Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Дорогие друзья!



Дорогие друзья!
Не прошло и пяти лет, как я наконец-то решилась написать заглавный пост! Все эти годы вы были вместе со мной, читали мои эссе, очерки, записки путешественника, рассказы и отрывки романов. Вы поддерживали меня своими комментариями, питали своими мыслями и помогали развиваться не только, как автору, но и персонально, как личности. Вы стали частью моей жизни, и я уже не представляю своё существование без вас. Спасибо вам, что вы есть! Я рада не только своим “старым” друзьям, но и жду новых! Я открыта перед вами в своих произведениях, но если вы хотите более подробно узнать обо мне, посмотреть мои личные фото и ознакомится с тем, что нового происходит в моём литературном творчестве, зайдите, пожалуйста, на мой авторский сайт.

В мае 2018 года вышла в печать моя первая книга “Рассказы о Ромке и его бабушке”.

Книга есть в продаже:

Приятного вам чтения.

Ваша София Агачер



Внимание конкурс “ Мы и наши маленькие волшебники” !

Дорогие авторы, читатели и все те, для кого слово, книга – не пустой звук! Впустите в нашу серую действительность лучик добра и поделитесь с другими людьми своим творчеством. Если вы к тому же энергичны и талантливы. А не талантливых людей, бабушек, дедушек, внуков и иже с ними, не бывает. Бывают – немного ленивые. Но, надеюсь, прочитав мою книгу “Рассказы о Ромка и его бабушке”, вы преодолеете в себе этот недуг и захотите описать заповедный мир своих детей или внуков. Что может быть лучше, чем память о наших родных и близких?

Что для этого надо?

Все очень просто. Надо просто прислать свои рассказы по адресу agacher.bragbook@gmail.com. Лучшие из них будут опубликованы в «Классном журнале», а самые лучшие - в сборнике по итогам конкурса.

В жюри конкурса – самые авторитетные и уважаемые люди.

Победителю конкурса присуждается специальный приз от “Классного журнала” - годовая подписка!

Положение о конкурсе вы можете прочитать на сайте:agacher.com

sofia_agacher приглашает подписаться на ее нарратив на ЯндексДзене!

С уважением, София Агачер



Дорогие друзья!

Теперь можно не только купить мою книгу "Рассказы о Ромке и его бабушке", но и послушать в авторском исполнении на моем сайте agacher.com  на кнопке "Аудиокнига".

Твоими глазами_муляж инт_??????.jpg
29 апреля 2019 года, родилcя мой новый роман "Твоими глазами"! Книгу привезли из типографии. Аккуратные пачки по 10 штук разместились на полках. Беру книгу в руки - тёплая, потрясающе красивая! Втягиваю воздух - пахнет типографской краской! Блаженство! Это самый приятный запах на свете! Смотрю на аккуратные стопки  и понимаю, что это спресованные и материализованные три года моей жизни. Три года труда в разговорах с различными людьми - прототипами героев моей книги, написании текста, бесконечных правок и переделок, а ещё километры отсмотренной пленки в Красногорском архиве в поиске уникальных кадров. Сколько было переписки с фотографами, у которых чудом сохранились фотографии фестиваля 1957 года, ведь у каждой есть автор и авторские права. Книга долго не получалась. И вот Николай Николаевич Рахманов нашел в своём архиве фотографию - уникальную и немыслимо правдивую - на Ивановской площади кремля парни и девушки со всей земли слушают рвущий душу саксофон. И всё сразу сложилось - одна пронзительная деталь, она зацепила и родила книгу. Дальше предстоит эту книгу, как ребенка вырастить, и передать её на суд читателя.
Роман уже поступил в продажу Московского Дома книги. Спасибо все, кто помогал мне в создании "Твоими глазами", кто поддерживал меня и был со мной!
Электронная копия  доступна на моём сайте agacher.com!

promo sofia_agacher july 13, 17:04 14
Buy for 50 tokens
Мой роман «Твоими глазами» появился в продаже в сети «Московского Дома Книги» в мае этого года. ⠀ Книга, как и любое другое «живое» существо, рождается, растёт и развивается. Я не размещаю свои книги на электронных порталах с их жесткими требованиями,…

КВАРТИРА АСТАФЬЕВА




 В Красноярск туристы почти не приезжают, а едут люди сюда либо по делу, либо по этапу. В центре города под чёрным закопченным небом, как и 200 лет тому назад, стоит “Тюремный замок”. Красноярцы народ гостеприимный: поят, кормят и развлекают заезжего ревизора или московского чиновника до одури, чтобы тот побыстрее убрался в восвояси, забыв для чего и за чем приехал. Так что живёт этот край по своим законам, и управляют им крепкие сибирские мужики.

