вымени козы Хейдрун прямо в большой жбан. Стоит та коза в Валгалле и щиплет иглы с ветвей Мирового дерева Иггдрасиль. Вечную жизнь и вечную молодость даёт мёд воинам. Но не все павшие воины попадают к Одину в Валгаллу, а лишь половина их, потому что вторую половину забирает себе Фрейя. А забирает богиня в Фолькванг и Сессрумнир самых храбрых, отчаянных и молодых воинов и воительниц, бившихся со страстью - приветливо повествовала хозяйка дома.

-   Вы хотите сказать, что в битвах и походах викингов участвовало достаточно много женщин, которые сражались на равне с мужчинами? - ещё больше удивилась я.

-   Да, конечно. Молодые женщины викингов были не только сильны, смелы и искусны в бою, но они ещё зажигали страстью битвы и победы своих мужчин, удесятеряя их силы. А наиболее талантливых из них называли боевыми ведьмами, и очень берегли их. Дело в том, что девочки с рождения наравне с мальчиками обучались искусству рукопашного боя, сражались на мечах, учились стрелять из лука. Это было необходимостью, ведь в отсутствие мужчин, уходивших в долгие походы, именно женщины охраняли свои поселения, зачастую отражая набеги недружественных соседей и просто грабителей. И только самые талантливые из них уходили в набеги с мужчинами, проходя обряд посвящения и получая браслеты валькирий с рисунком, напоминающим рисунок на теле гадюки. Эти браслеты должны были предупреждать их и хранить от любой опасности. Во всяком случае, так утверждает мой большой друг, профессор Джекоб Пероффф, написавший несколько книг по искусству викингов. - продолжала свой рассказ мать Ларса.

-   Мне казалось, что ведьмами были женщины обладавшие каким-то тайным знанием или колдовством? - задала я первый пришедший мне в голову вопрос, чтобы скрыть своё волнение от упоминания Марией браслета с “гадючьим” рисунком.

-  Это так и не так, - задумчиво ответила мне Мария. - Боевые ведьмы викингов считались дочерьми Фрейи, от природы одарёнными даром вселения страсти в окружающих людей и обладающие врождённой, интуитивной что ли магией. Поэтому колдовство Фрейи, как и её руны, олицетворяющие чистую женскую силу, дошли до наших дней, в основном, в виде любовных магических обрядов. Порой в походы шли молодые вдовы и девушки, потерявшие своих возлюбленных, с намерением погибнуть в бою подобно своим избранникам и воссоединиться с ними в небесном царстве Фрейи. Ведь прекрасная богиня всегда помогала влюбленным.

Настоящими же ведуньями были дочери Фригг, которые могли предсказывать будущее, путешествовать во времени, регулировать перекрестки миров и плести пояса судеб для походов, воинов и драккаров. Они же создавали и охранные браслеты для воительниц. В отличие от мужских браслетов из бронзы или кожи, витых и зачастую также имеющих символику змеи или дракона, браслеты для женщин скорее напоминали пояса, вытканные из льна и шерсти, которыми несколько раз охватывали руку. Перед опасными и дальними походами узор с пояса наносился в виде татуировки на кожу плеча или предплечья. Такие охранные татуировки имели не только женщины, но и некоторые мужчины, что скорее всего указывало на то, что они были разведчиками или следопытами, способными проникнуть подобно змее куда угодно.

  Ведуний викинги не берегли и не прятали. Любой мог прийти к ним за советом или помощью. Никто не мог причинить им вреда, такова была мощь этих женщин. Да, и потом дочери Фригг - это всегда были женщины старше 40 лет. Так что все мы до 40 лет - отчасти дочери Фрейи, а после сорока - дочери Фригг, - пошутила хозяйка дома, удивительно помолодев при этом. -  И лишь немногие из боевых ведьм становились пряхами. Так что, как вы, наверное, уже догадались справа на картине изображена богиня Фригг - вторая жена Одина.

Вы видите, что Фригг - это уже зрелая и величественная женщина, мать своих детей, супруга верховного бога и хозяйка своего “болотного” или “морского” чертога Фенсалир, где она усердно вращает колесо прялки, откуда появляется золотая нить лучистых облаков. Прялка её сверкает в ночи созвездием, которые мы северяне называем Прялкой Фригг, а все остальные Поясом Ориона. В свой дворец она забирает только те пары, что были счастливы и хранили верность друг другу на земле, чтобы и после смерти они могли не разлучаться.