[Spoiler (click to open)]

Из достопримечательностей города общеизвестны: заповедник “Столбы”; плотина Красноярской ГЭС, перекрывшая мощь Енисея; музей-усадьба художника Сурикова на ул. Ленина, и конечно, сам музей-заповедник великого вождя в селе Шушенское Минусинского района. Троицу великих “заповедных” музеев дополняет мемориальный комплекс Виктора Петровича Астафьева в селе Овсянка. Устав в этих мемориалах от созерцания крепких крестьянских изб, в которых никогда не жили ни Ленин, ни Астафьев, хотелось чего-то подлинного, а не нарочито показного и помпезного. Ну, не к “Тюремному” же замку идти в самом деле?!

Хотя на нём могло бы разместиться действительно много мемориальных табличек с именами.

  И повезли меня друзья на правый берег Енисея погулять по саду Крутовского, где и поведали до последнего времени замалчиваемую историю о том, как Владимир Ильич попал в ссылку в село Шушенское. А дело было было так. Ехал Владимир Ильич в одном купе с Владимиром Крутовским, врачом и бывшим народовольцем, в Красноярск, чтобы далее проследовать в Туруханский край, к месту своей ссылки. И пожалел Владимир Михайлович Крутовский своего тёзку. По приезду в Красноярск положил он Ленина в больницу и поставил ему диагноз туберкулёз. А с таким диагнозом в Туруханский край нельзя, вот и направили Ильича в село Шушенское, место сытное и с хорошим климатом, подлечиться.

  -   Неизвестные эпизоды из жизни вождя - это конечно очень интересно, но хотелось бы побывать там, где есть что-то подлинное, не затоптанное официозом, - почти без всякой надежды проговорила я.

  -   Подлинное говоришь… Есть такое место. Поехали в дом Виктора Петровича Астафьева.

  -   Да, былы я уже в Овсянке на реке Мане и в литературном музее имени Астафьева тоже”, - ответила я.

  -  Ну, в Овсянку ездят официальные делегации и из подлинного там только могила писателя, а литературный музей, вообще, находиться в доме купчихи Фриды Цукерман. Поедем в Академгородок к дому 14, что в конце 46 автобусного маршрута.

  Оказывается, жил Виктор Петрович на четвёртом этаже обычного пятиэтажного уродливого блочного дома. Глядя на слегка покосившиеся, потемневшие от дождей доски, которыми был обустроен балкон его жилища; на старенькие выцветшие занавески на окнах, никак не верилось, что такой значимый и отмеченный наивысшими наградами Советского Союза человек двадцать лет мог жить так скромно, как простой учитель или инженер. На доме примостилась мемориальная табличка с его именем, причём как-то сбоку, как будто извиняясь, что нарушает тайну Астафьевского убежища.

  Да, березки красивые вокруг, голубятня, потрясающий вид на Енисей, всё это вокруг присутствовало, но контраст между  известным всему миру домом Астафьева в Овсянке  и его квартирой в Академгородке поражал.

  -   Почему так? - спросила я. - А где же подлинный Астафьев? Ведь жилище многое говорит о человеке, о чём не всегда упоминают биографы.

  -   Понимаешь, в этом весь Астафьев. Противоречивый и необузданный, как стихия. Выживающий и приспосабливающийся к власти, нужный ей, как этакий писатель-могучая река и глыба, прошедший все этапы развития страны от своего сиротства и беспризорничества до войны и писательства. Этот Астафьев летом жил в Овсянке и играл в образ -  непримиримого и резкого обличителя  человеческих пороков. А здесь в Академгородке он запирал себя в убогих стенах, как в клетке, и всю свою страсть и стихию выплёвывал на бумагу. Как сгустки крови выплёвывал, нанизывая корявые слова в фразы, в этакие горькие рябиновые бусы.