  Женская прялка - это оружие женщины, символ её женской силы, также как меч или копьё для мужчины. Если помните, то греческая Афина держит в одной руке копье, а в другой – веретено. Ткацкое мастерство требует взаимодействия рук и разума. Чтобы сделать полотно, женщина вначале мысленно создаёт план того, что она хочет сделать, и лишь затем тщательно воспроизводит свой замысел - ряд за рядом, создавая ткань. Иными словами, прядение развивает у женщин такие качества как предвидение, планирование, ремесленное мастерство и терпение. Потому не удивительно, что практически во всей мифологии, именно пряхи создают судьбы мира. Прялка является тем же для Фригг, чем молот - для Тора, или копье - для Одина. Пятница же названа в честь богини Фринг и является женским днем. В этот день запрещено сучить пряжу, прясть, шить, вышивать, плести, вязать. А сны увиденные утром в пятницу считаются вещими.

-   Потрясающе, сколько различных небесных чертогов было в верованиях северных народов! Для павших мудрых воинов во имя славы и чести - Валхалла; для павших отчаянных и смелых молодых воинов и воительниц - Фолькванг; для любящих и верных супругов - Фенсалир, - продолжила я беседу.

-   Да, у скандинавских народов был особый культ смерти. Они её не боялись и стремились умереть молодыми, будучи уверенными, что попадут к своим Богам.  А боялись они умереть в своей постели от болезни или старости, потому что тогда их ждало царство Нидльхейм и Берег Мертвых или «Преисподняя», что находилось в самой глубине земли. Там последний приют находили умершие от болезней и старости, а также злодеи, убийцы, обманщики, нарушители клятвы и слова, - начала развивать дальше тему нашего разговора хозяйка дома.

ЧЕМОДАН БЕЗ РУЧКИ

Памятник на привокзальной площади г. Гомеля, Республика Беларусь.   

     Я приехала в страну своего детства, в синеокую Беларусь. Я вернулась через много-много лет в родной город Гомель. После серой, раздетой Москвы, из которой исчезла красочная и креативная реклама, ларьки с чебуреками и блинами, красивые и манящие витрины магазинов, Белоруссия вначале показалась мне сказочной страной живунов. У Смоленска закончился снег, из царства Снежной Королевы я попала в иной мир. В районе Орши уже были аккуратно распаханы все поля. Хозяева на конях плугом обрабатывали землю и садили картофель, паслись коровы, в лесу цвели белые подснежники и фиолетовый чабрец, березы плакали соком, жужжали пчелы и шмели.

[Spoiler (click to open)]

Как хорошо запахло свеже вспаханной землёй, душистыми травами и далеким детством. У дороги можно было купить парное молоко, творог, картошку, мёд , пироги. Но какое-то странное чувство потери начало преследовать меня. Тяжесть навалилась на грудь, заболели суставы, затрещал позвоночник, закружилось голова. "Ну, конечно, это сказывается нехватка кислорода после долгой дороги и разлуки с родной землёй",- подумала я. Но ощущение тяжести и тревоги не проходило. Ни яркие, аккуратные дома с резными наличниками, ни сады с цветущей вишней и грушей, ни палисадники залитые ландышами и тюльпанами не приносили мне облегчения. И вдруг я поняла, от чего мне так стало неуютно, люди не улыбались. Атмосфера вокруг стала настолько плотной, что было трудно дышать и двигаться. Как будто огромный поршень сжал пространство, превратив вольный воздух в плотную, упорядоченную, кристаллическую структуру. Почти не было бомжей, панков, хиппи и прочих чудиков, все были опрятно и аккуратно одеты, сосредоточенно занимались своими делами, и не улыбались. И даже дети, выделяясь яркими пятнами своих курточек, почти не шалили, не баловались, а главное заливисто не смеялись.

Паническое чувство страха охватило меня, от осознания того, что в строго упорядоченной стране умер смех.