 

  -   Ничего не понимаю, так где же Астафьев подлинный? - вырвалось у меня.

  -    А подлинный он в своих книгах. Хотя иногда кажется, что писал он их исключительно для себя, чтобы избавиться от переполняющей его силы и боли, или для таких же, как сам, диких и выживающих тайменей.

  -   Для кого? - переспросила я.

  -   Про “Царь-рыбу” читала? Так вот царь-рыба - это таймень. И стоит этой рыбе теперь памятник на смотровой площадке над Енисеем. И приходят к этому памятнику люди. Цветы приносят те, у кого кто-то сгинул в водах Енисея или Маны, монетки кладут на желание. И бают, что исполняет эта царь-рыба желания людские.

  -    Вы хотите сказать, что Астафьев своим произведением создал практически нового идола?” - опять недоумеваю я.

  -  Конечно, так это Сибирь-матушка! Здесь с покон веку шаманы живут, и люди камням, рекам, зверью и природе дикой поклоняются. И Астафьев не исключение, ведь он родился здесь, хоть и помотало его по свету до восьмидесятого года, когда он вернулся в Красноярск и поселился в этой квартире.

  Я поблагодарила друзей за показ Красноярска, поехала в гостиницу, а по дороге зашла в книжный магазин и купила последний роман Виктора Петровича Астафьева “Прокляты и убиты”, написанный им как раз в квартире в Академгородке. Раскрыла наугад и прочла:

«Добить, дотерзать, допичкать, додавить защиты лишённого брата своего - это ли не удовольствие, это ли не наслаждение - добей, дотопчи - и кайся, замаливай грех - такой услаждающий корм для души».

ВТОРОЙ ФИНАЛИСТ КОНКУРСА "МЫ И НАШИ МАЛЕНЬКИЕ ВОЛШЕБНИКИ"!



Иван Пронин, 11 лет, Москва. Увлекается изучением французского языка, игрой на саксофон, орнитологией и большим теннисом. Лауреат премии «Волшебное слово», 2018, лауреат Международного литературного конкурсов «Мой рецепт счастья» (2018, 2 место) и «Литературное открытие» (Littera Decouverte, 2017-2018, Сан Морис, Швейцария). Рассказы Ивана Пронина опубликованы в сборнике рассказов по итогам конкурса «Литературное открытие», в электронном журнале «Чтение детям» и в книге «Зимние сказки и стихи» (АСТ, 2018)

Указательный палец

Мне, интеллигентному человеку с хорошим вкусом, эстету, с кем приходится общаться!?

К примеру Кристина. Списывает у меня домашнее задание по английскому.

Ей не стыдно!? Почему я сделал, а она – нет. То, что задание со мной (мне) мама делала, это уже детали.

Вот Боря. Приперся в школу в черных ботинках и в белых носках. Где чувство вкуса? А то что я вчера в разных носках пришел, так они все-таки не белые были, и это случайность.

Возьмем Гришу. Он обозвал Рому дебилом. Стыдно за Гришу. Вот мне, на прошлой неделе классная учительница после уроков объясняла: «Дебил – это тот, кто со справкой от врача. Идиот живет без справки». Это же Гриша должен знать!

Илья тоже хорош. Ну какой же Иван Грозный – первый император России? Каждый образованный человек знает-это Петр 1. А то что я назвал Якутию страной восходящего солнца вместо Японии, я же другое имел в виду. Солнце – одно на всех. Это бесспорно!

Напишу-ка я пожалуй рассказ о бескультурности. Вот сейчас выну указательный палец из носа и напишу.


ВСЕГО ОПУБЛИКОВАНО 5 РАССКАЗОВ ИВАНА ПРОНИНА. ИХ МОЖНО ПРОЧИТАТЬ НА САЙТЕ "КЛАССНОГО ЖУРНАЛА" https://www.classmag.ru/news/20100139.

ПРИГЛАШЕНИЯ НА ПРЕЗЕНТАЦИЮ



Дорогие мои друзья!

Приглашаю вас на презентации моей книги “Рассказы о Ромке и его бабушке”:

29 мая 2018 г магазин “Буквоед”, г. Санкт-Петербург, Невский пр. 46 в 16.30

Анонс презентации на сайте Буквоеда, в планах мероприятий

30 мая 2018 г МДК на Арбате, г Москва, ул. Новый Арбат, д. 8 в 17.00

Анонс презентации на сайте Московского Дома Книги, в планах мероприятий
http://www.mdk-arbat.ru/anons/3615

31 мая 2018 г ТД “Библио-Глобус”, г.Москва, ул. Мясницкая, д 6/3 в 18.00
Анонс презентации на сайте ТД "Библио-Глобус", в планах мероприятий
http://www.bgshop.ru/Information/Events

Я буду очень вас ждать и надеюсь, что из “виртальных” друзей мы станем друзьями уже в реальном мире, а кто не может прийти лично, то прямую трансляцию презентаций можно будет посмотреть в Инстаграм.

КАРТИНКА 8. МОСКОВСКИЕ ЗАРИСОВКИ. НАЧАЛО.

 

Памятник у Белорусского вокзала "Прощание славянки". г. Москва

    Тут-тук стучали колесные пары поезда в моей голове, заглушая тоску прощания с тётей Олей. Мы можем десятилетиями не видеть своих родных и старых друзей, но ощущать их рядом с собою, разговаривать с ними мысленно, чувствовать их сопереживание, поддержку, поэтому мы и называем их близкими людьми. Мы знаем, что они просто есть на этой земле, и мы можем всегда к ним приехать и дотронуться рукой. И ощущаем плач своей всезнающей души, как тоску, когда кто-то из близких подходит к границе мира и прощается с нами навсегда!

[Spoiler (click to open)]

Я смотрела на цветущие сады, растянувшиеся вдоль железнодорожного полотна, запорошившие лепестками-снежинками всё вокруг; на обнажённые берёзовые рощи, вдохновляющие соловьев длинными серьгами на любовные трели; на перила длиннющего моста, соединяющего берега когда-то широкой и могучей реки Днепр, а теперь  даже в период весеннего разлива, небольшой речки, и понимала, что если дорога отвечает на одни мои вопросы и ставит другие, и то не надо ничего придумывать, а лишь стоит распахнуть глаза и уши, и просто преобразовывать срезы пути в картинки повести.

Мой поезд прибыл на белорусский вокзал ранним апрельским утром. Немногочисленные пассажиры тащили за собой чемоданы на колёсиках, забирая "хлеб" у нахальных московских носильщиков. Там же, где кончались железнодорожные пути, перед самым зданием вокзала, стояла высокая красивая молодая пара: он - в долгополой солдатской шинели, с винтовкой на плече; она с толстой косой и в длинном платье, обнимала его голову и пыталась запомнить навсегда, потому что с военным эшелоном он уходил на западный фронт. Фигуры были настолько эмоциональными, что я не сразу поняла, что это новый памятник. В моей голове застучали аккорды марша “ Прощание славянки” и воображаемые солдатские теплушки побежали на запад через мою родную Беларусь, минуя порубежье между востоком и западом, пронзая земли, веками укатываемые войной и зачастую оставаясь в болотах, что всё вбирали в себя и ничего не отдавали обратно. И захотелось вдруг поставить другой памятник у вокзала Бреста или Гомеля, Могилёва или Витебска, и назвать его  “Встреча славянки”, где уже постаревшая, немного сгорбленная женщина в платке обнимает голову вернувшегося с фронта солдата, прижимая её к своему животу, потому что солдат тот без ног, тело его покоится на маленькой тележке, и руки упираются колотушками в мостовую. Только вот почему-то музыка в моей голове при это не зазвучала.