  Я добралась до Гомеля, но ничего не изменилось, люди по-прежнему не улыбались. Все мои попытки рассмешить незнакомых людей шуткой, вызвать их ответную улыбку на  мою, провались. Не улыбались медсестры, врачи, продавцы, таксисты, парикмахеры, проводники, официанты и прочий люд из сферы обслуживания, который, кажется, должен быть приветливым и улыбчивым уже в силу своей профессии. Улыбка сползла с моего лица, поскольку я поняла, что при следующей моей попытке улыбнуться и поздороваться с незнакомым прохожим меня просто сдадут в дурдом. Раздавленная этой тяжёлой атмосферой я подошла к родительскому дому. И тут , я услышала веселый смех и радостный возглас :

  -  Привет, Пропажа, где тебя носило? Рот закрой и лучше дверь подъезда подержи, а то сейчас меня ожидает та же участь, что и старушку из старого анекдота. Эта дверь серьёзный охотник . Знаешь сколько старушек она уже подранила?

  Мне навстречу , держа два огромных картонных чемодана, с окованными краями, пытаясь протиснуться в подъездную дверь, придерживая её ногой, выходил старый добрый дядя Рафа.

  -  Что стоишь, как статуя Свободы, держи арбузы, - сказал он , и повернувшись боком, умудрился плюхнуть мне огромный чемодан на руки.

  -   Дядя Рафаил, но ведь его невозможно держать без ручки, - наконец-то рассмеялась я, присев под тяжестью ноши.

  -  Конечно, без ручки. Если бы у этого чемодана была ручка, разве бы я тогда сбросил бы его тебе. Шагом марш на помойку, выброси его. И возвращайся за другим, а я ещё принесу, - произнёс он весело и вернулся в подъезд.

  Так мы с дядей Рафаилом вынесли восемь чемоданов без ручек. Сели на скамейку, и он начал свой чудный рассказ.

    -  Это было тридцать пять лет тому назад, когда сотни тысяч евреев уезжали из Советского Союза. В стране ничего не было, а главное не было чемоданов. И тогда, я, будучи начальником отдела снабжения одного из заводов, узнал, что на фабрике кожгалантереи скопилось большое количество брака - чемоданов без ручек, и наш завод купил их по копеечной цене, как упаковку для инструментов. И, о чудо, на наш завод пришёл вагон чемоданов без ручек. Потом два моих друга, Бэня и Изя, два прекрасных сапожника, которые шили такие мягкие сапоги, что в них можно было спать и не только, начали приделывать к этим чемоданам ручки. И я менял уже отремонтированные чемоданы на деревянные ящики, в которых уже потом хранились инструменты.

  -  Наверное, это было золотое время для такой умной головы, как ваша, дядя Рафаил?- спросила лукаво я.

  -  Что ты, Пропажа? Я делал это абсолютно бесплатно и весело, - произнёс пожилой мужчина.

  -  Но зачем? - удивилась я.

  -   Ну, ты же родилась в Гомеле, неужели ты забыла анекдот про бульон от яиц? У меня появилось тысячи друзей во многих странах мира, со многими из которых я общаюсь до сих пор. Иначе я бы давно уже умер без общения и смеха в нашем мрачном королевстве. И кстате, если ты пойдёшь на Гомельский железнодорожный вокзал, то ты увидишь чудную скульптуру мужчины в шляпе и длинном пальто, который стоит рядом с " моим" чемоданом, на котором написано Париж- Тель-Авив, Нью-Йорк. И заметь, многие из моих чемоданов стали семейными реликвиями, и ручки, приделанные Бэней и Изей, держаться до сих пор. ИНогда, я думаю о том, что мои предприимчивые и неунывающие ни при каких обстоятельствах евреи, увезли в этих чемоданах нечто большее, чем книги. Да, да, везли в основном в иммиграцию книги Достоевского, Шолохова, Булгакова и других великих русских писателей.

  -  Так что же они увезли? - воскликнула я.

  -  Они увезли свою культуру, анекдоты, неповторимый колорит, атмосферу. Порядок должен быть, порядок, - грустно и серьезно произнёс дядя Рафаил, встал, согнулся и шаркающей походкой пошёл в подъезд.

  И вдруг, я поняла, что надо начать встречаться со старыми людьми, помнящими ещё тот Гомель с его смехом, шутками, рынком и многонациональной культурой, поскольку та атмосфера семидесятых уже , увы, потеряна навсегда.