Москва, ул. Тверская

     Москва, в конце апреля показалась мне какой-то совсем раздетой.  Малочисленные кустарники и деревья ещё не распустились, а вместо цветов клумбы были покрыты засохшей грязью. Практически не было ярких рекламных щитов, да и ларьки с блинами, чаем, пивом и прочей снедью куда-то испарились, вероятно, были снесены в угоду порядку неумолимым ураганом очередной администрации города. Весёлые же маковки церквей были надёжно запрятаны за уродливыми серо-стеклянными стенами “архитектурных шедевров” последнего десятилетия, а на месте бывших парков, скверов и площадей, придававших этому деловому энергичному городу некую иллюзию комфортной городской среды и воздушности, теперь высились торгово-развлекательные центры в виде подводных лодок или бутафорских голливудских павильонов. И всюду, куда не глянь, мой взгляд упирался в строительные заборы, перегораживающие проезжую часть и мостовые, напрочь изрытые канавами и ямами. Иностранцы же, приехавших лицезреть Кремль и шедевры русского балета, обутые в резиновые сапоги и облачённые в тёмненькие непромокаемые курточки, очумело смотрели на потрясающе красивых москвичек, легко скользящих по этим строительным буеракам в своих сапожках на высоченных шпильках. Весенняя Москва, как всегда, расстаралась себя украсить яркими женщинами в разноцветных пальто, которые и были, возможно, истинными живыми цветами этого города.

Москва - несомненно ревнивый город, не позволяющий оторваться от себя ни на мгновение, как только отошел на миг, так эта “неприступная красавица” и отомстит тебе, вычеркнув из своего сердца. Этот имперский город, гордо именуемый третьим Римом, строился, воевал, платил дань и создавался трудом своих рабов, как и первые два Рима. А что делают обычно рабы? Грабят и разрушают великие города, их дворцы, храмы, парки, мораль, архитектуру, искусство, литературу и вольных людей, носителей старой культуры. Всё обесцвечивается, особенно днём, и появляются бутафорские фонарики и ворота, как будто для представления мистерии-буфф. А под уличными декорациями поселяется серость и одинаковость, в противовес которой по ночам зажигаются на Большой Дмитровке и в Камергерском переулке многочисленные огоньки, снежинки, бабочки, такой как бы вызов арт-ночи властному дню.

Когда же рабы практически расправились сами с собой, и потребность в уничтожении родной земли, Москвы и себе подобных стала органически необходимой, их потомки, уже начавшие считать себя свободными гражданами, привезли иных людей. Эти человеки, поклоняющиеся своим богам, начали строить другой город. На месте старинных московских домов, возводимых Казаковым, Бове, Щусевым, сожжённых и измолоченных в пыль, были поставлены гигантские уродливые новоделы, текущие и трещащие своими китайскими внутренностями. Если старинные здания создавались: из ценных пород деревьев, как  к примеру, крыша манежа, сконструированная Осипом Бове из корабельных сосен, которых уже нет в природе, и сожженная в начале нулевых; или из кирпичей кораллового цвета, теплых, с клеймами мастеров, их сотворивших и отвечавших за их качество своим именем через века, то новоделы - это синтетические уродливые короба, целью которых является  уничтожение нашего с вами жизненного пространства. Так была уничтожена гостиница Москва со всем её восхитительным внутренним декором “ сталинского ампира”, и так был изувечен Большой театр.


Театральная пл. 1 . г.Москва. Большой театр.

   Большой Петровский театр, расположенный в начале Петровки на Театральной площади Москвы, за свою более чем двух вековую историю горел трижды, причем архитекторы и строители, восстанавливавшие его каждый раз после пожара, старались максимально сохранить старые оставшиеся фундаменты, стены, лестницы, элементы декора. Много лет тому назад одна пожилая дама, в прошлом балерина, поведала мне о существовании среди актёров поверья о том, что душа Большого театра - это душа старого театра Мендокса, из которого и родился Императорский Большой театр, и что живет она в театре до тех пор, пока берегут её старый дом. А если его разрушат, то душа театра улетит, и особого, резонирующего, “живого” звука там больше не будет. Пройдет немного времени, и люди забудут, что такое “живой звук”, и утратят еще одно чудо света. Вспомнив эту легенду, я в первый же вечер своего приезда в Москву пошла в Большой театр, полюбопытствовать тот ли это храм муз моей московской юности, или уже бутафорский новодел после семилетней так называемой “реконструкции”. В Большом давали балет на музыку Людвига Минкуса “ Дон Кихот”.

ГИБЛОЕ МЕСТО. НАЧАЛО

images-22
Открытка с видом Болотного острова со стороны Москва-реки

     Василий Всеволодович сидел в кресле у письменного стола, на котором были разложены рисунки старинных храмовых крестов. Будучи архитектором-реставратором, работал по старинке с бумагой, рисовал карандашом. В компьютере изображения получались штампованные, усредненные, слишком правильные, чтобы быть настоящими, живыми. Нет в природе абсолютно прямых линий, углов, одинаковых орнаментов, каждое творение старых мастеров - уникально.

[Spoiler (click to open)]

Все окружности креста разные, а компьютер исправляет, вгоняет в систему.  Клонирование зданий, улиц с ним происходит легко, просто, надежно, быстро.  Куда спешат люди, зачем спешат. Конвейер и компьютер удешевили все. Главное - прирост капитала, вот и растут цифры на виртуальных банковских счетах, а параллельно с ними растут мусорные свалки старых автомобилей, техники. Возникли целые мусорные города. Одноразовые люди, одноразовые дома, одноразовая жизнь.

А жизнь то вечная. Руками человек должен работать, головой, душой. Каждый раз заново, в муках, создавая свое творение. Вот и рисовал Василий Всеволодович карандашом, пытаясь сохранить и передать мысли, эмоции и душу старых мастеров.

Заказчики с ним работать не любили. Слишком долго, дорого, много раз все приходилось переделывать. Так называемая " реставрация" или "воссоздание исторического облика" процветала в стране. Сжечь, разрушить старинное здание, а потом построить другое из плохого сырого бетона с пластиковыми окнами и лепниной, и продать за большие деньги. Как будто огромное ненасытное чудовище поселилось в Москве, стальными челюстями экскаваторов пожирающее все, что оставили нам предки, и выбрасывающее взамен съеденного одноразовые пластиковые штамповки.

Но все таки некоторые уникальные заказы попадали к Василию Всеволодовичу в руки. Так произошло и с крестом  для Храма Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках. То ли потому, что отец его, известный историк и реставратор, много сделал для сохранения этого храма в тридцатые годы, то ли потому, что всех женщин в роду звали Софьями, но настоятель храма пришел именно к нему и попросил, чтобы эскизы и рабочие чертежи креста для церковной колокольни делал он.

Документов по храму было мало, старинных рисунков, чертежей и того меньше, фотографии - любительские, выцветшие, креста почти не видно. Много  реставратор прочитал о Болотном острове, что напротив Кремля, где стоял храм. Нашел старые записи отца, которые тот сделал, выполняя личное поручение Председателя Совнаркома тов. Рыкова " О возможности строительства жилого комплекса для семей высшего руководства СССР вблизи Кремля, на Болотном острове".


images-21

Старое фото жилого дома  на Болотном острове в Москве

     В своем дневнике отец Василия Всеволодовича писал:

" Чем больше изучаю вопрос возможности строительства жилого комплекса на Болотном острове, тем больше убеждаюсь, что строить на нем большие жилые здания нельзя. Не только ввиду особых технических сложностей в строительстве фундаментов на заболоченной местности, но из-за страшной истории этого места, где  заканчивается сама человеческая жизнь. Место - это гиблое для человека. На болоте все заканчивается и гниет. Любое новое дело , начатое с такой энергией, обречено на неудачу. Здесь веками сжигали колдунов, четвертовали государственных преступников, здесь были  казнены Степан Разин и Емельян Пугачев. Места для казней таких людей выбирали особые, чтобы даже могил не оставалось.


razin-kirillov
Казнь Степана Разина. Картина С. Кириллова. Обратите внимание, в качестве места казни показана Красная площадь, как и на всех подобных картинах.

6507-1
Казнь Емельяна Пугачева.  "Прости народ православный'. Картина Виктора Моторина. Обратите внимание, в качестве места казни показана опять Красная площадь.

   Как магнитом тянул к себе остров людей, одаренных от природы большой энергией и силой, и забирал все без остатка: власть, славу, разум, деньги, здоровье, жизнь. Кто разорялся, кто заболевал, кто в тюрьму попадал, кто голову терял, кто в монастырь навеки уходил. Не дружит этот остров с миром тварным.


Panorama_CAD_Moscow_cut

Открытка с видом Болотного острова со стороны Болотной плошади и Обводного канала